МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 

 

 


 


 


 

Loading

 

 

 

 

Тихоокеанское побережье > Переводы и Статьи >

Столкновение у Порт-Гэмбл

А. В. Зорин

«Согласно устоявшимся киностандартам, все индейцы были негодяями, чьи беспричинные нападения на честных поселенцев отражались в решающий момент героической кавалерией или силой, её замещающей. С недавнего времени индейцев стали изображать в основном «хорошими парнями», стать «плохими» которых вынуждает исключительно коварство злонамеренного белого человека. Но истина, как водится, являет собой смешение обоих точек зрения, что наглядно видно на примере инцидента 1856 г. в Порт-Гэмбл».
Дэвид Ричардсон, 1967 г.

Период 1855-1858 гг. в Орегоне был отмечен бурными событиями. Для местных поселенцев это время стало героической эпохой «индейских войн», для местных индейских племён эти годы связаны с последней и отчаянной попыткой сдержать натиск белой колонизации. Договора, навязанные племенам губернатором территории Вашингтон Айзеком Стивенсом в 1854-1855 гг., вызывали среди индейцев всё большее недовольство. Они не желали уступать белым свои земли. Осенью 1855 г. начались открытые вооружённые столкновения. Вождь якима Камиакин, объединив воинов разных племён, нанёс поражение отряду майора Г. О. Хэллера. Волнения охватили племена Пьюджет-Саунд. Здесь в декабре 1855 г. индейцы-кликитат атаковали лагерь лейтенанта Слотера, а 26 января 1856 г. воины прибрежных племён совместно с отрядом якима напали на Сиэттл. Стычки продолжались и в марте, но постепенно угасли после пленения Канаскита, воинственного предводителя племени кликитат. Конфликт с индейцами превратился здесь в «войну блокгаузов» - для защиты дорог и поселений было выстроено 33 таких опорных точки с гарнизонами из солдат и ополченцев. В водах залива патрулировали военные суда, крупнейшим из которых был пароход «Массачусетс». В июле военные власти рапортовали о том, что «война в этом округе прекращена». Однако на смену исчезнувшей угрозе с востока явилась новая опасность с севера.

Трудно сказать, какие именно из племён Северо-Западного побережья оказались вовлечены в последовавшие события. Историки и источники нередко противоречат друг другу. Одни обобщённо говорят об уроженцах «островов Королевы Шарлотты и архипелага Александра» или о «северных индейцах из Британской Колумбии»; другие называют «индейцев хайда из Русской Америки»; Г. Г. Бэнкрофт и Дж. Эммонс определённо говорят о тлинкитах, споря лишь о том, какому куану они принадлежат - Стикину или Кэйку. Наиболее, вероятно, близок к истине моряк с американского судна «Декатур», который сообщает о присутствии во флотилии северян выходцев из разных племён - тлинкитов куана Тонгасс и Стикин, индейцев хайда и «шинесбин»; несомненно, среди них были и тлинкиты куана Кэйк-Кую.

Так или иначе, но северные племена, населявшие острова Королевы Шарлотты и архипелаг Александра, могучие воины и свирепые охотники за рабами, то и дело появлялись на своих огромных боевых каноэ в стране миролюбивых береговых селишей. Их ладьи, вмещавшие до полусотни человек, развивали скорость до 35 миль в час, а сами воины овладели огнестрельным оружием задолго до того, как племена Пьюджет-Саунд увидели белого человека. Северяне были уверены в своей военной мощи и, с какой бы целью не посещали южные земли, вели себя неизменно гордо и вызывающе.

Ещё весной 1854 г. поселенец Джон Л. Батлер нанял несколько индейцев-хайда для работ на своём участке. Они закончили порученное им дело, но тут между ними и нанимателем возник спор об оплате их труда. Спор вылился в ссору, ссора переросла в схватку. В итоге Батлер и его товарищ Барт убили одного из хайда. Остальные пожаловались на убийц в местный суд. Дело разобрали, однако оба поселенца не понесли никакой кары. Причиной тому суд назвал то, что «в округе не имеется тюрьмы и содержать их в заключении будет слишком накладно». Индейцы поняли, что закон белого человека не поможет им в спорах с самим белым человеком. Им оставалось рассчитывать только на себя.

В мае того же года десять боевых каноэ, в каждом из которых находилось от 50 до 75 воинов, появились у берегов острова Ванкувер. Сойдя на сушу, восемь северян убили человека по имени Бэгли. Причиной гибели несчастного было то, что индейцы ошибочно сочли его за американца. Губернатор Дуглас выслал за убийцами погоню, но те скрылись среди островов Сан-Хуан. Вскоре после этого, в субботу 24 мая, два каноэ из состава этой флотилии появились в бухте Беллингхэм, высадив воинов у дома поселенца Клейтона. Тот вышел им навстречу не взяв оружия. Индейцы выглядели миролюбивыми и предлагали одеяла на продажу. Однако Клейтон что-то заподозрил, сказал, что сходит в дом за деньгами и, отойдя под этим предлогом, поспешно бежал в лес. Индейцы долго гнались за ним, но, наконец, отстали. Клейтон, пробежав пять миль, добрался до жилища капитана Пэттла. Неподалёку находилась стоянка индейцев-лумми. Оба белых послали лумми предостеречь других поселенцев, а сами, в сопровождении ещё пятерых мужчин, вышли в море на каноэ, чтобы проследить за передвижениями северян. Единственным оружием разведчиков был старый мушкет со сломанным замком. На плаву они оставались до полуночи. Наконец, решив, что враги покинули эти места, они вернулись к берегу. Оставив Дэвида Мелвилла и Джорджа Брауна охранять лодку, прочие направились к дому. В этот-то момент и прогремел залп, который дали по ним затаившиеся в засаде северяне. Мелвилл и Браун были убиты на месте и затем обезглавлены. Остальные сумели бежать и укрыться в ночных зарослях. Тем временем победители разграбили хижину Клейтона, через два дня обстреляли жилище Алонсо М. По, ограбили несколько домов на острове Уайдби и повернули на север. Набег мести удался. Поселенцев охватила паника. Губернатор Мейсон запросил помощи у военных из форта Стейлакум, была сформирована рота милиции во главе с полковником Айзеком Н. Эби, но всё уже стихло. Однако страх перед грозными северянами остался.

В 1855 г., когда обострилась борьба с восточными племенами, поселенцы Пьюджет-Саунда более всего опасались, что враждебные якима и кликитат вступят в союз со страшными «краснокожими викингами» Севера, как о том ходили угрожающие слухи. Между тем, 24 февраля 1856 г. в Пьюджет-Саунд прибыл военный пароход Соединённых Штатов «Массачусетс» под началом коммандера Сэмюела Суотваута, а в марте появился пароход «Джон Хэнкок» коммандера Дэвида Макдугала. Вскоре они показали себя в деле. В апреле в заливе Джорджия заметили флотилию северян, по некоторым сведениям тлинкитов-стикинцев. Около 60 из них сошли на берег у Порт-Таунсенда. Подойдя туда 8 апреля, «Джон Хэнкок» отогнал индейцев прочь, но поселенцы были слишком перепуганы. На общем сходе они решили просить губернатора Мейсона и коммандера Суотваута выслать военный пароход для постоянного патрулирования побережья. Их тревожило то, что северяне хозяйничали в этих водах, как у себя дома. Когда в июне 1856 г. пароход «Декатур» (отличившийся при защите Сиэттла) покидал Пьюджет-Саунд, каноэ северян провожали его до самой Виктории. Офицер с «Декатура» отметил среди них «наших друзей, представлявших племена Тонгас, хайда, Стикин и шинесбин». Все они пылко выражали свою радость по поводу ухода судна.

В октябре небольшой отряд стикинцев напал на шхуну поселенца Валентайна. Один член команды был убит, другой тяжело ранен. «Массачусетс» погнался за пиратами, но они стремительно скрылись. В то же время другие отряды северян высаживались в разных точках побережья, грабили жилища, временно покинутые хозяевами, а посетив резервацию нискуалли у форта Стейлакум вывезли оттуда весь урожай картофеля. Когда они наведались туда вторично, рассерженные нискуалли встретили их во всеоружии, убили двух или трёх из них и даже, по некоторым сведениям, уничтожили одно из каноэ. Но тогда же у Шервудс Милл северяне ограбили и сожгли дом, а в бухте Хендерсон ограбили лагерь лесорубов Свана. Капитан Лафайетт Бэлч, лавочник из Стейлакума, поспешил сообщить об этом военным властям. Он насчитал семь боевых каноэ, возвращавшихся с добычей после удачного рейда. Подполковник Сайлас Кейси, получив это послание, отправил майора Голдсборо на борт «Массачусетса», призывая коммандера Суотваута срочно прибыть в Стейлакум.

Когда вечером 18 ноября индейский челнок доставил Голдсборо на пароход, уже стемнело и потому Суотваут решил дождаться рассвета. Утром он направился к месту последних погромов, но индейцев там уже не было. Покину Стейлакум, они остановились у Порт-Мэдисон. По словам одного из местных пионеров, «они никогда не уходили, не наделав какой-нибудь чертовщины». «Массачусетс» прибыл сюда, когда они уже покинули и это место. Узнав о том, Суотваут миновал Порт-Мэдисон без остановки и на ночь бросил якорь в бухте Эпплтри. Погоня была возобновлена 20 ноября в 8.40 утра. Индейская флотилия двигалась в сторону Порт-Гэмбл. «Массачусетс» появился там в 12.45. Индейцы расположились у подножия лесистого холма, где легко могли бы занять оборону среди зарослей и бурелома. Они выгрузили добычу и вытащили на берег свои каноэ, решив отдохнуть и дождаться улучшения погоды перед долгой дорогой обратно на север.

Спустя час после прибытия, наняв из числа местных поселенцев переводчика, доктора Байглоу, коммандер Суотваут выслал на берег две шлюпки с командой из 18 вооружённых матросов во главе с лейтенантом И. Янгом. По предварительным подсчётам индейцев было 117 человек, не считая женщин и детей. У Янга имелся приказ «провести с индейцами дружественные переговоры» и «убедить их мирно покинуть Залив». При этом два-три вождя приглашались «погостить» на борт парохода в качестве заложников, а прочим предлагалось немедленно отправиться в Викторию с обещанием никогда более не появляться в здешних краях.

Навстречу отряду Янга вышла толпа вооружённых индейцев. Они грозили открыть огонь, если матросы осмелятся высадиться на берег. Янг пытался докричаться до вождей и передать им условия коммандера Суотваута, однако его заглушали угрожающие вопли. У моряков едва не рвали из рук оружие и они поспешили вернуться на борт судна. После этого Суотваут выслал на берег с той же целью более крупный отряд - 45 человек с гаубицей. Доктор Байглоу огласил условия сдачи. Но индейцы, «с угрозами и оскорблениями, ещё большими, нежели ранее», заявили, что не покинут этих мест, пока сами не будут к тому готовы. Лейтенант Янг, всякий миг ожидая нападения, вновь поспешил отступить.

Стемнело. Полил дождь. Суотваут подвёл судно ближе к берегу и приготовился на рассвете атаковать становище. Чтобы не дать индейцам возможности ускользнуть, он выслал следить за берегом баркас под командованием лейтенанта Форреста и небольшой пароходик «Путешественник» под началом старшего помощника Каммингса, который проходил мимо, буксируя брёвна с лесопилки. Оба судна он снабдил пушками.

Утром 21 ноября д-р Байглоу под белым флагом вновь появился на берегу и повторил требования сдачи. Одновременно, невзирая на сильный прибой, на берег высадилась группа в 29 человек морских пехотинцев во главе с лейтенантом Симмсом. На руках они снесли на сушу гаубицу. Но ни долгие переговоры, ни высадка отряда с гаубицей, не повлияли на индейцев. Они держались враждебно и вызывающе. Сдаться без боя требованиям врага для воинов Северо-Западного побережья означало потерять лицо, покрыть себя позором.

С борта «Массачусетса» моряки заметили, как воины начали занимать позиции на опушке леса, а в становище началось движение, которое расценили, как военную пляску. Делегация Симмса и Байглоу чувствовала себя весьма неуютно под дулами индейских ружей. Обстановка накалилась настолько, что взрыв произошёл как бы сам собой. Почти разом грянул орудийный залп с «Путешественника» и полыхнули огнём 60 индейских ружей. Под прикрытием корабельной артиллерии, лейтенанты Форрест и Симмс атаковали лагерь северян. Пушки «Массачусетса» били по становищу ядрами и картечью. Индейцы отстреливались, но их теснили в чащу. Упал один из вождей - ему перебило обе ноги. Две женщины подбежали к нему и морские пехотинцы навели на них ружья, требуя сдачи. Одна отказалась и рухнула, пронзённая шестью пулями. Береговая партия крушила между тем индейские шалаши и каноэ. В огромном костре было сожжено 300 новых одеял и «всякого имущества на несколько тысяч долларов». Картечь била по зарослям и многие индейцы были убиты древесными щепками, отлетающими от расщеплённых стволов. Однако северяне продолжали упорно сопротивляться, отчаянно отстреливаясь из своих укрытий и перестрелка затянулась. Впрочем, потери атакующих оказались мизерными. Пулей в правый висок был убит наповал шлюпочный старшина Густав Энгельбрект, стрелявший по индейцам из-за древесного ствола. Ещё один моряк был ранен в большой палец и трое оказались слегка контужены пулями, отражёнными от их пистолетов и рукояток ножей.

Спустя три часа после начала боя, в 10.00, десантный отряд вернулся на борт парохода. После полудня к индейцам послали пленную скво с предложением сдаться. на это они гордо отвечали, что «будут сражаться до тех пор, пока среди них останется хоть один живой человек». Лейтенант Форрест при этом заметил: «Они, определённо, самые безрассудно отважные люди, каких я только видел и ценят свою жизнь менее, чем кто-либо из людей». Суотваут сдержанно оценил доблесть северян, сказав, что «то, как они сражались, стоило лучшего дела».

Тем не менее, положение индейцев было безнадёжно и вожди прекрасно это понимали. Утром 22 ноября двое предводителей северян под белым флагом поднялись на борт парохода, «умоляя о пощаде на самых унизительных условиях». Они страдали от голода, холода и ран, у них было убито 27 воинов (среди них тлинкитский вождь из Кэйка), а 21 были ранены, они лишились всего имущества и запасов пищи.

Суотваут выдал индейцам хлеба и патоки, дав 24 часа на похороны погибших и сборы в дорогу. Вожди просили позволения починить свои каноэ и уйти прочь на них, но коммандер отказал им в этом. В ночь с 24 на 25 ноября на борт «Массачусетса» было погружено 87 индейцев, среди которых было 45 зрелых мужчин. Наутро, в 10.00, пароход отплыл в сторону Виктории. Однако британский губернатор отказался принять «подарок» в виде почти сотни озлобленных индейцев и Суотваут высадил их на островок Ласкути, оставив небольшой запас провизии. Каким образом они добирались до родных краёв никому не известно, да никто этим особо и не интересовался.

Рапортуя об этих событиях, коммандер выразил уверенность в том, что никогда более северные индейцы не появятся в Пьюджет-Саунд. Однако, он несколько поспешил со столь оптимистическим заявлением. Кровь погибших нуждалась в отмщении, а гибель вождя требовала смерти равного по положению человека из стана противника. В отместку за смерть знатного кековца должен был умереть «бостонский тайи». По словам Дж. Фуллера, историка Северо-Западного побережья, «дикари чувствовали, что обязаны нанести несколько ответных ударов, однако не проявляли желания вновь померяться силой с армией или флотом». Тем не менее, вскоре было захвачено, ограблено и утоплено две торговые шхуны (одна из них, «Ройалл Чарли», была взята на абордаж милях в 30 западнее Стикина), команды которых погибли. А затем, в августе 1857 г. около 200 северян, вероятно, кековцев и стикинцев, прибыли на о. Уайдби и выяснили, что наиболее видным человеком среди американских поселенцев считается таможенный инспектор полковник Айзек Н. Эби. Они посетили его дом и были радушно приняты там. Однако вслед за тем, в ночь с 11 на 12 августа, 10 мужчин и одна женщина из числа стикинских тлинкитов вновь постучали в дверь полковника. Он открыл её и был застрелен в упор. Гостивший в доме маршал Джордж У. Корлисс с женой, а также миссис Эби с тремя детьми под выстрелами индейцев бежали в лес. Вернувшись, они обнаружили на пороге дома обезглавленное тело полковника. Тлинкиты исчезли столь же стремительно, как и появились. Разгром в Порт-Гэмбле был отомщён. Оскальпированная голова полковника Эби вернулась в Орегон лишь в 1860 г., благодаря усилиям морского торговца Чарльза Додда с корабля «Бобёр».

Почему произошло столкновение между индейцами и американцами у Порт-Гэмбл? Ведь, в отличие от борьбы между белыми и племенами Орегона, тут не было спора за землю. Кто же был виновен в нарастающем вале кровавых событий? Вспыльчивые Батлер и Барт, убившие работника-хайда? Коммандер Суотваут, невольно бросивший северянам вызов, которого они не могли не принять, а затем расстрелявший их становище и выбросивший их самих на пустынный островок без средств к существованию? Или же сами северяне, самоуверенные и дерзкие воины? Вряд ли ответить на это можно однозначно. События вокруг столкновения у Порт-Гэмбл были порождены самой ситуацией соседства двух столь различных культур, столь несходных цивилизаций - мира европейских колонистов и мира индейцев Северо-Западного побережья. Для северян походы за добычей и рабами были достойным и славным занятием, поселенцы же видели в этом только череду опасных преступлений. По сути дела, они столкнулись с миром собственных пращуров - буйных варваров, населявших некогда «фронтир» Римской империи. Те тоже были воинственны, горды, беспокойны и тоже имели основания жаловаться на жестокие карательные действия римских легионов. И их тоже считали существами низшими, недостойными даже сравнения с «настоящими людьми» - гражданами Рима. И римский суд мог оставить безнаказанными убийц «какого-то варвара», как остались безнаказанными Батлер и Барт в 1854 г.

Столкновение у Порт-Гэмбл проливает свет на одну из важных составляющих всех «индейских войн», независимо от того, где и между кем они происходили, - на взаимное непонимание носителей различных культур, на их прискорбную неспособность мирно уживаться между собой.

 

Источники:

G. Emmons, The Tlingit Indians. -Seattle & London - New York, 1991, р. 332-333.

R.. Utley, Frontiersmen in blue. - New-York, 1967, p.187-194.

G. W. Fuller, A History of the Pacific Northwest.-New-York, 1931, p. 236-237.

Hubert H. Bancroft, "The USS Massachusetts and the Puget Sound Indian War" // History of the Pacific States. San Francisco: The History Company, 1890 XXVI, p. 134-137.

Clinton Snowden, "The Battle of Port Gamble" // History of Washington. New York: Century Publishing Company, 1909, Volume III p. 504-510.

Lottie Roeder Roth, "The Battle of Port Gamble" // History of Whatcom County. Chicago: Pioneer Historical Publishing Company, 1926. Volume I p. 61.

David Richardson, "The Port Gamble Incident" // Seattle Times. April 2, 1867

Chloe Sutton, "Honor memory of early Puget Sound hero" // Tacoma Sunday Ledger and News Tribune. July 17, 1949.

 

«« назад