МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 


 


 

 


 

 

 


 

Loading

 

 

 

 

Новости археологии >

Наш простой чи'кнаабский рынок...

 

В ноябрьском номере Proceedings of National Academy of Sciences за 2009 год была опубликована статья, описывающая находки мексиканского археологического проекта на Северном акрополе городища Калакмуля (штат Кампече, Мексика). На сайте журнала она пока ограниченно доступна в электронном виде.

Daily life of the ancient Maya recorded on murals at Calakmul, Mexico Ramon Carrasco Vargas, Veronica A. Vazquez Lopez, and Simon Martin PNAS Early Edition, November 9, 2009

Исследования этого архитектурного комплекса начались еще девять лет назад. В 2000-2001 гг. Агустин Анайя картографировал его и провел тестовые раскопки. Это очень специфический ансамбль размерами 200 на 213 м, образованный по периметру длинными зданиями на платформах, а внутри поделенного на части рядами невысоких платформ. В центре комплекса располагалась невысокая пирамида (Зд. 1). Поскольку по виду он очень похож на типичные латиноамериканские рыночные площади, уже тогда его назвали "Рынок".

Анайя раскопал длинную (213 м) стену высотой около 1,5 м, покрытую штуком и расписанную. Стена эта смыкается с общегородской "Великой стеной", окружающей центральную часть городища. Росписи были выполнены в два регистра. В верхнем изображены птицы, стоящие в мелкой воде и окруженные водяными лилиями. В нижнем в воде плавают рыбы, змеи и черепахи. Некоторые из "водяных картушей" (символическое изображение водоема) содержали иероглифы, в том числе запись chi-ku-NAB, Chi'k Naahb (рис. 1).

Из монументальных надписей, мы знаем, что это было древнее название городища, известного сейчас как Калакмуль, однако появление этого топонима на стене комплекса привело к тому, что его обозвали "Акрополь Чиик Наб". На самом деле, как показал наш украинский коллега Юрий Полюхович, там написано chi-ku-NAB-ko-to, Chi'k Naahb kot или "Чи'кнаабская стена" (рис. 2). Похоже, речь идет просто о стене, окружающей город.

В 2004 г. начались раскопки Зд. 1. Это невысокая (8 м.) четырехступенчатая пирамида. Ее самая ранняя версия (Sub I-4) была покрыта полихромными росписями. Именно о них идет речь в статье в PNAS.

Росписи изображают мужчин, женщин и детей, принимающих участие в различных действиях с корзинами, вазами, горшками, чашами и т.д. По большей части они едят, пьют, но также разливают и насыпают. Многие участники обозначены иероглифами, описывающими их занятия: 'a-'u-lu, 'aj 'ul (рис. 3) ("тот, у кого атоле"), 'a-wa-WAH-hi, 'aj waah ("тот, у кого тамали"), 'a-ma-ya, 'aj may (тот, у кого табак"), 'a-ja-yi, 'aj jaay (рис. 4) ("та, у кого глиняные сосуды").

Особый интерес представляют две записи: 'a-'i-xi-ma, 'aj 'ixiim ("тот, у кого маис") и 'a-'a-tz'a-mi, 'aj 'atz'aam ("тот, у кого соль") (рис. 5). Слова "маис" и "соль" были раньше не засвидетельствованы в иероглифическом майя.

Эпиграфист калакмульского проекта Саймон Мартин сразу же предположил, что росписи изображают древнемайяский рынок. Названные люди - это продавцы, перед ними покупатели. Естественно, речь не идет о реальном рынке - перед нами идеализированный рынок, изображенный на храмовой пирамиде. Неоднократные упоминания таинственной женщины по имени 'IX-...-BOLON-TUN-ni, 'Ix ... Bolo'n Tuun (Иш-...-Боло'н-Туун) позволяет предположить, что это могла быть богиня рынков. Он рассказал об этом на закрытом докладе еще в 2006 г. на 11-й конференции Европейской ассоциации майянистов конференции в Мальмё.

Однако тут началось самое интересное. С точки зрения директора проекта Рамона Карраско у древних майя оказывается не было рынков. Кроме того, они никак не могли нарисовать такое приземленное занятие, как торговля, вблизи священного центра города и т.д. и т.п. В результате в первой публикации в журнале Arqueologia mexicana было сказано, что на росписях изображен ритуальный пир.

В ноябре 2008 года в этой связи на VI Круглом столе в Паленке в Мексике разразилась большая дискуссия. Сам С. Мартин, доложившись и показав картинки, от интерпретации изящно отказался. В итоге обсуждение все равно началось после докладов. Рамон Карраско сотоварищи настаивали, что торговля это слишком презренное занятие, чтобы быть изображенным с таком сакральном месте в центре города. Все это перемежалось ссылками на Мирчу Элиаде. В ответ на это было высказано замечание, что в Египте Старого царства хозяйственные занятие рисуют в самом что ни на есть сакральном месте - в гробницах вельмож, так что ничего предосудительного в такого рода росписях нет. В результате Мартину, похоже, удалось убедить коллег-археологов в том, что рыночная версия заслуживает публикации.

Так что история со статьей интересна еще и как сюжет из антропологии мексиканской археологии. Но не только. Не могла оставить в стороне такую новость и отечественная журналистика.

Заметка под названием "Домашние майя" пера Александры Борисовой как всегда веселит. Так, мы узнаем, что "Обнаруженная в составе архитектурного комплекса Чиик Наб пирамида была «слоистой» (как лук), потому что майя строили могильники на основе ранних погребений". При чем тут лук, могильники и погребения остается загадкой.

Дальше - веселее: "Каждая подпись содержит иероглиф «aj», который означает «человек»". Оставив в стороне незнакомство А. Борисовой с майяской иероглификой (что абсолютно непредосудительно), хочется отметить, что дальнейшие ее переводы просто восхитительны. В тексте присутствуют "человек-кукурузная каша", "человек-табак", "человек-маисовое зерно" и "человек-соль". Понятно, что так переведены конструкции "Х-person", присутствующие в английском тексте (на мой взгляд, вариант хоть и более литературный, но менее точный, чем "he of ..."), но неужели и русский язык для "научных" журналистов необязателен?

Но А. Борисова не успокаивается: "Находки позволили археологам расширить«словарь» известных иероглифов майя. В частности, туда внесены символы «маис» (символ «кукурузная каша» был уже известен) и «соль». Именно эти два продукта составляли основу питания майя (сразу вспоминается «Песнь о Гайавате»)". Уже одних "символов «маис» и «соль»" вполне достаточно, но "Песнь о Гайавате" довершает картину. Похоже, что А. Борисова ее как-то прочитала и спешит поделиться этим фактом с миром. Хорошо хоть Хрущев не вспомнился - тоже ведь кукурузу распространял.