МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 

 

 


 


 


 

Loading

 

 

 

 

Великие Равнины >

Понки

Стукалин Ю.В.

По мнению Лафлеша, некоторые данные указывают на то, что сиуязычные понки в прошлом были кланом омахов. Значение слова «понка» неизвестно, но происходит оно от самоназвания «ппакка». Они жили в земляных домах в постоянных деревнях, как и другие полуоседлые племена ежегодно отправляясь на равнины, чтобы поохотиться на бизонов.

Первое упоминание понков относится к 1785 году. В письме, датированном 12 декабря 1785 года, и написанном предположительно генеральным губернатором Луизианы Эстебаном Родригесом Миро (по мнению Дж. Ховарда, Миро получил эти сведения от других индейцев, которые, возможно, были врагами понков), отмечалось относительно понков: «На маленьком ручье, что ниже Бегущей Реки (р.Найобрара - Авт.) расположено постоянное поселение понков. Несмотря на это, люди они кочевые, от природы свирепые и жестокие, безжалостно убивающие всех, кого встретят на своем пути. Хотя если они встречаются с превосходящими силами, то стараются заключить мир. Другими словами, хотя понки имеют не более 80 воинов, дружат они лишь с теми, с кем принуждают их дружить обстоятельства».

К концу XVIII века понки начали получать от торговцев большое количество европейских товаров. В середине 1790-х годов Жан Трюдо основал торговый пост Понка-Хауз для закупки мехов у понков, омахов и сиу. Понки быстро поняли ценность своего положения, дающего им возможность быть посредниками в распространении европейских товаров, и в 1795 году начали останавливать и грабить проплывающих по Миссури торговцев. Одним из мотивов нападений было опасение, что живущие вверх по реке племена - арикары, сиу и другие, получат от торговцев ружья, которые впоследствии смогут использовать против их племени. Потери от нападений понков зачастую оказывались достаточно весомы. К примеру, лейтенант-губернатор испанского Иллинойса и комендант Сент-Луиса Зенон Трюдо сообщал, что одна торговая экспедиция, двигаясь вверх по Миссури, была ограблена понками и потеряла товаров на 7000 песо.

Отношения между понками и США были открыты договором 1817 года, подписанным с целью «восстановить мир и дружбу, существовавшие (между двумя народами - Авт.) до Войны 1812 года». В 1825 году был подписан еще один договор, по которому на земле понков позволялось жить только торговцам, а племя, в свою очередь, обязалось передавать белых нарушителей на суд Соединенным Штатам. В 1858 году понки продали свои охотничьи угодья правительству, получив для себя участок земли, что было подтверждено договором 1865 года.

Слишком маленькая численность племени не позволяла понкам принимать активного участия в межплеменных войнах. Они не были трусами, но могли вести только оборонительные боевые действия, либо искать сильных союзников. Еще в конце XVIII века они были подконтрольны вождю омахов Черной Птице, который требовал от них в обмен на защиту дары в виде шкур и других вещей. Эпидемии и постоянные схватки с врагами значительно отразились на их численности. Согласно мехоторговцу Пьеру Антуану Табо, в 1804 году у понков оставалось всего 40 воинов, и больше половины из них были убиты индейцами брюле-сиу во время нападения, произошедшего следующей весной. И хотя его данные о численности, несомненно, несколько неточны, понкам пришлось искать защиты от сиу у омахов. В 1824 году отрядом сиу были убиты еще 18 мужчин понков, включая ведущих вождей племени. В 1830-х годах Дугерти и Пилчер сообщали, что понки могут выставить всего 75-100 воинов, и вынуждены сражаться на стороне сиу против пауни. Они отмечали в 1835 году, что в прошлом понки занимались земледелием, «но грабежи сиу вынудили их присоединиться к сиу и стать охотниками на бизонов». Позднее сиу заставили их участвовать в войне против омахов. Но отношения с сиу вскоре испортились и последний раз племя провело удачную бизонью охоту в 1855 году. В последующие годы многочисленные военные отряды сиу не только отрезали понков от бизоньих пастбищ, но и вынудили их вести полуголодный образ жизни, постоянно оставаясь в своих деревнях, опасаясь даже возделывать поля. В дальнейшем отношения понков с пауни, как правило, были мирными. Иногда конокрады пауни воровали у понков лошадей, но если их ловили, то убивали на месте, что порой вело к ответным мерам. Оба племени часто посещали друг друга и оказали заметное культурное взаимовлияние. В 1859 году объединенный военный отряд сиу и шайенов атаковал охотничий лагерь понков, убив нескольких влиятельных людей племени. После возвращения, вождь Вегасапи обвинил индейского агента Грегори в том, что правительство помогает его врагам, и протянув окровавленные стрелы, в отчаянии проговорил: «Я больше не желаю вести себя словно женщина, а отправляюсь в военный поход, как поступал, пока мой Великий Отец не связал мои руки сладкими речами! Лучше умереть воином, а не ждать, когда сиу придут сюда и убьют нас». К чести Грегори, он попытался сделать для защиты маленького племени все, что от него зависело. Осенью 1860 года он отправился в путь и провел совет с брюле-сиу, которые благодушно обещали ему оставить понков в покое, поскольку ожидали, что «будут слишком заняты походами против омахов и пауни».

Однако общая политика правительства США в отношении понков была весьма схожа с его отношением к другим мирным племенам. В 1868 году правительство передало сиу резервацию, включавшую в себя резервацию понков на реке Найобрара, при этом интересы понков, естественно, были игнорированы. С этого момента сиу стали нападать на понков, имея для себя довольно веское основание - понки оказались захватчиками новых земель сиу, принадлежавших понкам еще по договору 1858 года! Правительство не только не сделало попытки исправить свою ужасную ошибку, но даже никогда не пыталось защитить несчастных. Более того, дикие сиу периодически снабжались первоклассными ружьями для «охоты на бизонов». Весь ужас подобной политики снабжения враждебных кочевников огнестрельным оружием, и ограничения в нем мирных племен, заключался в том, что любой белый житель границы прекрасно знал, что из-за сложностей в получении боеприпасов, индейцы крайне редко использовали ружья для охоты на бизонов, но всегда с радостью направляли их против своих краснокожих и бледнолицых врагов.

В 1877 году понкам сообщили, что они переселяются на Индейскую Территорию. Причину переселения не объяснили ни протестующим вождям, ни их людям. Восемь вождей вместе с представителями правительства отправились на Индейскую Территорию, чтобы отобрать место для новой резервации. Вожди отказались выбрать резервацию на этой «странной земле», и умоляли позволить им вернуться, но получили отказ. Тогда, с несколькими долларами в кармане, имея при себе лишь по одному одеялу, они за сорок дней самостоятельно вернулись домой, пройдя около 500 миль. Но 1 мая все племя силами армии США было переселено в новую резервацию. В результате смены климата с холодного на жаркий и влажный, всего лишь за один год умерла одна треть племени. Среди умерших был и сын вождя Стоящего Медведя, который пожелал похоронить его на земле предков, взял кости сына, и в январе 1879 года вместе с группой ближайших соратников пешком отправился в путь. Солдатам было приказано перехватить их, арестовать и вернуть назад, но по пути на юг история получила огласку, граждане города Омаха встали на защиту несчастных, а адвокаты предложили свою помощь. Судья Данди признал, что правительство США не имеет права насильно переселять пленников на Индейскую Территорию, и приказал отпустить их. Сенат назначил расследование правомерности переселения понков, в результате чего им была предоставлена резервация на родных землях, а за потерянную собственность выплачена компенсация.

В 1802 году Перри ду Лак сообщал, что понки могли выставить 300 воинов. Касс в 1836 году указал общую численность племени в 900 человек, Бент в 1846 - 2000, Мэтлок в 1847 - 1600, Митчелл в 1852 - 800. Численность понков в ноябре 1874 года составляла всего 733 человека, которые жили в трех деревнях. Официальный отчет за 1910 год показал 875 человек, а за 1989 - 3277.

 

«« назад