МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 

 

 


 


 


 

Loading

 

 

 

 

Народы Северного Вудленда > Прибрежные алгонкины >

Воины поуатанов

Пер. Стукалина Ю.В. из Ian K.Steele "Warpaths: invasion of North America"

Часть карты Вирджинии 1607 года со столицей Поуатана

За четверть столетия до 1607 года вождь племени памунки Поуатан стал верховным вождем приблизительно тридцати алгонкиноязычных племен, обитавших на территории современного штата Вирджиния. Это стало возможно благодаря его военным и дипломатическим качествам и угрозе, исходящей от сиуанских понакан и панахоаков с запада, ирокезоязычных племен с севера и юга, а также вторгавшихся с востока европейцев. В подвластных Поуатану городах и регионах правили его родственники и доверенные лица, собиравшие дань, выражавшуюся в маисе, мехах и обработанной холодным способом меди. Поуатан руководил приблизительно 14.000 индейцами, из которых около 3,200 были воинами, вооруженными длинными луками, дубинками, деревянными саблями и небольшими щитами из коры.

Первыми европейцами, с которыми столкнулись индейцы Чесапикского залива, были испанцами. В 1561 году туда случайно заплыл корабль, которым командовал Антонио Веласкес, занеся аборигенам серьезную эпидемию, а также силой захватив в плен Пакикинео - сына верховного вождя. Испанцы прозвали юношу Доном Луисом де Веласко. Вполне возможно, что он был дальним предком Поуатана. Вернувшись из Испании в 1570 году, он восстановил свой авторитет, поведя в атаку воинов, перебивших миссионеров. В 1572 году, когда Поуатан начал набирать силу, там появился Менендес, желавший покарать индейцев. Его экспедиция только усилила негативные чувства по отношению к европейцам. Следующим значительным появлением европейцев было основание английской колонии на Роаноке (1584-1590 года). Поселенцы Роанока посещали племя чесапиков - алгонкиноязычных индейцев из района Кейп-Хенри, которым пока удавалось избежать полного подчинения Поуатану. Вполне возможно, что именно среди чесапиков оказались те несколько англичан, которым удалось выжить, после гибели колонии Роанок. Поуатан полностью уничтожил чесапиков и тех немногих англичан, которые могли жить среди них.

Едва ли могучий Поуатан мог сомневаться, что сможет уничтожить 104 англичан, весной 1607 года прибывших на реку Джеймс на трех маленьких судах. Недавно открытая Лондонская вирджинская компания послала своих людей на индейские земли. Укрепленная база была воздвигнута довольно далеко вверх по некой огромной реке, чтобы вести внутриматериковую торговлю и не опасаться атак со стороны испанцев. Все люди были поделены на три команды: одна должна была укреплять и защищать поселение, вторая заниматься посевами, а третья искать проход в Азию. Никакой речи о переговорах с аборигенами об использовании их земель не было, более того - конфликт с дикарями предполагался. Компания рекомендовала своим людям выменять у индейцев местный маис, который был более пригоден для выращивания в данных условиях, чем завезенный. Причем сделать это следовало еще до того, как индейцы поймут, англичане собираются остаться здесь навсегда. Колонисты были предупреждены, что единственным, чем они могли держать в страхе индейцев, были мушкеты, и поэтому они никогда не должны были допускать к ним индейцев, а стрельбу дикари могли видеть только в исполнении лучших стрелков. Для дополнительного обмана индейцам никогда не следовало видеть больных или умирающих англичан, чтобы они считали их непобедимыми и не думали о них, как об "обычных людях".

Поуатан видел, что его люди превосходят колонистов в численности в соотношении 140 к одному. Когда вождь послал своего жреца-советника Уттаматомаккина в Англию, он оптимистично попросил подсчитать всех англичан. Поуатан и его помощники собрали предварительную информацию об этих малочисленных чужестранцах, которые прибыли без женщин и начали строить укрепление на бесполезных, заболоченных землях полуострова. Пока 26 мая один из его сыновей обменивался безделушками с экспедицией капитана Кристофера Ньюпорта вблизи водопадов реки Джеймс, военный отряд более чем из 500 воинов из пяти племен конфедерации Поуатана опробовал стойкость укреплений недостроенного форта Джеймс. Во время неожиданной атаки двое англичан были убиты и от двенадцати до пятнадцати были ранены, прежде чем огонь из мушкетов и корабельной пушки вынудил отступить индейцев, понесших гораздо большие потери. После этого постройка форта была наскоро завершена. Осмелившиеся выходить наружу часто подвергались нападениям. Английские корабли ответили пушечным обстрелом индейских поселений, расположившихся вдоль обоих берегов р.Джеймс, вернувшись с некоторым количеством захваченного маиса и пленниками.

Получив контроль за водными путями после того, как в июне английские корабли уплыли домой от их аванпоста на р.Джеймс, Поуатан стал хозяином военной и дипломатической ситуациями в регионе. В тот момент англичане еще не смогли сообразить, что и их добрыми хозяевами, и напавшими на них людьми, были подвластные Поуатану индейцы, который взвешивал, что же для него будет выгоднее - перебить англичан или использовать их мушкеты против более серьезных сиуязычных врагов. В течение лета белые были предоставлены сами себе и половина из них умерла от болезней и недоедания. Затем Поуатан вновь возобновил с ними контакты, одарив их пищей, считая, что принятие ее означает признание белыми зависимости от него, а также продолжение его монополии на торговлю с англичанами маисом взамен на медь.

Обе стороны пытались добиться доминирующей роли при помощи дипломатии. Капитан Джон Смит, наиболее толковый из оставшихся английских предводителей, попытался завязать отношения с чикахомини - алгонкинским племенем, до сих пор остававшимся независимым от Поуатана в самом сердце его территории. Смит был захвачен огромным охотничьим отрядом, возглавляемым братом и возможным наследником Поуатана, Опечанканугом. Поуатан внимательно изучил Смита, принял его в свою семью и назначил своим наместником в новое подвластное племя белых людей. Белым даровали мир и торговлю, в замен чего они облагались данью - две пушки, точильные камни, и военная помощь против врагов Поуатана.

Год спустя англичане попытались изменить отношения, когда капитан Ньюпорт попытался короновать Поуатана, что по мнению белых означало бы, что вождь признает себя вассалом короля Джеймса I. Поуатан отказался придти в Джеймстаун, и подарки для него были перевезены в его столицу на р.Йорк - Веровакомоко, где и произошла церемония. Хотя вождь и позволил надеть на себя алый плащ и новые ботинки, вставать для коронации на колени он решительно отказался. Однорукому капитану Ньюпорту нелегко было даже уговорить более высокого Поуатана немного наклонить голову, чтобы возложить на нее корону. По мнению же индейского императора, его новые вассалы принесли ему традиционные дары - одежду и головной убор и он отдал им в ответ свою старую мантию и обувь.

Мир и торговля между Поуатаном и маленьким, слабым племенем англичан продолжались немногим более года. Медь была определенного рода богатством и давала вождю возможность нанимать воинов-союзников и оплачивать услуги шаманов и наместников. Слабая колония не могла обеспечить себя пропитанием и Вирджинская Компания решила, что проще покупать его у Поуатана, чем привозить на кораблях, тем самым укрепив торговые позиции индейского вождя. Когда запасы меди у Поуатана значительно возросли, цена на нее упала, а цена на маис выросла. Белые попытались исправить положение, покупая напрямую учикахомини, но добавочные поставки английской меди вскоре вновь привели к снижению ее цены.

Отчаяние английских достигло своего пика, когда в начале 1609 года пожар уничтожил поселение и большую часть частокола. Поуатановские цены на маис и требования подарков росли - он уже получил триста железных топоров и пятьдесят сабель, а теперь намеревался менять маис только на мушкеты. Когда в ноябре 1608 года англичане попытались завязать отношения с его врагами монаканами, вождь полностью прекратил торговлю маисом. Смит вспомнил о своем опыте сражений с турками и решил совершать набеги за маисом на индейские поселения. Во время одного рейда на поселение Памунки Смит держал заряженный пистолет у головы Опечанкануга, пока того не выкупили за несколько лодок, наполненных маисом. Пока Смит тренировал некоторых колонистов сражаться в лесах, некоторые голодные англичане-дизертиры учили Поуатана стрелять из украденных индейцами мушкетов.

Англичане небрежно назвали началом первой англо-поуатанской войны август 1609 года. Английский флот привез подкрепление. Из-за голода и болезней в Джеймстауне летом 1609 года, капитан Джон Смит распределил вновь пребывших по аванпостам вдоль р.Джеймс, где они должны были сами заботиться о себе. Одна из групп, состоявшая из ста человек, чьи посланцы к племени нансемонд были замучены и убиты, отреагировала сожжением индейских поселений и разграблением могил. В течение недели половина членов группы была перебита разгневанными индейцами. Другая группа, состоявшая из 120 человек, двинулась вверх по р.Джеймс, где Смит вынудил индейцев "продать" ему целое укрепленное поселение и поля созревшего маиса. В течение двух месяцев люди Поуатана убили половину группы этих захватчиков, а также перебили отряд из 33 человек, заманив его в засаду. Затем Поуатан окружил Джеймстаун, куда отступили практически все оставшиеся в живых англичане, намереваясь заморить их голодом. Зимой, за время этой осады, умерла почти половина из собравшихся там 220 белых, причем многие выжившие сохранили себе жизнь только благодаря поеданию друг друга. Когда в следующим июле туда с Бермуд прибыл помощник губернатора Томас Гейтс, он был так шокирован увиденным, что приказал всем немедленно покинуть Вирджинию.

Когда Джеймстаун был покинут, прибыло подкрепление на трех английских судах, лишив Поуатана чистой победы. Вирджинская Компания, потерявшая за три года 350 человек и 20,000 фунтов, стала более агрессивной. Колонистам приказали объединиться с врагами Поуатана. Им обещали землю после окончания семилетнего контракта с компанией - землю Поуатана. Кроме простых колонистов губернатор Томас Вест привез 100 опытных солдат, а его помощники Гейтс и Томас Дейл, установили жесткую военную дисциплину.

Люди из пяти экспедиций из Джеймстауна в 1610 году убивали индейцев, жгли селения и забирали маис. Особенно жестоким был набег на паспахегов, маленького поуатанского племени, имевшего всего сорок воинов. Именно на их земле находился Джеймстаун. Семьдесят англичан сожгли их основное поселение, ограбили его и убили более 65 индейцев, включая наместника и его детей.

Ответный ход Поуатана был менее эффективным, чем прежде. Следующим летом был перебит гарнизон блокгауза вблизи Джеймстауна из 20 англичан. Вторая осада Джеймстауна оборвалась, когда на кораблях прибыло еще 300 солдат-ветеранов. Тем летом английские мушкетеры впервые надевали на себя доспехи, доказавшие свою эффективность против лучников нансемондов с низовий р.Джеймс. Систематические набеги англичан на маисовые поля, называемые "кормовые бои", вынуждали индейцев защищать свои поля в открытых схватках.

Когда сражения стали более летальными, Поуатан начал действовать более осторожно. В следующие два года война ослабла, поскольку ни одна из сторон не имела средств для решительной битвы. Англичане имели некоторые успехи на дипломатическом поприще - капитан Сэмуэл Аргалл сформировал торговые союзы с аккомаками и аккоханноками с восточного побережья, и восстановил хорошие взаимоотношения с патавомеками на Потомаке. В ответ на защиту от Поуатана, патавомекский предводитель Джапазоус в марте 1613 года помог Аграллу захватить любимую дочь Поуатана Покахонтас. На следующий год Поуатан вернул семерых колонистов-дезертиров и несколько сломанных мушкетов, но отказался платить огромный выкуп в маисе за Покахонтас и вернуть действующие мушкеты.

Весной 1614 года англо-поуатанская война закончилась. Компания требовала из Лондона решительных действий, и Дейл, прихватив 150 солдат и Покахонтас, отправился на р.Йорк, чтобы передать вождю ультиматум. Продвигаясь вверх по реке Йоркони попали под дождь из индейских стрел, в ответ на что атаковали ближайшее поселение, убили шесть воинов и сожгли сорок хижин. Когда англичане высадились посреди сотен воинов памунки в сердце территории Поуатана, мощь вождя была очевидна, даже несмотря на его отсутствие. Ни одна из сторон не открывала огонь. После двух дней взаимных угроз, англичане неожиданно собрались и уплыли домой. Их никто не тронул. Так закончилась война - перемирие не было установлено, ни одна из сторон не капитулировала. Однако Поуатан принял замужество своей дочери за англичанина. Обе стороны присутствовали на торжестве в Джеймстауне - одном из трех известных англо-поуатанских замужествах, имевших место в XVII веке.

К 1616 году англичане на землях Поуатана насчитывали 350 человек. После того, как у индейцев Поуатана и пикахоминей уродился плохой урожай, имевшие лучшее снабжение англичане даже продавали им немного маиса. В 1617 году в Англию был послана первая партия табака, поскольку компания надеялась, что он будет иметь большой спрос. В последующие три года прибыло около 3570 эмигрантов, хотя к весне 1622 года все выжившие население колонии составляло всего 1240 человек.

Дюжины поуатанских семей стали жить внутри английских поселений, возобновилась торговля, и компания собрала в Англии фонды для открытия индейского колледжа. К 1616 году англичане самонадеянно научили некоторых поуатанских воинов обращаться с мушкетами - такова была цена за разрешение Опечанкануга проповедовать индейцам христианскую религию. Между 1617-1619 годами индейцев Конфедерации Поуатан поразила первая эпидемия. Здесь надо отметить, что ни одна из эпидемий XVII века не была катастрофической для поуатанов и не принесла им больших потерь.

Отношения между индейцами и белыми испортились еще до смерти старого вождя Поуатана, случившейся в 1618 году. В 116 году набиравший силу Опечанкануг обманом спровоцировал нападение англичан на чикахомини, во время которого погибло от 30 до 40 человек, и использовал этот инцидент, чтобы взять племя под защиту и контроль Конфедерации. Губернатор Джордж Йердли заплатил некому белому ренегаду, живущему среди людей Опечанкануга, испортить мушкеты поуатанов. Оружие было отнесено для ремонта англичанам, которые отказались его вернуть индейцам. В 1619 году был принят закон о смертной казни за продажу индейцам огнестрельного оружия.

Следующим моментом, ухудшившим отношения индейцев и белых было убийство Моргана - английского торговца, приглашенного известным военным вождем поуатанов Нематтанеу осенью 1621 года поторговать с индейцами. Вождь объявил о своем бессмертии и убедил своих воинов, что нашел масло, которое, если им намазать тело, делало его непробиваемым для пуль. За несколько дней до отьезда Моргана, Нематтанеу появился в лавке торговца в шляпе Моргана и сообщил о его смерти. Один из помощников торговца застрелил вождя. Опечанкануг немедленно заговорил о мести, но угрозы англичан охладили его пыл.

Победить англичан можно было только неожиданным нападением и Опечанкануг начал планировать восстание. Утром 22 марта сотни воинов поуатанов посетили английские фермы и поселения, разбросанные на восемьдесят миль вдоль рек Джеймс и Аппоматтокс. Ничего не ожидавшие англичане, включая женщин и детей, были решительно атакованы индейцами, намеревавшимися перебить всех захватчиков. Поуатаны обычно не убивали женщин и детей, но к англичанам, как и к племени чесапиков, у них было другое отношение. Несмотря на предупреждения поуатанов-христиан, 347 из 1240 английских колонистов были убиты в тот день, и еще некоторые на следующий день. Но стратегия Опечанкануга была индейской, а не европейской - он ожидал, что его врагам хватит одного этого урока, а потому остановился на этом.

Вместо этого англичане собрались в восьми укрепленных поселениях вдоль р.Джеймс. Индейцы надеялись, что белые умрут от голода и болезней. Триста тяжело вооруженных и одетых в доспехи белых атаковали селения памунки, чикахамони и нансемондов, но те были пусты и покинуты индейцами. К лету их набеги принесли свои плоды - они ограбили неохраняемые индейские поля и запаслись маисом. Весь следующий год Конфедерация Поуатанов испытывала недостаток пропитания. Теперь на воинов легла еще одна обязанность - пока англичане грабили маисовые поля империи поуатанов, воины расчищали новые в более безопасных местах.

Несмотря на помощь из Лондона (из Европы пришло достаточное количество мушкетов и доспехов) и десяток серьезных набегов в первый год войны, англичане так и не могли достойно отомстить за свои потери. Патавомеки, помогавшие белым отыскивать новые поуатанские поля, потеряли более тридцати человек, когда по ошибке были атакованы англичанами. Возбуждение колонистов возросло, когда в апреле 1623 года их лучший проводник, взращенный патавомеками переводчик Генри Спелман, и его 22 тяжело вооруженных компаньона попали в засаду на реке Потомак. Кроме людей, англичане потеряли мушкеты, порох, пули, доспехи и сабли.

Колонисты ответили двуличностью. Во время мирных переговорах, проходивших в следующем месяце на территории Опечанкануга, они убили двести памунки, угостив их отравленным вином, а затем перебили еще одну группу памунки из пятидесяти человек, напав на них из засады (тогда они скальпировали индейцев). В ноябре 1623 года вирджинская милиция увеличила количество своих врагов, атаковав и предав огню Мойяоне - окруженный частоколом город пискатавэей на Потомаке.

Единственное большое сражение в этой войне произошло в июле 1624 года, когда относительно небольшая экспедиция из 60 одетых в доспехи англичан проплыли вверх по р.Йорк в самое сердце империи поуатанов, намереваясь конфисковать с полей маис. Надеясь победить такой небольшой отряд, памунки приняли бой. Сражение продолжалось два дня. 800 воинов памунки и других поуатанских племен показали свою храбрость и понесли большие потери, в то время как у англичан никто не погиб, а 16 раненых были вывезены, после того, как с полей было собрано достаточно маиса, чтобы прокормить в течение года 4,000 человек.

Стратегия Опечанкануга полностью провалилась. Вместо того, чтобы положить конец вторжению белых людей, мартовская резня стимулировала дальнейшее освоение индейских земель. Король снял монополию с Вирджинской Компании и открыл эти земли для всех своих подданных. Война закончилась к концу 1632 года заключением мира между англичанами, поуатанами и чикахомини, хотя в последующую дюжину лет обе стороны постоянно нарушали его.

Обе культуры стали практически полностью разделены. Англичане построили шестимильный частокол от Джеймстауна до форта у Чискиака на р.Йорк, отделив индейцев приблизительно от 300,000 акров полуострова. В 1632 году английской милиции было приказано принести мушкеты в церковь и практиковаться в военных искусствах после воскресной службы. В 1634 году милицейские командиры любого из восьми вирджинских графств могли по своему усмотрению отдать приказ о нападении на соседнее индейское поселение.

К 1644 году, когда уже почти столетний Опечанкануг снова решил изгнать белых захватчиков, ситуация уже была совсем иной. Численность англичан в Вирджинии уже перевалила за 14,000 человек. Хотя в результате скоординированного поуатанского нападения 18 апреля 1644 года было убито около 500 белых (больше, чем умерло в 1622 году), этот удар был нанесен только к западу от частокола и по южной границе белых поселений. Англичане ответили тремя атаками, одна из которых была направлена против оставшихся в живых нансемондов с низовий р.Джеймс.

Отряд из трехсот одетых в доспехи мушкетеров сжег селения и поля памунки, но сами индейцы (памунки и чикахамони) обнаружены не были. В конце концов англичане пригласили поуатанов на мирные переговоры в Форт-Лойал, и когда их представители прибыли, атаковали их. Некоторые индейцы были убиты или захвачены, но большинству воинов, в том числе и Опечанканугу, удалось бежать. К тому времени колонисты уже продавали плененных индейцев в рабство в Вест-Индию.

Ни набеги, ни хитрости не смогли сломить поуатанов и англичане тратили большие деньги на содержание гарнизонов своих новых фортов. В 1646 году был организован специальный отряд из 60 человек для захвата или убийства Опечанкануга. Старик был схвачен, доставлен в Джеймстаун, где его убил один из охранников.

Империя поуатанов умерла с гибелью Опечанкануга, хотя новым вождем стал Некотовансе. В октябре 1646 года он принял мирный договор, по которому уступал земли к югу от Йорка и обещал вернуть всех "негров и ружья". Договор запрещал индейцам под страхом смерти появляться на проданных землях и т.п.

 

«« назад