МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 

 

 


 


 


 

Loading

 

 

 

 

Юго-восток >

Эпизод Третьей Семинольской войны *

Джеймс У. Ковингтон; перевод А. Зорина

 

Третья Семинольская война приходится на период с декабря 1855 г. по весну 1858 г. Хотя эта война привела к почти полной остановке экономического роста в южной и центральной Флориде, повлекла крупные затраты и людские потери, как в национальных, так и в местных силах, её фактически игнорировали писатели, чьё внимание привлекал более знаменитый конфликт 1835-1842 гг.1 Вторая Семинольская война привлекла внимание нации потому, что индейцы не были сокрушены, а в борьбе видную роль играли такие фигуры, как Томас Джезуп, Захария Тейлор, Уинфилд Скотт, Ричард К. Колл, Уильям С. Харни, а со стороны индейцев - Дикий Кот и Оссеола.

Третья Семинольская война не могла повторить трагической картины пленения Оссеолы под флагом перемирия или зрелища увоза из родных домов 3 000 человек более чем за тысячу миль в резервацию западнее Миссисипи. Однако, в ходе этой войны Оссен Тастенагги, Билли Кривоногий и их воины незримо кружили около федеральных войск и милиции штата, нанося жестокие удары по незадачливому противнику. Прошло два года, прежде чем американская военная машина смогла развернуться против враждебных индейцев.

Война началась когда семинолы, встревоженные партиями разведчиков-землемеров, пересекавшими их временную резервацию, атаковали одну из них. Индейцы, вероятно, были правы, приняв это радикальное решение и встав на последний отчаянный бой в защиту самих себя, ибо военный министр Джефферсон Дэвис уже готовил постановление о принуждении последних из оставшихся семинолов покинуть Флориду. Согласно одному, хотя и не совсем достоверному сообщению, вожди и воины, представляющие каждую группу, сошлись на всеобщем совете для определения будущей политики племени2. В прошлом, когда семинолы оказывались перед лицом серьёзного кризиса, они искали выхода на таких общих ассамблеях. Таково, например, было собрание в Эверглейдс в апреле 1841 г., которое постановило, что любой семинол, будь то мужчина или женщина, замеченный в сношениях с врагом, будет предан смерти3.

Местом, избранным ля переговоров осенью 1855 г., был хэммок «на восточной стороне Тейлорс-Крик северо-восточнее озера Окичоби, близ современного Окичоби»4. Собравшиеся индейцы согласились придерживаться наступательной тактики и при удобной возможности атаковать землемеров. Согласно единственному сообщению об этом совете, Тигр, «воин во цвете лет», склонял всех в пользу нападения. С другой стороны Чипко противодействовал войне и, согласно тому же источнику, некоторые из его воинов отказались поддерживать его до тех пор, пока он не последует решению большинства.

В южной Флориде проживало тогда примерно 400 семинолов - мужчин, женщин и детей. Одни говорили на языке маскогов или криков; другие - на родственном, но непонятном маскогам языке микасуки, диалекте хитчити5. Иногда члены одной группы с трудом поддерживали связь с другой. Селения располагались вдоль северной кромки озера Окичоби и в районе, включающем в себя Киссимми-Ривер, Фишитинг-Крик, озёра Тохопекалига, Киссимми, Истокпога, Гамильтон. Другие селения находились в Эверглейдс южнее озера Окичоби.

Одним из наиболее влиятельных семинолов был обладающий огромной властью и престижем Холаттер Микко или Билли Кривоногий**. Согласно Джону Т. Спрэгу, известному историку Второй Семинольской войны, Кривоногий был «предводитель отважный, решительный и несгибаемый. Он честолюбив, хитёр и замечательно умён, по-английски говорит с лёгкостью»6. Холаттер Микко входил в состав «королевской фамилии» семинолов и имел среди своих предков таких лидеров, как первый Кривоногий, Король Пейн и Миканопи7. Однако не одни семейные связи привели Кривоногого к лидирующему положению среди индейцев. Пророк Оталке-Тлоко также имел в племени значительное влияние и на заключительной стадии Второй Семинольской войны обладал большим авторитетом в племенных делах, нежели Билли Кривоногий. Но к концу этого конфликта Пророк из-за своей робости и лживости потерял влияние и более не угрожал ведущему положению Билли8.

Именно Билли Кривоногий, как наиболее значительный семинол, и два его младших вождя, Фусе-Хаджо и Нокосе Матла, подписали мирное соглашение с полковником Уильямом Дж. Уортом в августе 1842 г. Другой важный лидер и тесть Билли, Ассинуа (Assinwah), признавал ведущую роль Кривоногого. Сэм Джонс или Арпеика был столь стар и дряхл ко времени Третьей Семинольской войны, что влияние его в племени ослабело. Были и другие значительные вожди, такие, как Чипко, Измазти (Ismathtee) и Оссен Тастенагги, но никто не был столь влиятелен, как Билли Кривоногий.

Постоянный приток посетителей и обмен новостями указывают на добрые взаимоотношения между маскогами и микасуками. Возможно, молодёжь встречалась на плясках, куда приглашались все члены племени. Результатом были смешанные браки. Обычно молодожёны жили с родителями невесты или близ их дома. Как показала перепись семинолов в 1852 г., немало мужчин-маскогов жило среди микасуков, а некоторые мужчины-микасуки находились в маскогских селениях со своими жёнами и родичами9.

Из свидетельств равно белых и индейцев кажется вероятным, что Чипко противился войне, но явно был не в состоянии удержать свою группу нейтральной в ходе конфликта. Поскольку некоторые воины-микасуки, включая военных вождей Оссен Тастенагги и его брата Микко Тастенагги, были женаты на женщинах из группы Чипко и, согласно семинольской традиции, жили со своими новыми родственниками, они могли влиять на многих воинов Чипко. Чтобы избежать судьбы Чарли Эматлы, Чипко сопровождал своих людей в набегах, включая нападение на обоз Старлинга. При этом он не питал особой ненависти к белым людям и оставался верен дружбе с ними10.

Удобный случай для нанесения удара по разведывательной партии представился 7 декабря 1855 г., когда второй лейтенант Лукас Хартсуфф из 2-го Артиллерийского полка во главе 10 человек (6 конных, 2 пеших и 2 возниц) выступил из форта Майерс, двинувшись через центр юго-западной Флориды, где обитали группы Билли Кривоногого. Спустя десять дней, в понедельник 17 декабря, отряд расположился на поросшем соснами островке в трёх милях от прошлогоднего становища Билли Кривоногого. На следующее утро Хартсуфф и трое его людей вошли в опустевшее селение. Уходя, они прихватили несколько гроздьев бананов11. На следующий день, 19 декабря, они посетили другие индейские селения, которые также нашли покинутыми. На следующий день Хартсуфф решил вернуться в форт Майерс. Зная, что предстоит долгий путь, люди встали рано. Тем временем, под покровом сумерек, отряд семинолов с чёрными и белыми перьями в волосах, уже подбирался к сосняку. Примерно в 5 часов утра 20 декабря, когда солдаты седлали лошадей и грузили фургоны, готовясь к возвращению в форт, индейцы атаковали их. Первыми же выстрелами было ранено или убито несколько человек, но другие смогли отступить в ближайший хэммок и пустить в ход собственные мушкеты. Убив 4 солдат и ранив ещё 4, включая самого Хартсуффа, семинолы отошли. Исходя из преимуществ, какими они обладали, удивительно, что семинолы полностью не перебили отряд. Нападение на Хартсуффа в четверг 20 декабря 1855 г. ознаменовало собой начало Третьей Семинольской войны, последней индейской войны во Флориде. Иногда её называют Войной Билли Кривоногого.

Действуя согласно акту, принятому Флоридской легислатурой в январе 1853 г., губернатор Джеймс Брум попытался организовать как можно больше волонтёрских рот для сопротивления индейскому восстанию. Финансы штата в то время находились в жалком состоянии и Брум обратился за помощью к федеральным властям. К 12 января 1856 г. Брум сформировал 6 рот и приказал им защищать фронтир. Эти подразделения состояли из граждан округов Манати, Хиллсборо и Эрнандо; они были вооружены, экипированы и снабжались при поддержке частных фондов. Силы были предложены военному министерству, но Джефферсон Дэвис принял только 3 конные и 2 пехотные роты12. Поскольку губернатор Брум считал, что для нужд Флориды недостаточно людей, вступивших в федеральную службу, то он сохранил на действительной службе под контролем штата роты капитанов Френсиса М. Дюрранса, Лероя К. Лесли, Уильяма Х. Кендрика, Эбнера Д. Джонсона и отряд лейтенанта Джона Эддисона - всего 400 человек13.

В ожидании возможной вспышки враждебности военный департамент собрал в южной Флориде силы, вдвое превосходящие те, что был способен мобилизовать сам штат. По полуострову были рассеяны подразделения 1-го Артиллерийского полка: 81 человек в форте Кэпрон на Индиен-Ривер; 168 человек в форте Даллас на Майами; 88 человек в казармах на Ки-Уэст. Гарнизоны 2-го Артиллерийского полка включали в себя 217 человек в форте Майерс и 247 человек в форте Брук в бухте Тампа14.

К 1 марта 1856 г. ради защиты фронтира от набегов и для преследования враждебных вглуби флоридских дебрей собрались впечатляющие силы истребителей индейцев. В Южной Флориде находилось 800 солдат федеральных войск, 260 волонтёров на федеральной службе и 400 волонтёров на службе штата. Этим силам в 1460 человек противостояло около 100 семинольских воинов. Белые превосходили индейцев примерно в 15 человек против одного.

При этом ошеломляющем численном перевесе военные силы белых были крайне дезорганизованы. Плохо взаимодействовали между собой полковник Джон Монро, командующий федеральными силами во Флориде, и генерал Джесс Картер, специальный агент для флоридской милиции. Отчасти неприятности проистекали из приказов, отданных Картером командирам четырёх рот в феврале 1856 г. Картер писал капитану Уильяму Кендрику: «Половина вашей команды требуется для несения действительной службы на фронтире, а оставшуюся половину вы должны побуждать обрабатывать поля и выращивать урожай, сменяя первую часть через такие интервалы, какие вы сочтёте необходимыми»15. Подобные приказы были отправлены и другим командирам. Таким образом Картер урезал свои силы ровно наполовину.

В течении первых месяцев конфликта некоторые наблюдатели отмечали дефекты в организации милиции и регулярной армии, их взаимодействия. После набега в бухте Сарасота в марте 1856 г. они комментировали в выходившей в Тампе газете: «В то время, как индейцы совершали свои преступления с непревзойдённой наглостью. наши скудные силы занимались охраной постов и высылали небольшие отряды всадников на разведку местности в открытой части индейской территории, где индейцев никогда и не видали, короче, они защищали фронтир! И чего они достигли? Отогнали индейцев? Сама мысль об этом абсурдна и безрассудна ... и Билли прекрасно понимает это»16.

В то время, как большинство флоридцев в 1850-х годах полагало, что они легко раздавят горстку индейцев в случае беспорядков, их действия против семинолов вначале были просто ничтожны. Вместо того, чтобы двинуться прямо на индейскую территорию и перенести войну в страну врага, военные оставались в оборонительном положении. Высылаемые патрули обычно оставались на дорогах и тропах - в местах, где индейцы вряд ли могли быть обнаружены. Оссен Тастенагги и его друзья быстро заметили этот изъян в стратегии и начали использовать тактику, которую они освоили на последних фазах Второй Семинольской войны: засада, быстрый залп и стремительный отход. Такой тип ведения боя оказался эффективным в прошлой войне и вновь сработал для индейцев в 1856 г.

Пока шла мобилизация федеральных и местных сил, семинолы готовили серию наступательных ударов и прощупывали линию поселений и аванпостов. Трудно поверить, что семинольские набеги не планировались во всех деталях заранее, а по большей мере производились их предводителями под влиянием случайных обстоятельств. Во время Третьей Семинольской войны индейцы не основывали свою стратегию на планах выиграть войну или изгнать всех белых из Флориды. Цели набегов, похоже, были ограничены: мщение врагам, захват рабов, оружия и добычи.

Судя по всему, ответственность за наступательные фазы войны несут Оссен Тастенагги и его друзья из групп маскогов и микасуков17. Разъярённые тем, что командир поста регулярных войск майор Льюис Арнолд сжёг их селение, семинолы установили постоянное наблюдение за фортом Дено на реке Калусахатчи. 18 января 1856 г. группа дровосеков, состоящая из капрала и пяти рядовых, возвращалась в форт с грузом кипарисовых брёвен, когда внезапно 15 или 20 семинолов выросли из пальметто вдоль тропы и обстреляли солдат, сидевших на повозках. В этой засаде было убито 5 солдат и 12 мулов и лишь один раненый уцелел и добрался до форта. Там он сообщил, что опознал Оссен Тастенагги во главе нападавших18. Другие отряды семинолов сожгли дом у современного Сарасота, подстерегли в засаде лодочный патруль на Тёрнерс-Ривер и атаковали поселение близ нынешнего Майами. Один такой отряд, возвращавшийся после удачного набега на плантацию Брейдена близ современного Брейдентона, был перехвачен силами ополченцев на Биг-Чарли Апопка-Крик (Чарло-Попка-Хатчи-Чи или Пейнс-Крик?). Индейцы потеряли 2 воинов, 7 пленных рабов, 3 мулов и 1 пони. Набег этот возглавлял Оссен Тастенагги. Он лишился своего пони, но сумел скрыться19.

В другой раз семинолы вновь ударили по рассеянным поселениям, продвинувшись далее на север от района своих прежних набегов. У крошечного аванпоста Дарби в центральной части нынешнего округа Паско, жил капитан Роберт Брэдли, ветеран Второй Семинольской войны, со своей женой, детьми и рабами-неграми. Вечером 14 мая 1856 г. двое его младших детей играли в проходе между бревенчатыми хижинами. Всё выглядело спокойно и мирно. Вдруг картина ужасно переменилась. Отряд примерно из 15 индейцев подкрался к дому и открыл огонь по ничего не подозревающим детям. Обезумевшая мать попыталась спасти своих плачущих детей и сама стала мишенью. Прежде чем Брэдли встал с одра болезни и вместе со старшими сыновьями открыл ответный огонь, младшие дети уже были убиты20. Хотя вести о нападении доставили на пост милиции и ополченцы поспешили к жилищу Брэдли, индейцы успели скрыться21. Солдаты нашли тело одного индейца, убитого Брэдли. Возможно, что индейцы атаковали Дарби мимоходом; прииной могло послужить и то, что капитан Брэдли во время Второй Семинольской войны убил брата Тигрового Хвоста.

Индейские разведчики, вероятно из того же отряда, наблюдали за движением по военным дорогам, ведущим из Тампы вглубь материка. Они спланировали засаду на обоз. В субботу 17 мая 1856 г. обоз из трёх запряжённых мулами фургонов, перевозивший зерно из форта Брук в форт Фрейзер, остановился у небольшого ручья, где младший сын возницы Джона Старлинга заметил семинола, прятавшегося за сосной. Он окликнул своего отца, но индейцы выстрелили прежде, чем поднялась тревога. Трое людей бежали и подняли на выручку окрестных поселенцев, но оба Старлинга и миссис Роуч погибли22. Героем этой короткой стычки был Том Хэтфилд, который стоял между двумя мулами ии вёл оттуда постоянный огонь по врагу. Осознав, что он остался единственным живым человеком в обозе, Хэтфилд вскочил на мула и ускакал23.

Одна из важнейших битв этой войны произошла 14-16 июня 1856 г., когда семинолы атаковали уединенную ферму и, в свою очередь, были атакованы двумя подразделениями милиции. В декабре 1855 г. Уилогби Тиллис, его жена и семеро детей покинули Тампу и поселеились близ Видден-Крик в трёх с половиной милях от форта Мид. Пока строился дом, семья Тиллиса временно занимала сарай. Путники предостерегали Тиллиса, что он подвергает семью риску нападения индейцев и, наконец. он перевёл жену и детей на ферму Рассела в полутора милях от форта Мид. Хорошо сложенный дом из сосновых брёвен с кирпичным дымоходом стал убежищем и другой семьи - Томаса Андерхилла, его жены и трёх детей24.

Утром 14 июня миссис Селия Тиллис доила коров, когда вдруг увидела индейца, который наблюдал за ней из-за ограды загона для скота. Она закричала, предостерегая свою рабыню-негритянку, тётушку Лайн, и её двух мальчиков, которые все тотчас помчались к дому. Семинолы немедленно открыли огонь по жилищу и его обитателям. Андерхилл, спавший в отдельной хижине, связанной переходом с Тиллисовой частью дома, побежал, чтобы присоединиться к остальным, но в спешке позабыл боеприпасы. Поскольку тётушка Лайн была низкого роста, решили послать её проползти по переходу из одной хижины в другую за боеприпасами25. Негритянка проделала этот путь, но позднее всё же была легко ранена в лоб.

Тиллис и Андерхилл отстреливались сквозь узкие щели между брёвнами и через дымоход. Андерилл убил индейца первым выстрелом, что остановило их натиск на дом. Так как пороховой дым указывал на их позиции, то двое белых после выстрелов отпрыгивали на безопасное расстояние. Когда битва закончилась, они обнаружили, что почти все индейские пули ложились в предлах полудюйма от отверстия дымохода, а некоторые пролетали сквозь щели и впивались в стены хижины.

В разгар перестрелки из амбара к дому выбежал Лафайет Тиллис. Он вернулся из форта Мид поздно ночью и чтобы не беспокоить остальных забрался спать на сеновал. Молодой Тиллис говорил, то индейцы пытались поджечь амбар, но у них не нашлось спичек. Лошадь Андерхилла находилась в амбаре и они перерезали ей глотку, а также пристрелили дюжину лошадей Тиллиса, которые паслись на ближнем поле.

Двое юных сыновей Дэниела Карлтона, отгонявшие скот на пастбище, услышали нестихающую стрельбу и сообщили о том отцу, который поспешил передать эти новости в форт Мид26. Здесь немного ополченцев способно было откликнуться на зов о помощи, но, тем не менее, второй лейтенант Олдермен Карлтон из роты капитана Дюрранса, гостивший у своей семьи в форте Мид, принял командование над наспех собранными силами. В них вошли Лот Видден и Дэниел Л. Карлтон (сын лейтенанта Карлтона) из 3-й роты Дюрранса (Флоридские конные Волонтёры в форте Фрейзер, Бэртоу), Джон К. Оутс из 7-й роты капитана Лероя Лесли (Флоридские конные Волонтёры в Манати, Брейдентон), а также Уильям Паркер, Джон Х. Холлингсворт и Уильям Маккуллох из роты М капитана Уильяма Б. Хукера (Флоридские конные Волонтёры федеральной службы в форте Мид). Эта группа быстро выдвинулась к осаждённой ферме. Индейцы, заслышав приближение солдат, отступили в гутсые заросли и там ожидали неизбежной стычки27.

Заросли с большими деревьями и густым подлеском были отличным естественным укреплением для индейцев. Они были в состоянии держаться там против продирающихся сквозь подлесок солдат. Едва атакующие оказывались в пределах 10 футов друг от друга, как сражение превращалось в серию индивидуальных схваток, когда один человек бился с другим среди густой чащи. Обычно после единственного выстрела противники вынуждены бывали сражаться с помощью ножа или же используя свои ружья в качестве дубинок, а то и просто схватываться врукопашную.

Тиллис предупредил лейтенанта Карлтона и его людей, что индейцы превосходят их вдвое. Тем не менее, трое ополченцев поскакали по одну сторону индейской позиции. а остальные четверо - по другую. Враг был плотно охвачен с двух сторон. Когда рядовой Дэниел Х. Карлтон увидел Уильяма Маккуллоха, схватившегося с семинолом, он поспешил на помощь и перерезал индейцу глотку. Индейцы не только превосходили белых численно, но и позиция их в лесистом районе была весьма сильной. Ополченцам пришлось отойти. В коротком, но кровавом бою, были убиты лейтенант Олдермен Карлтон, Лот Видден и Уильям Паркер, а Джон К. Оутс, Дэниел Х. Карлтон и Джон Холлингсворт - ранены. Один индеец погиб. Предполагалось, что то была важная персона28.

Рядовой Дэниел Х. Карлтон принёс новости об этой стычке в форт Фрейзер. Капитан Френсис Дюрранс послал туда первого сержанта Ф. К. М. Боггса и второго сержанта Джозефа Л. Дюрранса с отрядом в 15 человек. Другой патруль из 8-10 человек во главе с первым лейтенантом Стрити Паркером из роты Лесли также прибыл к ферме Тиллиса и преследовал индейцев, отступающих из зарослей в хэммок, где позиция для обороны была более удобна. Тем временем индейский отряд соединился с другим или другими группами, а потому лейтенант Паркер решил вернуться в форт Мид за подкреплениями и провизией29.

После краткого отдыха в форте Мид ополченцы, получившие подкрепление, изготовились к бою. 16 июня 1856 г. лейтенант Паркер и 25 человек выступили в болота вдоль Пис-Ривер на поиски враждебных индейцев. На следующее утро пять человек были оставлены для охраны лошадей, один послан за провизией, а остальные 19 продолжили охоту за неуловимым врагом. В 10 часов утра лагерь семинолов был обнаружен и стремительный натиск оставил полусонным часовым мало шансов предостеречь своих товарищей30. Но два выстрела, которые успел дать караул, взбудоражили семинолов и они бросились искать укрытия в лесу или же пытались переплыть реку. Посреди потока был застрелен военный вождь Оссен Тастенагги, но его брат Микко Тастенагги сумел спастись, нырнув со своего коня и проплыв под водой к покрытому густыми зарослями противоположному берегу31.

Едва оправившись от первого шока, индейцы открыли меткий ответный огонь. Высокий обрыв противоположного берега реки служил им опорным пунктом. Выстрелы оттуда убили Джорджа Хоуэлла и Роберта Прайна, ранили Джеймса Виддена, Уильяма Брукера и Джона Скиппера. Видя, что они контролируют отсюда ход боя, некоторые индейцы двинулись за реку, надеясь обстрелять противника с фланга. Лейтенант Паркер, чьи силы сократились до 14 боеспособных человек, решил отступить, унося раненых. В заранее назначенном сборном пункте у Брукера раненые получили медицинскую помощь, а отряд пополнился свежими силами. Убитых тоже вынесли с поля боя и доставили в форт Мид. Помимо лейтенанта Паркера из роты Лесли, в бою участвовали 12 человек из роты Дюрранса, трое из роты Хукера и один из роты Спаркмена. Это показывает, что рота Хукера в форте Мид не была достаточно сильной, чтобы оборонять местность от нападающих семинолов.

Отряд подкрепили ополченцы капитана Уильяма Хукера и была сделана ещё одна попытка перехватить индейцев. Один отряд в 23 человека вечером 16 июня продвинулся на пять миль. Поиски в болотах заняли два дня. Хукер нашёл сожжённый мост Чокканиола, одного мёртвого индейца, укрытого брезентом с фургона Старлинга, следы крови, оставленные убитыми или ранеными семинолами, но не отыскал ни одного живого индейца. Отряды лейтенантов Е. Т. Кендрика (25 чел.), Б. С. Спаркмена (13 чел.) и Джона Паркера также рыскали по тому же району и также не нашли семинолов. Тяжёлое преследование по лесистой местности вызвало болезни; все страдали от кишащих повсюду москитов. К 20 июня флоридцы прекратили преследование и вернулись на свои базы.

Поначалу казалось, что милиция одержала победу в битве на Пис-Ривер. Один наблюдатель заявлял некоторое время спустя, что убивать индейцев было так же легко, как отстреливать уток, а губернатор Брум уверял, что в битве пало 15 семинолов32. Но тогда же обнаружились и противоречащие тому факты. М. П. Лайонс писал полковнику Монро, представляя иной взгляд на события: «Хукер вместо преследования индейцев занимался сбором стад скота и отгонял их на продажу. Вокруг было множество индейских следов, но он игнорировал их. Когда индейцы напали на дом м-ра Тиллиса, в окрестностях форта Мид лишь семь человек было набрано против них и лишь трое из них принадлежали к хукеровской роте С (большинство его людей разыскивали индейский скот). Семеро бросились на выручку Тиллиса и трое было убито, а двое ранено. Когда Хукер услышал о том и явился, мертвецов уже вынесли с поля боя»33.

Первая стычка близ дома Тиллиса определённо была победой индейцев. Трое белых расстались с жизнью, а когда местонахождение индейцев было обнаружено, против них не смогли послать значительных сил. Отряд в 19 человек атаковал их, но был отброшен. Наконец, когда крупные силы были организованы, то индейцев просто не смогли найти. Если бы милиция в форте Мид имела в распоряжении все свои силы или хотя бы половину из них, индейцев можно было бы разбить или даже разгромить, но большинство ополченцев в то время занималось продажей скота ради личной выгоды34.

Никуда негодное состояние флоридской милиции отчётливо видно в письмах генерала Джесса Картера за июнь 1856 г. В письме к капитану Кендрику в форт Брум он выражает разочарование в том, что он не встретил Кендрика на его посту. Он также был удивлён, узнав, что 32 человека получили 20-дневный отпуск35. В то время, как индейцы совершали нападения на юге, Картер, капитан Лесли с 18 ополченцами и капитан Спаркмен с 16 ополченцами бродили по хэммокам Чокочатти и Аннутталига в округе Эрнандо36. Когда 16 июня Картера достигли новости о нападении на Тиллиса, он предположил, что силы Спаркмена немедленно вернутся на южный фронтир, но отряд этот выступил лишь после полудня 19 июня. В своём рапорте Картер кратко отмечает: «Я с сожалением признаю, что гармония того утра была неуместно нарушена капитаном Спаркменом в выражениях, крайне неучтивых по отношению ко мне»37.

Претензии на победу растаяли вовсе, когда несколько семинолок, захваченных чуть позже, сообщили, что в бой на Пис-Ривер было вовлечено всего12 воинов. Из их числа двое были убиты на берегу, двое погибли в воде, а ещё двое были ранены38. Индейская версия событий совершенно отличается от истории белых, что типично для пограничья. Индейца нельзя объявлять мёртвым, пока н будет в наличии труп.

Хотя в этот период проявились худшие черты милиционной системы, у белых имелись и реальные достижения. Главным из них было то, что натиск семинолов, наносивших удары вглубь районов поселений, был сломлен гибелью их военного вождя Оссен Тастенагги и других воинов в бою на Пис-Ривер. Более индейцы не совершали таких рейдов и даже когда солдаты и ополченцы прочёсывали их землю, воины скрывались в хэммоках и высокой траве, надеясь, что их не отыщут. Семинолы оставались угрозой для неосторожных солдат, но более не предпринимали мощных набегов на север.


КОММЕНТАРИИ

 

* James W. Covington. An Episode in the Third Seminole War // Florida Historical Quarterly (FHQ), vol. XLV, № 2.Р. 45-59.

** Подлинное имя Билли Кривоногого (Bowlegs) неизвестно. Холаттер (Холата) Микко является одним из принятых у маскогов воинских рангов и переводится буквально, как «Вождь-Управитель» (прим. перев.).

1 Статья является частью обобщающей работы автора, посвящённой Третьей Семинольской войне. Два лучших исследования истории семинолов (Grant Foreman. Indian Removal. Norman, 1953; Edwin C. McReynolds. The Seminoles.Norman, 1957) уделяют мало внимание этому конфликту, равно как и другие публикации: William C. Sturtevant. Accomplishements and Oppor-tunities in Florida Indian Ethnology, Florida Anthropology, Charles H. Fairbanks, ed., Florida Anthropological Society Publications № 4 (1958).

2 John Parrish. Battling the Seminoles. Lakeland, 1930. P. 215.

3 John T. Sprague. The Origin, Progress and Conclusion of the Florida War. New York, 1848. P. 317. Есть и факсимильное переиздание с предисловием Джона Мэхона (Gainesville, 1964).

4 John Parrish. Battling the Seminoles. Lakeland, 1930. P. 215.

5 John Coggin. Source Materials for the Study of the Florida Seminole Indians. Laboratory Notes № 3, University of Florida Anthropology Laboratory (August, 1949), 2.

6 Sprague to Adjutant-General R. Jones, January 11, 1847, 526, Seminole Agency, 1846-1855, Records of Office of Indian Affairs, National Archives, Washington. Это письмо опубликовано Джеймсом Ковингтоном: The Florida Seminoles in 1847, Tequesta, XXIV (1964), 49-57.

7 Kenneth W. Porter, The Cowkeeper Dynasty of the Seminole Nation // FHQ, XXX (April 1952), 341-349. Помимо этого см. также: Kenneth W. Porter, Billy Bowlegs (Holata Micco). Pt.1-2 // FHQ, XLV, № 3-4.

8 John T. Sprague. The Origin, Progress and Conclusion of the Florida War. New York, 1848. P. 512-513.

9 Jacksonville The Floridian News, August 27, 1853.

10 Tampa Sunday Tribune, July 15, 1956. Из-за своей дружбы с белыми Чарли Эматла был убит по приказу Оссеолы и ни один индеец не притронулся к его телу, которое, под конец, похоронили белые.

11 Ray B. Seley, Jr., Lieutenant Hartsuff and Banana Plants, Tequesta, XXIII (1963), 3-14. Менее безобидно выглядит эпизод с бананами в изложении Кеннета Портера: «В декабре 1855 г. отряд в 11 человек под командованием лейтенанта Джорджа Л. Хартсуффа проводил топографическую съёмку в Биг Сайпресс в двух милях от основного сада Билли Кривоногого, который в тот сезон мог похвалиться не только кукурузой, бобами и тыквами, но и необыкновенной банановой рощей. Солдаты, прежде чем уйти, согласно одному из членов группы, умышленно разорили банановую рощу. Единственной причиной было желание «посмотреть, как Старина Билли будет злиться». Затем, когда разъярённый вождь явился в лагерь и потребовал удовлетворения, он не получил ни компенсации, ни извинений. Свыше 13 лет Билли Кривоногий стремился к миру ... теперь он понял, что мирные усилия могут лишь отсрочить неизбежное и решил умереть сражаясь или, в любом случае, не оставить своего дома без последнего боя» // Kenneth W. Porter, Billy Bowlegs (Holata Micco). Pt.1-2 // FHQ, XLV, № 3 Р. 236-237 (прим. переводчика).

12 В каждой роте имелось: 74 рядовых, 2 музыканта, 4 капрала, 4 сержанта, 1 второй лейтенант, 1 первый лейтенант, 1 капитан. Современные источники указывают, что очень трудно было набирать пехотинцев. Captain A. Gibson to Adjutant-General, April 12, 1856, Letters received, Orders and Ordinance returns,1856, War Departament.

13 Штабы 4 конных рот штата находились: Кендрик - форт Брум (фронтир округа Эрнандо); Дюрранс - форт Фрейзер (район восточнее Пис-Ривер); Лесли - неясно где (районы Нижней Пис-Ривер и реки Манати); Джерниган - форт Гейтлин (половина роты действовала восточнее Сент-Джонс-Ривер, а половина сотрудничала с ротой Джонсона). См. послание губернатора Брума от 24 ноября 1856 г. в Florida House Journal (1856), 12.

14 Statement by U. S. Adjutant-General S. Cooper, No-vember 27, 1855, House of Representatives, Executive Document I, Part III, 34th Cong., 1st Sess., ? 841.

15 Jesse Carter to William Kendrick, February 27, 1856, Florida House Journal (1856), 67. See also Carter to A. D. Johnson and Francis Durrans, ibid., 67-69.

16 Tampa Florida Peninsular, March 8, 1856.

17 Оссен Тастенагги (Oscen Tustenuggi) происходил из селения, расположенного на Фишитинг-Крик милях в двух-трёх от нынешнего Палмдейла. См. о нём: Tampa Tribune, June 19, 1960.

18 Alexander S. Webb, "Campaigning in Florida in 1855", Journal of the Military Service Institutions (November-December 1912), 410-412.

19 О набеге на плантацию Брейдена см.: Carter to Broom, April 12, 1856, Florida House Journal (1856), Appendix, 85-86, and Tampa Florida Peninsular, April 12, 1856. See also John Monroe to Cooper, April 16, 1856, M265, Departament of Florida, 1856, Box 27, War Departament.

20 Palatka National Democrat quoted in Tallahas-see Floridian and Journal, May 31, 1856; S. Churchill to Monroe, May 15, 1856, C3, War Departament Rec-ords, 1856; D. B. McKay, ed., Pioneer Florida, 3 vols. Tampa, 1959. II, 566-567.

21 J. A. Hendley, History of Pasko County, Flor-ida. Dade City, n.d. 4, 16.

22 Tampa Florida Peninsular, May 24, 1856; Tampa Tribune, December 4, 1955.

23 Tampa Florida Peninsular, May 24, 1856; Tampa Tribune, Oktober 30, 1955. Место засады отмечено Исторической комиссией округа Хиллсборо. Оно находится на U. S. Highway 92 между Тампой и Плэнт-Сити, примерно в 13 милях от Тампы. До 1932 г. там стояла сосна, в которую попали пули при перестрелке, но её срубили при расширении дороги.

24 William Hooker to Broom, June 19, 1856, Tampa Florida Peninsular, July 5, 1856; Tampa SundayTribune, April 4, 1954. "Original Narratives of Indian Attaks in Florida: An Indian Attak of 1856 on the Home of Willoughby Tillis: Narrative of James Dallas Tillis", Florida Historical Quarterly, VIII (April 1930), 179-187.

25 D. B. McKay, ed., Pioneer Florida, 3 vols. Tampa, 1959. II, 574-575. Два сообщения, принадлежащие Джеймсу Далласу Тиллису, расходятся в деталях и потому могут вызывать сомнение. Однако, они содержат уникальную информацию.

26 Tampa Tribune, April 4, 1954.

27 Francis Durrans to Carter, June 14, 1856, Florida House Journal (1856), Appendix,21, Место битвы у фермы Тиллиса и стычки между 7 ополченцами и семинолами попало в зону разработки фосфатов и установить их точное местонахождение невозможно.

28 Семинолы не смогли вынести тело убитого. Привязанное к оси телеги оно было доставлено в форт Мид для осмотра доктором. Поскольку при индейце было много трав, белые заключили, что тот был знахарем или шаманом. Тело было похоронено в пределах форта Мид.См.: Tampa Tribune, April 4, 1954.

29 William Hooker to Broom, June 19, 1856, Tampa Florida Peninsular, July 5, 1856.

30 Ibid. С тех пор уровень воды в Пис-Ривер изменился из-за разработки фосфатов, а леса подверглись вырубке, поэтому установить место стычки - нелёгкая задача для местных историков. Автор благодарит Уильяма Бевиса из Форт-Мид, который провёл его к возможным местам нескольких боёв.

31 Tampa Tribune, June 19, 1960. Тело Оссен Тастенагги было укрыто индейцами в пальметто и есколько ночей спустя два человека вернулись туда и возвели вокруг него бревенчатую ограду. Солдаты нашли эту ограду и извлекли оттуда тело.

32 Fort Mead Leader in Tampa Tribune, Oktober 26, 1958; Florida House Journal (1856), 13.

33 M. P. Lyons to Monroe, July 7, 1856, L7, Box 27, War Departament Records, 1856. Лайонс обвиняет Хукера в пренебрежении долгом. Роберт Ф. Прайн, Джордж Хоуэлл, Олдермен Карлтон, Уильям Паркер и Лот Видден были погребены в общей могиле у форта Мид. В 1964 г. на месте захоронения установлен каменный монумент.

34 Хукер заявлял, что он был встревожен полнолунием и двинулся к Манати (Брейдентон) чтобы предотвратить возможное нападение. Когда атаки не произошло, он отправился на Хорс-Крик, где индейцы обычно запасались картофелем. Там два разведчика, посланные в форт Грин, вернулись и сообщили ему о нападении на ферму Тиллиса. См. рапорт Хукера в: Tampa Florida Peninsular, July 5, 1856.

35 Carter to Kendrick, June 21, 1856, Florida House Journal (1856), Appendix,122-123.

36 Carter to Monroe, June 24, 1856, ibid. , 124-125.

37 Ibid

38 W. W. Morris to Captain Page, July 26, 1857, M120, Box 30, War Departament, 1857.

 

«« назад