МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 

 

 


 


 


 

Loading

 

 

 

 

Великие Равнины > Переводы и статьи >

Индейцы и белые в Техасе

У. Дикерсон; cтатья опубликована в Электронной Энциклопедии Техаса; перевод Абакумова А.

История взаимоотношений между аборигенами и переселенцами из-за Атлантики (которые появились в 16 веке и постепенно завладели всем Техасом) - долгая и запутанная. Для индейцев основным ее содержанием была ломка прежнего образа жизни, сопротивление этому, и, наконец, почти полное истребление. Для белых история варьировалась от прекраснодушных попыток «цивилизовать» индейцев до целенаправленной политики по их уничтожению или изгнанию. Между этими полюсами лежали случайные последствия контакта (такие, как эпидемии, которые передавались в обе стороны), так же как и другие, которые выходили за рамки жестокости и фанатизма (например, попытки купить землю для неимущих).

 

Испанский период

Первый документированный контакт европейцев с индейцами на техасской земле произошел в ноябре 1528 г., когда участники экспедиции Панфило де Нарваэса высадились у острова Гальвестон и встретились с индейцами (предположительно из племени атакапа). Один из испанцев, Альваро Нуньес Кабеса де Вака, более шести лет прожил среди индейцев на побережье Южного Техаса и оставил яркие и достаточно объективные воспоминания. Он не презирал культуру индейцев и не писал столько, сколько позднейшие очевидцы, об ее примитивности.

Скорее всего, индейцы были о незваных гостях с востока не лучшего мнения. Непонимание и взаимное недоверие порой приводили к катастрофическим результатам. Вместе с тем следует отметить, что испанцы, несмотря на частые экспедиции из Мексики, пока не старались закрепиться в Техасе. Путешественники не оставались у индейцев подолгу и уходили восвояси.

Причина этому, как кажется, простая. Горсть жемчужин из реки Кончо не шла ни в какое сравнение с несметными сокровищами ацтеков. Какое-то время только усердие католических священников поддерживало испанские амбиции в Техасе.

Однако этому пришел конец, когда в 1685 г. у испанцев появился конкурент. Французская экспедиция знаменитого Рене Робера Кавелье де Ла Салля попыталась закрепиться в Техасе, заложив у залива Матагорда форт Сен-Луи. Попытка оказалась неудачной, но испанцам хватило и этого. В Техасе начали лихорадочно строить миссии; этот процесс продолжался на протяжении всего следующего столетия и завершился в 1791 г., когда у места слияния рек Гуадалупе и Сан-Антонио была основана миссия Нуэстра-Сеньора-дель-Рефугио.

Первоочередной целью испанцев, как нетрудно догадаться, было обратить индейцев в католичество и сделать их добрыми подданными своего короля. Особых успехов миссионеры добились в области между Сан-Антонио и Мексиканским заливом, однако другие индейские племена оказались менее сговорчивыми. Одних пугали строгие уставы францисканских монахов, другие справедливо опасались за весь свой привычный жизненный уклад. Целый ряд племен - например, каранкава и воинственные степные кочевники - открыто выступили против миссионеров и тех, кто их послушал. Участь последних оказалась незавидной - многие погибли в боях или от европейских болезней. Те, кому повезло, постепенно смешались с испанцами, заложив основу будущей культуры метисов и «техано».

Апачи-липан, которые жили на западе Техаса, обычно враждовали с испанцами, однако когда на них обрушились команчи, обратились к белым за помощью. В 1749 г. испанцы заключили с липан мирный договор - один из первых известных договоров, а весной 1757 г. заложили для них миссию Санта-Крус-де-Сан-Саба (теперь там г. Менард). 16 марта 1758 г. отряд из 2 тысяч команчей и их союзников напал на миссию, и сжег ее, убив восемь человек. Через год команчи угнали у испанцев большой табун лошадей и мулов - более 700 животных. В этих набегах участвовали воины из различных племен северного Техаса - уичита, таовэйя, тонкава, бидаи, теха и др.

Летом 1759 г. испанцы выслали против команчей карательную экспедицию под началом полковника Диего Ортиса Парильи; в ней участвовало около 600 солдат и индейских союзников из апачей и других племен. Они встретили объединенное войско команчей и таовэйя у Испанского форта на Ред-Ривер (близ современного г. Нокона, графство Монтагю). Индейцы отошли к форту, над которым развевался французский флаг, а затем контратаковали испанцев и разгромили их. Остатки экспедиции Парильи с позором отступили к Сан-Саба, их пушки достались победителям.

После того, как воинственные индейцы захватили миссии и «президиос» (крепости) испанцев на реках Сан-Саба и Сан-Габриэль, те обратились за помощью к французам и одновременно назначили губернатором округа Натчиточес Афанасия де Месьереса. Месьерес, опытный дипломат и знаток индейцев, организовал несколько встреч с индейскими племенами и в 1771 г. заключил договоры с кичаи, тавакони и таовэйя. На следующий год испанские власти решили реогранизовать владения в Техасе - вся территория к востоку и северо-востоку от Сан-Антонио и Ла-Баии была оставлена, миссии и президиос закрыты, а большая часть поселенцев вывезена в Сан-Антонио. В то же время испанцы попытались обезопасить себя от набегов степных племен, заключив в 1774 г. договор с ямпарика (западными команчами). Встреча состоялась в деревне индейцев таовэйя на Ред-Ривер. Однако южных команчей - пенатека и косотека - договор не касался, и они продолжали нападать на Сан-Антонио. Тогда в 1785 г. испанцы заключили с южными команчами отдельное мирное соглашение, а год спустя - еще одно, по которому получали право беспрепятственного проезда по владениям команчей. В 1780 г. Хуану де Угальде удалось свести отряды команчей, таовэйя, уичита и тавакони в единый кулак и нанести поражение апачам. Но в целом, хотя эти дипломатические ухищрения и принесли некоторые плоды, набеги команчей и апачей не прекращались до самого ухода испанцев из Техаса. Конец ускорило принятие в 1794 г. решения о секуляризации всех миссий. Это значило, что все миссии переходили под контроль испанского правительства, а индейская паства превращалась в налогоплательщиков.

 

Мексиканская и Техасская республики

Когда американцы в 1803 г. купили Луизиану, испанцы решили пригласить для охраны своих восточных рубежей индейцев с Юго-востока - чокто, чероки и криков. Им предоставили землю между реками Сабин и Тринити. Соглашение действовало до 1821 г., когда Техас перешел под юрисдикцию независимой Мексиканской республики.

Стивену Остину и другим американским колонистам пришлось столкнуться с давней индейской проблемой - как урегулировать отношения с «цивилизованными» племенами, которые нуждались в собственной земле, и «дикими», вообще не склонными к компромиссам с европейцами. Общая ситуация в Техасе того времени - 3,5 тысяч белых поселенцев против 20 тысяч индейцев заставляла склоняться к компромиссу.

Правительство Мексики и местные власти в провинциях Коагуила и Техас намеревались дать «цивилизованным» индейцам землю. 24 декабря 1824 г. было заключено соответствующее соглашение с шауни - по одной квадратной миле на каждого воина. Чероки повезло куда меньше - они мечтали о восточном Техасе, но получили одни обещания. Поэтому неудивительно, что вожди чероки Джон Данн Хантер и Ричард Филдс втянулись в заговор Бенджамина Эдвардса - он обещал поделить Техас между белыми и индейцами. Община чероки в целом осудила эту авантюру и казнила Хантера и Филдса, однако за свою верность мексиканцам, а затем и американцам не получила ничего. Чероки продолжали надеяться - пока в 1839 г. их не изгнали из Техаса окончательно.

Поскольку центральное правительство не защищало поселенцев от набегов враждебных индейцев, это бремя легло на плечи Остина и его помощников. Американские поселенцы сами собирали ополчения и сами вели переговоры с индейцами. В 1823 г. Остин возглавил поход на каранкава и добился от них обещания не переходить реку Гуадалупе. В 1824 г. техасцы таким же образом заключили соглашения с тонкава, уако и тавакони. Однако на западе нависла серьезная угроза в виде команчей, которые нападали на изолированные и беззащитные поселения, угоняли скот и продавали его американцам. Четыре конвенции техасских колонистов (1832, 1833 и 1836 гг.) определили два основных момента в решении «индейского вопроса» - мир с соседними племенами и защита от западных степных племен. Следуя первой части плана, 23 февраля 1836 г. техасцы подписали договор о мире и добрососедстве с чероки, а для самообороны создали подразделения рейнджеров.

После битвы при Сан-Хасинто стало очевидно, что политический и военный кризис в Техасе миновал. Переходный кабинет президента Дэвида Барнета решил разобраться с «индейским вопросом» до того, как 22 октября 1836 г. приступит к работе постоянное правительство Техасской республики. Агенту по делам индейцев было поручено обеспечить их нейтралитет, но не вступать ни в какие переговоры относительно границ. Возможно, на осторожность Барнета повлиял тот факт, что поселенцы так и не решили земельную тяжбу с чероки.

В то же время беспокойство индейцев росло. Произошло столкновение между ними и техасскими рейнджерами на реке Сан-Габриэль, а 19 мая 1836 г. северные команчи и союзные им кайова совершили налет на форт Паркер. Они убили нескольких человек и захватили пленных, в числе которых оказалась знаменитая Синтия Энн Паркер. Выражали недовольство и «цивилизованные» общины - поселенцев в их владениях становилось все больше, а прав на эти владения они так и не получили. К тому же среди них активно работали мексиканские агенты.

Первый президент независимого Техаса Сэм Хьюстон построил свою индейскую политику на добрососедстве и торговле, не забывая в то же время и о защите границ от кочевых племен. Он признал их превосходство в в знании местности и в искусстве верховой езды, потому собирался «успокоить» воинственных индейцев не силой, а строительством факторий.

Его курс обрел силу закона 5 декабря 1836 г. Президент получил полномочия посылать к индейцам агентов, вести переговоры и распределять подарки, строить блокгаузы, форты и магазины, а также сформировать батальон конных стрелков и в случае необходимости созывать ополчение. Однако положение усложнялось постоянным прибытием в Техас индейцев из США, активностью мексиканских шпионов, действиями частных земельных компаний, которые проводили замеры индейских владений, и, наконец, просто трениями на расовой почве.

По договору от 1 июля 1835 г. индейцы кэддо продали свои владения в Луизиане американцам и обязались навсегда покинуть пределы США. Таким образом кэддо оказались вытесненными в Техас; в 1837 г. Хьюстон тщетно пытался протестовать и даже просил у американцев солдат, чтобы они задержали кэддо. В апреле 1838 г. произошел конфликт между чокто, проживавшими на Индейской территории у форта Таусон, и белыми поселенцами к югу от Ред-Ривер. Летом того же года мексиканские агенты во главе с Висенте Кордовой спровоцировали чероки и других индейцев из восточного Техаса на мятеж (так называемый «мятеж Кордовы»). На западе активизировались команчи. Президент Хьюстон пустил в ход свою «договорную» политику, подписав соглашения с тонкава в Бехаре (22 ноября 1837 г.), с апачами-липан в Лив-Оук-Пойнт (8 января 1838 г.), снова с тонкава в Хьюстоне (10 апреля 1838 г.), с команчами в Хьюстоне (29 мая 1838 г.) и с кичаи, тавакони, уако и таовэйя в селении близ устья р. Уошита (графство Фэннин, 2 сентября 1838 г.). Первый президент Техаса хорошо знал индейцев и искренне симпатизировал им, без труда находя с ними общий язык. Его политика в общем приносила желаемые результаты, хотя решить «индейский вопрос» так, чтобы это устроило всех, было невозможно. Столкновения в отдаленных и глухих районах Техаса не прекращались.

Следующий техасский президент Мирабо Ламар не имел ни опыта, ни симпатии к индейцам. Его план был прост - уничтожить их или выгнать из Техаса. В отношении чероки он заявил, что участие в интригах мексиканцев лишило их всех прав на земли в Техасе. Саму территорию чероки он считал прямой угрозой территориальной целостности республики, поскольку, по его мнению, она представляла собой настоящий независимый анклав. Поэтому Ламар денонсировал договор с чероки от 23 февраля 1836 г. Конгресс вторил ему, приняв четыре закона об усилении вооруженных сил, и результатом стала «Война чероки». В период правления Ламара произошел острый конфликт с команчами - экспедиции Д. Мура и У. Истлэнда, резня индейских вождей в Сан-Антонио (так называемый «Бой в доме совета») и самый крупный рейд команчей в истории Техаса (набег на Линвилль 1840 г.). 2 августа 1839 г. было заключено соглашение с шауни в Накодочес, по которому индейцы согласились уйти из Техаса добровольно, если правительство оплатит им переезд. Однако сенат не ратифицировал его. Всех «дружественных» индейцев Ламар намеревался поселить в резервации на границе (30 квадратных миль); по закону от 14 января 1840 г. отдельную резервацию в восточном Техасе получили крики.

Политика Ламара привела к следующим результатам: 1) на какое-то время (хотя и очень дорогой ценой) воинственные племена были замирены; 2) для заселения были открыты бывшие владения чероки и других племен на востоке Техаса; 3) впервые заявил о себе принцип силового решения «индейского вопроса», когда индейцев истребляли или заключали в резервации; 4) граница республики была отодвинута на запад, сделав освоение новых земель легче и безопаснее; 5) индейцев заставили считаться с силой новой республики Техас; 6) такой курс оказался недолговечен и вскоре сменился прежним мягким курсом Хьюстона; 7) политика Ламара в буквальном смысле оказалась разорительной и усугубила политическую и финансовую нестабильность нового государства. В первый срок президентства Хьюстона на индейские дела было потрачено только 190 тысяч долларов, тогда как Ламар израсходовал на то же самое более 2,5 миллионов (больше половины всех своих трат).

После Ламара президентом вновь стал Хьюстон, который вернулся к своему старому курсу в отношении индейцев - хотя понимал, что восстановление хороших отношений будет долгим и трудным процессом. У самих индейцев сторонников мира также было немало. Свое желание урегулировать разногласия с правительством Техаса высказали кэддо, и 26 августа 1842 г. между ними и техасцами был заключен очередной договор. Кэддо согласились выступить посредниками в мирных переговорах с другими племенами. В марте 1843 г. в Техуакана-Крик состоялся большой совет, на котором присутствовали делавары, кэддо, уако, шауни, тавакони, уичити, кичаи, анадарко и хаинаи. Все они согласились прекратить войну с белыми и прийти на следующий раунд переговоров, который должен был пройти в форте Бёд на р. Тринити в сентябре того же года. 9 августа представители Техаса встретились с вождем команчей Па-ха-юко, который обещал уговорить всех остальных вождей племени помириться с белыми. Все военные действия прекращались до созыва большого совета.

29 сентября 1843 г. на встрече в форте Бёд был подписан «вечный мир» с девятью племенами - делаварами, чикасо, чероки, уако, тавакони, кичаи, анадарко, хаинаи и билокси. 31 января 1844 г. техасский сенат ратифицировал договор, а 3 февраля его подписал президент Хьюстон. Команчи, которые не забыли резни в доме совета, отказались прийти на совет; то же сделали и уичита. Однако 9 октября в Техуакана-Крик команчи все же пришли на переговоры с Хьюстоном лично. После долгих состязаний в ораторском искусстве и обмена подарками индейцы согласились заключить мир. 24 января 1845 г. договор с команчами был утвержден сенатом, а 5 февраля подписан президентом Энсоном Джонсом - преемником и продолжателем дела Хьюстона.

Только уичита сторонились белых, однако терпение и упорство техасских дипломатов сделали свое дело. На последнем большом совете 16 ноября 1845 г. (уже четвертом по счету) в фактории Торри на Техуакана-Крик уичита наконец-то показались. Договор, завершивший совет, официально разрешил «индейский вопрос» в республике Техас.

Итоги политического курса Хьюстона, как и его цели, были понятны. 1) это был мирный курс (во время президентства Хьюстона техасский Конгресс ни разу не объявлял войну индейцам); 2) в орбиту мирных переговоров были вовлечены все основные племена Техаса; 3) сократилось число индейских набегов, и, как следствие этого, снизились расходы на оборону; 4) индейцы в общем выполняли условия договоров, особенно в отношении выдачи пленных и похищенного имущества; 5) «индейской политикой» занимались проверенные и опытные агенты и уполномоченные; 6) крепли торговые связи за счет строительства факторий; и 7) политический курс в целом обошелся очень дешево. Хьюстон потратил на решение «индейского вопроса» 94 тысячи долларов, а его преемник Джонс - всего 45 тысяч.

 

Техас в составе США

С аннексией Техаса Соединенными Штатами неумолимое наступление американцев на индейские земли продолжилось, и в конце концов почти все аборигены были изгнаны из Техаса. После того, как независимая ранее республика стала одним из штатов Союза, «индейский вопрос» стал еще запутаннее, чем при Хьюстоне и его преемниках. Причин этому было несколько: 1) собственником земли оставался Техас, однако контроль за индейцами и охрана границ перешли в ведение федерального правительства; 2) сами индейцы юридически стали «подопечными» федерального центра, хотя фактически первоначально для них ничего не изменилось, и эту смену статуса они понять не могли; 3) давление техасской общественности, требовавшей новых земель, сделало истребление или изгнание индейцев «практической необходимостью»; 4) Сенат США отказался четко определить отношения между США и Техасом.

Первоначально правительство США решило продолжить выгодный и проверенный курс Хьюстона. 15 мая 1846 г. федеральные уполномоченные встретились с представителями команчей, уако, уичита и кэддо в Техуакана-Крик и заключили с ними договор, по которому индейцы признали покровительство США. 25 июля в Вашингтоне президент Джеймс Полк, повидавшись с вождем анадарко, издал прокламацию о дружбе США с этим племенем. 2 марта 1847 г. команчи согласились передать участок земли в 3 миллиона акров немецким переселенцам. 20 марта федеральным агентом у индейцев Техаса был назначен Роберт Нейборс.

Губернатор Техаса Пикни Хендерсон попытался усилить границу с кочевниками за счет рейнджеров, а бывший президент Барнет - уговорить федеральное правительство купить «свободные» земли в штате. До конца американо-мексиканской войны (1848 г.) солдаты возвели новую линию укреплений от форта Уорт до Игл-Пасс.

Ситуация дестабилизировалась с открытием золота в Калифорнии. В 1849-51 гг. на индейские земли хлынули золотоискатели и железнодорожники, белые охотники принялись уничтожать бизонов, и степные племена снова взялись за оружие. Правительственные агенты среагировали достаточно быстро, и 10 декабря 1851 г. провели встречу с представителями команчей, кэддо, липан, куапо, тавакони и уако в Спринг-Крик. Однако Сенат не утвердил новый договор, поскольку он считался просто дополнением к соглашению 1846 г. Новый был заключен на второй встрече, которая состоялась осенью 1851 г.

Тем временем все больше сторонников обретала идея решить «индейский вопрос» прикреплением индейцев к земле. В 1852 г. законодательное собрание штата решило выделить участок под две резервации (сначала планировали три, но проект третьей резервации остался на бумаге). Обмером участка в 12 лиг (примерно 70 тысячи акров) занимались майор Роберт Нейборс и капитан Рэндольф Мэрси. Одна резервация, получившая название Бразос, находилась на одноименной реке в 12 милях ниже форта Белнап и предназначалась для анадарко, кэддо, айони, кичаи, тавакони, тонкава, уако и других полуоседлых племен (всего около 1110 человек). Вторую резервацию - Клиэр-Фок - собирались отдать пенатека-команчам.

Нейборс, будучи агентом по делам индейцев, взял на себя опасную миссию убедить индейцев поселиться на новом месте, и в 1856 г. большая часть индейцев из восточного Техаса уже жила в резервации. Однако на западе по-прежнему было неспокойно. Противники резервационной политики жаловались, что между октябрем 1857 г. и апрелем 1858 г. незамиренные индейцы угнали несколько сот голов скота (от 500 до 800) и убили 25 поселенцев. Хотя это лежало на совести «свободных» степных кочевников, отвечать приходилось невинным жителям резерваций. В 1858 г. поселенцы стали агитировать за полное выселение индейцев из Техаса; с этим они обратились напрямую к губернатору Хардину Раннелсу. В конце концов 11 июня 1859 г. федеральные местные власти договорились перенести резервации на север от Ред-Ривер, на Индейскую территорию. Под охраной солдат и рейнджеров около тысячи индейцев 1 сентября 1859 г. ушли из Техаса.

Война Севера и Юга открыла новую страницу в американо-индейских отношениях. Хотя конфедераты, в первую очередь благодаря усилиям Альберта Пайка, добились на переговорах с индейцами больших успехов, северянам удалось заключить договор с команчами. Это произошло 13 мая 1861 г. в Аламогордо (штат Нью-Мексико). Однако его не соблюдала ни одна из сторон, и вскоре набеги команчей возобновились. Пайк, со своей стороны, убедил многих федеральных агентов перейти на сторону Юга, и 12 августа 1861 г. подписал договор в форте Кобб (Индейская территория) соглашение с уичита и пенатека-команчами. На следующий день к соглашению присоединились и другие вожди команчей, и таким образом почти все племя (кроме куахади) оказалось в союзе с Конфедерацией. Однако так продолжалось недолго - часть вождей команчей пришла в форт Уайз (штат Колорадо) и заключила мир с США. В итоге к зиме 1861-62 гг. техасских команчей по обе стороны баррикад оказалось примерно поровну. А после того, как отряд индейцев на службе у северян сжег агентство конфедератов Уичита (это сделали делавары и уичита 23 октября 1862 г.), команчи открыто перешли на сторону Союза.

6 апреля 1863 г. вожди команчей, кайова, шайенов, апачей и других племен подписали договор с федеральным правительством в Вашингтоне. Им обещали ежегодные выплаты, но обманули. Тем не менее, в октябре 1864 г. команчи и кайова продемонстрировали свой окончательный разрыв с конфедератами, напав на их лагерь в 12 милях западнее форта Белнап (графство Янг). Со своей стороны, северяне во главе с Китом (Кристофером) Карсоном атаковали и разгромили большую стоянку этих индейцев в графстве Хэтчинсон (так называемая первая битва при Эдоуб-Уоллс). После этого почти все степные племена снова переметнулись к Конфедерации, однако она уже доживала свои последние дни.

Война Севера и Юга показала, что ни одно из правительств не имело своего четкого курса в отношении индейцев, вследствие чего они часто меняли союзников. В ходе войны: 1) индейцы были разделены на два враждебных лагеря; 2) переброска войск с малоосвоенной Границы на восток резко увеличила количество индейских набегов; 3) колонизация западных равнин почти остановилась; 4) западные индейцы больше, чем когда-либо, были настроены сохранить свои земли и не идти в резервации.

После войны американским уполномоченным пришлось все начинать заново. 18 октября 1865 г. у устья р. Литтл-Арканзас они подписали новый договор с команчами, кайова и апачами. Через два года состоялся большой совет в Медисин-Лодж, в 70 милях к югу от форта Ларнед (Канзас). Его посетили представители шайенов, арапахо, апачей, кайова и команчей (кроме куахади). По соглашению в Медисин-Лодж этим индейцам отводились резервации между реками Арканзас и Канадиэн. Однако американская сторона не смогла выполнить свои обязательства - ни по снабжению, ни по охране резерваций от нарушителей. Контрабандисты свободно привозили в резервации спиртное и оружие; кое-кто из индейцев снова вышел на тропу войны, и по границе снова поползли мрачные слухи.

В конце концов федеральное правительство решило подчинить индейцев силой и укрепилось в этом решении после нападения на караван Уоррена в 1871 г. Руководить военной кампанией в Льяно-Эстакадо был поставлен Рональд Макензи, однако первоначально успеха не имел. Западные племена отчаянно пытались защитить свои стремительно сокращавшиеся охотничьи угодья, однако белых охотников становилось все больше и больше. 27 июля 1874 г. отряд команчей, шайенов и кайова во главе с Куаной Паркером, Одиноким Волком и «пророком» Иса-таи напал на охотников (вторая битва при Эдоуб-Уоллс); атака была отбита. В конце августа генерал Нельсон Майлс привел большую армию из Кэмп-Сепплай (Индейская территория). Он столкнулся с шайенами на р. Уошита и после недельной погони загнал к Ред-Ривер. Там шайены были разбиты и бежали к каньону Туле. 12 сентября майор Уильям Прайс, спустившись по р. Канадиэн из Нью-Мексико, обнаружил и разгромил индейцев между реками Уошита и Свитуотер-Крик, притоком Ред-Ривер. 8 ноября 1874 г. отряд Фрэнка Болдуина неожиданным ударом взял индейский лагерь на Макклелланс-Крик и освободил двух белых пленниц, Джулию и Аделаиду Жермен. 24-26 сентября Макензи разгромил шайенов у Пало-Дуро и в каньоне Туле, захватив и перестреляв большую часть их лошадей.

После этого судьба степных племен в Техасе была решена. С потерей своих стоянок и имущества, в условиях надвигающейся зимы, большинство вождей пришли в свои агентства и сложили оружие. Некоторое время еще держались команчи-куахади, но даже этим гордым воинам пришлось смириться с неизбежным. В июне 1875 г. в форте Силл сдались и они. Для индейцев в Техасе наступила совершенно новая эпоха.

 

«« назад