МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 

 

 


 


 


 

Loading

 

 

 

 

Арктика и Аляска >

Тунииты

Глава из книги Джона Беннетта и Сьюзан Дайаны Мэри Роули "Uqalurait: an oral history of Nunavut"

 

«Это [тунииты] сделали нашу страну обитаемой, нашли места, где карибу переправляются через реки, и стали там охотиться, нашли рыбу в реках и построили лососевые дамбы, построили изгороди и заставили карибу следовать определенными тропами. Они были сильного сложения, но пугливы, их легко было обратить в бегство, и редко можно было услышать, чтобы они убивали других людей».
(Аноним., Наттилингмиут, Матиассен, 1927:187)

«До того, как здесь появились инуиты, первые люди назывались тунииты. Они были сильными, но инуиты убили их и забрали их землю».
(Луис Уксукитук, Аивилингмиут, Броди 1976:186)

Тунииты или туниджуаты населяли Нунавут, прежде чем пришли инуиты. Эти люди были известны своей силой, которая превосходила силу любого инука. Они могли поднимать огромные валуны и утащить на себе моржа.

«Однажды, на льду эскимос встретил тунерка [sic], только что убившего «угджука» [бородатого тюленя] (который может весить до 1000 фунтов). Увидев чужака, тунерк поднял животное на плечо и отправился домой».
(Вильям Укумаалук, Амиттурмиут, Мари-Русселье 1955:16)

«Они были выше инуитов и очень большие. Я думаю у них было сложение, как у полярного медведя. Говорят также, что они могли утащить тушу моржа. Иногда они отрезали только ласты у живота и утаскивали все остальное... Я также слышал, что они могли унести целую тушу бородатого тюленя. Они клали голову на одно плечо, а брюхо на другое. Они могли поступить также и с тушей карибу. В некоторых местах все еще можно увидеть их карматы».
(Хубурт Амаруалик, Амиттурмиут, IE249)

У туниитов были другие техники охоты. Инуиты устно передавали знания об этих техниках из поколения в поколение. Наиболее известная традиция, говорящая о туниитах, описывает охотников, носивщих с собой на охоту к тюленьим отдушинам маленькие кулииты (лампы). Охотники сидели на снежной глыбе, бросив на снег свои длинные куртки, и держа лампу на коленях. Когда тюлень подплывал, чтобы подышать, охотник поднимался, чтобы загарпунить тюленя, проливая горячее масло на живот.

«Сегодня повсюду можно увидеть круги от их полаток, иногда можно найти маленькие горшки из мыльного камня и куллииты, которые они носили внутри своих длинных плащей. Нам говорили, что их лучшие охотники были покрыты шрамами, потому что во время охоты на тюленей люди готовили еду под своими плащами, и те, кто ловили больше всех тюленей, все время готовили еду».
(Атуат, Тунунирусирмиут, Иннуксук и Кауэн 1976:17)

Другой охотничий метод туннитов не включал в себя бесконечное ожидание у отдушины во льду.

«В одной истории говорилось об известном туниите, гарпун которого был сделан из бивня нарвала, и они оставляли его над отдушиной. Благодаря весу (куску льда или камня), привязанному к нему, гарпун падал и ударял тюленя.
Говорят, что как только они видели, что гарпун перевернулся, те, кто установил его, бежали к нему с криками радости. Они желали узнать был ли это тиггак (старый самец-тюлень, распространявший вокруг себя очень сильный запах, и мясо которого некоторыми очень ценилось) или самка. Обычно они ловили [тиггата]».
(Аннаатагустиак, Тунунирмиут, Атагустиак и Мари-Русселье 1988-89:4)

Тунииты могли охотиться на карибу, догоняя их. Чтобы совершить этот подвиг, они спали, держа ноги в воздухе. Это отводило кровь от ног, делая их легче и потому способнее в более быстрому движению. Это также объясняет, почему платформы для сна в домах туниитов были слишком коротки для того, чтобы на них мог лечь инук.

«О туниитах я слышал, как они спали, подняв ноги, вот так они спали. Может быть потому что им не хватало места, но я слышал, что они спали, подняв ноги выше, чем тело».
(Гай Амакок, Аивилингмиут, WBOH)

«Все еще есть круги от палаток, которые принадлежали им, и которые доказывают, что они когда-то существовали. Их платформы для сна коротки, если посмотреть на камни, использовавшиеся для удержания полаток. Я думаю, что когда они были только с женами, то их палатки были маленькими, потому что трудно было достать материал для них. Говорят, что когда они ложились спать, поскольку у них не было задней части [каркаса? прим.перев.] палатки, они высоко поднимали ноги. Это делалось для того, чтобы в ногах не было крови. Говорят, что когда в их ногах слишком много крови, это плохо, когда им приходится бежать. Я думаю, чтобы кровь прилила в ноги, много времени не надо».
(Хуберт Амаруалик, Амиттурмиут, IE249)

Когда их мужчины уходили охотиться на моржей, женщины туниитов терлись своими животами о скалу - ритуал, которые обеспечивал возвращение мужчин живыми и невредимыми.

«Есть одна гора (возле Нувука), которая заставляла наших стариков рассказывать истории о туниитах, и как женщины туниитов, но только старые, ходили к утесу, чтобы потереть свои животы, когда мужчины, охотившиеся на китов, испытывали в этом трудности. Это делалось, чтобы они вернулись живыми и невредимыми».
(Мэри Эвик, Уккурмиут SR)

Тунииты использовали уникальный метод для вызревания тюленьего мяса. Женщины помещали мясо в свои штаны, рядом со органами. Это сохраняло мясо в тепле, и но быстро ферментировалось.
Тогда как большинство инуитов предпочитало делать ножи и улуиты из улуксарнака (сланец), тунииты предпочитали использовать ангмак/кукиксак (кремень). Улуксарнак превращали в орудие, шлифуя сланец на все более мелкозернистых точильных камнях. Кремень, в противоположность, обрабатывали, откалывая маленькие кусочки, чтобы придать форму объекту. Тунииты использовали в этом процессе кости китов и моржей.

«Я не помню, кто рассказал мне эту историю, но я не забыл, что мне рассказали. Один туниджуак чем-то занимался; остальные ушли на охоту. В лагере туниджуатов был один настоящий инук. Этот туниджуак был стар, и потому не пошел с охотниками. Он обрабатывал кукиссат (кремень). Он держал моржовое ребро и стучал камнем по суставу ребра. И собирал законченные изделия. Думаю, он был настолько силен, что даже не выгядел напрягающимся. Он раскалывал кремень, просто надавливая на него концом ребра. Как только он заострял один камень, он тут же принимался за следующий. В те времена они использовали бедренную кость тюленя, или любую твердую кость животных, для дробления кремня... Когда камень становится тонким, он острый; когда заканчивают обрабатывать одну сторону, принимаются за другую...
Историю, которую я слышал, была про то, что туник, который работал, смотрел на инука и улыбался ему. Не было ни малейшего признака того, что он занят колдовством, призывая своего духа-помощника. Инук видел, что тот очень легко обращается с материалом, с которым работает. Вот что я слышал».
(Айпилик Иннуксук, Амиттурмиут, IE278)

Туниитов считали не слишком умными, как свидетельствует следующая традиция:

«Если путь путешественника преграждала высокая гора, инук обошел бы гору. А туник поднялся бы по одной стороне и спустился по другой».
(Саймон Анавиапик, Тунунирмиут, SR)

«Они говорили на языке, похожем на инуктикут. Инуитам их язык казался "детским лепетом"» (Питер Питсеолак, Викусуилармиут. 1975:33).

«Тунииты и инуиты жили здесь вместе, пока инуиты не выгнали их с их земли... Они были как инуиты, только сильнее и больше, и инуиты могли понимать их язык, хотя некоторые слова были другими. Однажды, когда они жили в Саннируте, там был туник, охотившийся на тюленей на льду недалеко от берега. Он увидел кокую-то женщину, входящую в его полатку, чтобы навестить его жену, и вот что он сказал:

Aitukpiuk? yai!
Kujapokamiik? akka!
Tulimajamiik? yai!
Kujana

На современном инуктикуте это было бы:

Niqitiniapiuk? ee!
Qimirlungmiik? akka!
Tulimirmiik? ee!
Kujana

Ты покормишь ее? Да!
Ты дашь ей есть позвоночник? Нет!
Ты дашь ей есть ребра? Да!
Это хорошо.

Было традицией давать гостям ребра тюленя. Со временем туниитов выгнали с этой земли».
(Куппак, Тунунирусирмиут, Иннуксук и Кауэн 1976:15)

Когда инуиты пришли в Нунавут, тунииты уже занимали все лучшие охотничьи угодья. Согласно традиции, обе группы часто были дружественны, но тунииты были робки и легко пугались.

«[Тунииты] жили в в лагере с инуитами в своих собственных жилищах. Так что они вместе принимали участие в охоте, особенно охоте на моржей и тюленей у отдушин во льду... Также говорят, что когда взрослые выходили из себя или вели себя плохо, они в ответ корчили рожи, или использовали костяшки пальцев, чтобы ударить кого-то в ответ, если хотели, что было редкостью. Говорят, что они были робкими людьми, которым не нравилось вступать в конфликты с инуитами, даже когда они жили в одном лагере».
(Хуберт Амаруалик, Амиттурмиут, IE249)

В конце концов тунииты были разбиты инуитами. Они знали, чтобы они сильны, но не хотели сражаться, и покидали места, выбранные инуитами. Среди Амиттурмиутов есть следующее сведение о бегстве туниитов:

«Одно из последних мест, занимаемых туниитами в районе Иглоолика, был остров Углит, в сорока милях к югу от Иглоолика. Понемногу их оставили "безземельными" [nunaiqtitaulaurmata] и вынудили покинуть их лучшие охотничьи лагеря, Иглоолик, Аларнек и Пингеркалик. Наконец эскимосы пришли и поселились на Углите. Из-за этого тунииты ушли в Кимерторвик, к югу от Углита. Однако, один из них долго колебался, прежде чем решил уйти. Наконец, с упавшим сердцем, он собрался, но прямо перед уходом с любимого острова, он издал вой, яростно гримасничая в сторону инуитов, и несколько раз ударил гарпуном землю. И такова была его сила, что осколки камня взлетели в воздух. Глубокие следы, оставленные его гарпуном, до сих пор видны возле берега».
(Мари-Русселье 1955:15)

Среди Наттилингмиутов рассказывают похожую историю:

«Однажды [тунииты] жили в Кингмертоке (полуостров Аделаида); эта земля была отобрана у них Угджулингмиутами. [Тунииты] бежали на восток к Сайтоку, но когда достигли Напаруталика, сбросили всю свою одежду и бросились через Кингарсуит. На маленьком острове Погдладфик они достигли земли, но были так измождены, что упали и умерли. Они также жили в Итинварсуке, Бэк-Ривер, и плакали, когда их сгоняли с их хороших охотничьих угодий».
(Аноним., Наттилингмиут, Матиассен, 1927:187)

Иногда, туниитов, или их недавние следы люди замечали на берегу.

«Задолго до нашего рождения, прадед моего мужа видел туниитов в Натилике, и они видели их, когда те выходили на берег. Он был со своей женой, и они были изумлены, увидев... на этом озере туника, плывущего на своем каяке, и когда он достиг берега, он просто взял свой каяк одной рукой и пошел... Когда он [прадед] крикнул... этот человек быстро обернулся и внезапно показался напуган... и бросился обратно к озеру и уплыл прочь на своем каяке... Эти тунииты очень боялись инуитов, потому что позже люди нашли место, где они встретили туника, и нашли их старый дом, но сами тунииты уже собрали вещи и покинули это место, после встречи с инуитами. Решили, что этот человек вероятно рассказал остальным туниитам, что видел инуита, и попросил всех немедленно уйти».
(Мэри Эвик, Уккурмиут, SR)

Считается, что тунииты построили много крупнейших каменных сооружений, включая большие сапутиты (рыбные плотины).

«Я помню построенные плотины. В Иттимнарджуке есть древняя плотина, сделанная туниитами... Плотины, сделанные туниитами, построены из очень больших камней, таких больших, что обычный инуит не может их поднять; это место было одной из таких плотин. Обычно стремительная река смывает мелкие камни, поэтому люди приносли камни обратно и строили ее снова, и продолжали использовать эту плотину. Если люди собирались построить свою собственную плотину, они делали ее не такой большой, и приносили камни, достаточно легкие, какие могли унести. Но та плотина, которая никогда не разрушалась, была сделана туниитами».
(Джон Макитгак, Киллинирмиут, IN)

«Есть короткая история о туниитах. В Таларитуке есть река и рыбная ловушка. Одной женщине шаман запретил заходить в воду. Люди были суеверны. Ей не разрешали заходить в воду, но она зашла. На следующий год река больше не текла через сапутит, камни рыбной плотины. Она текла с другой стороны сапутита. Это произошло из-за той женщины, вошедшей в воду, когда ей была запрещено».
(Бернард Икуугактук, Арвилигджуармиут, Броди 1976:189)

Инуиты использовали эти каменные сооружения, а также заняли старые туниитские карматы, или превратили их в склады.

«Они использовали зимние палатки, сделанные из старых туниитских палаток. Я знала, когда они использовали зимние палатки, сделанные туниитами».
(Марта каккик, Уккурмиут, PC-PB)

Туниитские артефакты исследовали и иногда собирали.

«Я еще видел горшок, который раньше использовали тунииты, горшок, который они сохранили. Они варили в нем мясо; мы сами не могли его поднять. Нужно было по два человека с каждой стороны, что сдвинуть его. В нем варили мясо».
(Соудлоо Шукалук, Уккурмиут, PC-PB)

«Старые люди собирали разные вещи в домах туниитов... Я помню время, когда люди пытались выкопать кость, найденную покрытой мхом в лагере туниитов, когда нашли веревку из тюленя, которая видимо была старым хлыстом. У нее даже ручка была, и тот кусок, который нашли, даже не сгнил; хлыст был короткий, но в хорошем состоянии».
(Мэри Эвик, Уккурмиут, SR)

 

«« назад