МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 

 

 


 


 


 

Loading

 

 

 

 

Великие Равнины >

Равнинные индейцы. Структура общины и жизнь в лагере.

Джейсон Хук, Ричард Хук; перевод weshki

 

ВВЕДЕНИЕ

Карта, показывающая расположение равнинных племен.

Центральные равнины Северной Америки, к востоку от Скалистых Гор, стали родиной равнинных индейцев; здесь охотничьи угодья двенадцати «типичных» племен совпадали с пастбищами самых больших стад бизонов. Все эти племена обладали общими особенностями: интенсивным использованием типи, бизонов и лошадей; разделением воинов на общества; и религиозной церемонией, называемой Танец Солнца. Культурые особенности естественно отличались от племени к племени, наиболее очевидно проявляясь между наименее связанными племенами, такими как блэкфуты на севере и южными команчами. Равнинные племена неизбежно имели связи с соседними племенами на границах Равнин. К западу находились племена Плато, такие как нэ-персэ; и племена юго-западной пустыни, такие как апачи, которые изначально были среди самых ранних обитателей Равнин. Они, подобно племенам сельскохозяйственных деревень на границах восточного Вудленда, из-за своей близости к равнинным индейцам, разделяли с ними часть культурных особенностей, и в действительности, время от времени рисковали выходить на открытые пастбища сами.

Равнинные индейцы появились в период, называемый «собачьим», потому что собаки были их единственным вьючным животным. Большинство племен первоначально вышло на запад из восточного Вудленда, пройдя через Прерии на Равнины. Однако эти пешие индейцы не могли в полной мере использовать эту враждебную среду до появления лошадей, которые позволили успешно охотиться на бизонов и усвоить полностью кочевой образ жизни, воодушевив многие племена покинуть приграничные районы ради центральных Равнин. Возникновение конной культуры стало вестником золотого века равнинных индейцев - века резко завершившегося вторжением белого человека, который заставил их уйти с их обширных земель в резервации во второй половине 19-го века.

Карта, показывающая распространение стад бизонов, ок. 1800 гг.

Переходный период передвижения на открытые Равнины произошел в большинстве случаев в течение 17-го века, хотя ранее упомянутые различия между племенами делают точную датировку невозможной. Точно так же, хотя некоторые характеристики могут считаться типичными для равнинных индейцев в целом, важно отметить, что обычно существовали различия и от племени к племени, и между отдельными людьми. В действительности их общество было в высшей мере индивидуалистическим, частично потому, что они были очень духовными людьми. Их жизнь не была центрирована на выживании, но на духовном обновлении, и большая часть ее была сфокусирована на поддержании гармонии со Священными Силами. Слово «медицина» стало использоваться для описания сверхъестественной или духовной силы, которую индейцы получали лично от своих божеств, и которая направляла их в охоте, войне, лечении и всех прочих нуждах каждодневной жизни.

Будучи кочевыми народами, границы их были неопределенны, и - по сравнению с людьми, которые изгнали их - у равнинных индейцев не было концепции собственно владения священной Матерью Землей.

Исходя из особой и комплексной природы индейской жизни и отношений, неизбежно это короткое исследование их культуры выйдет за некоторые рамки формата Men-at-Arms. У равнинных индейцев не было специфической военной организации в европейском смысле. Их подход к войне описан на последующих страницах, но лишь как один из аспектов их всеохватывающей натуры. Большая часть истории равнинных индейцев должна рассматриваться на фоне постоянных маломасштабных боевых действий между племенами и более мелкими группами. Их конфронтация с солдатами в синих куртках, которые в конце концов положили конец их независимому существованию, заняла лишь несколько декад, и не была типичной для индейской жизни. Эти последние годы живо продемонстрировали огромную пропасть, которая пролегала между индейским и белым отношением к войне; но существует опасность соскользнуть в ошибочные обобщения, если мы попытаемся проанализировать опыт индейцев сквозь искажающую перспективу военной культуры и исходных положений белого человека (Следующая книга в этой серии The US Cavalry on the Plains, 1830-90, Филипа Кэтчера, издание котрой планируется позже в 1985 году, опишет другую сторону этого трагического, но неизбежного столкновения культур).

 

СТРУКТУРА ОБЩИНЫ И ЖИЗНЬ В ЛАГЕРЕ

Подразделения равнинных индейцев были более сложны, чем просто разделение на племена. Каждое племя было близкородственно лингвистически некоторым другим со времен, предшествующих продвижению на Равнины. Существовало также более четкое разделение племен и их последующих ответвлений на суб-племена, охотничьи бэнды и кланы.

Сиу, например, были первоначально разделены в течение определенного периода времени на три отдельные общности: дакота, или санти сиу; накота, или янктон сиу; и лакота. И тогда как первые два племени остались на восточном краю Равнин, лакота, или тетон сиу, мигрировали на запад к центральным Равнинам и стали известны, как западные сиу. Племя ассинибойнов также было ответвлением янктон сиу, отделившимся позже в следствии ссоры.

Главные подразделения культур северо-американских индейцев.

Хотя это число слегка колебалось, по мере того как подразделения распадались и объединялись, существовало ровно семь суб-племен тетон сиу, это число считалось неотъемлемой частью структуры нации. Это были брюле, ханкпапа, миниконджу, оглала, охенонпа, санс аркс и сихасапа.

Но даже эти суб-племена все еще состояли из слишком большого количества людей, чтобы быть целесообразными единицами вне времени летних месяцев. Как только летние стада бизонов распадались на маленькие группы с уменьшением количества травы, равнинные племена разделялись на компактные охотничьи бэнды. Они были достаточно малы, чтобы быть мобильными и нуждаться в ограниченном количестве пищи и пастбищ, но оставались достаточно большими, чтобы защищать себя и действовать, как единая группа, в частности, для охоты на бизонов. Бэнды состояли приблизительно из 20-30 семей в случае блэкфутов, которые определялись по прозвищам. Оглала сиу, например, одно время были разделены на шесть охотничьих бэндов, или «tiyopses»: Оглала, Красная Вода, Ожерелье Старой Кожи, Ночное Облако, Красная Палатка и Короткие Волосы.

Блэкфуты

Охотничий бэнд был основной единицей племени большую часть года, до тех пор, пока все племя не собиралось на летнюю охоту и церемонии. Несмотря на то, что его размеры колебались до определенной степени, поскольку члены в целом были вольны уйти в более удачливый бэнд, каждый бэнд состоял в основном из родственников по крови или браку, - практика, которая очевидно поддерживала единство группы. В некоторых племенах это было возведено на более высокую степень учреждением кланов, где членство устанавливалось патрилинейно или матрилинейно. Экзогамная природа большинства бэндов и кланов также служила для предотвращения браков между родственниками, - практика, к опасности которой индейцы были очень чутки.

Гармония между отдельными охотничьими бэндами и племенем в целом поддерживалась «вождями». Племя считалось одной большой семьей, лагерный круг символизировал семейное типи, и во главе его находились вожди. Хотя структура власти каджого племени была сложной, наиболее общим разделением было разделение на военных и мирных вождей. Мирные вожди были обычно пожилыми, старшими людьми, заботящимися о ежедневной жизни племени; тогда как военные вожди - офицеры военных обществ - были активно задействованы в военных делах. Обязанности власти также распространялись на группы уважаемых старейшин и шаманов - и тех и других в их собственной области, например, при указании направления поиска бизонов, или в роли общепризнанных вождей.

Идея о том, что вожди равнинных индейцев являлись автократами - миф. Множество лидеров каждого из племен имели различное номинальное превосходство, но все обладали ограниченной автократической властью. Даже если один из вождей бэнда был признан главой племени, его роль заключалась в том, чтобы быть простым председателем на племенном совете. Предводители охотничьих бэндов имели положение советников, так что их власть ограничивалась величиной их личного влияния. Бедный вождь быстро утрачивал свое положение, тогда как бэнд популярного вождя процветал и расширялся. В результате, чтобы стать вождем, человек должен был продемонстрировать все качества, ожидаемые от достойного человека. В идеале это означало, что любой мог стать вождем, ведя примерную жизнь, хотя в реальности возможности были иногда больше у сына вождя.

Воодушевленные престижем своих старейшин, молодые люди конечно же стремились следовать по тропе вождя, которая пролегала изначально через приобретение статуса, необходимого для предводительства военными отрядами. Призанный воин мог добиться преимуществ на совете, и тем, когда он говорил, и тем, сколько внимания уделялось его словам. Демонстрируя прочие качества, ожидаемые от вождя - хорошую рассудительность, честность, уравновешенный характер, личную отвественность и неограниченную щедрость - стремящийся к власти лидер подавал хороший пример, чем обязывал окружающих и медленно повышал свое влияние. Поскольку им приходилось вести за собой людей личным примером, индейцы заявляли, что их вождей не избирали, ими «просто становились».

Кайова и команчи

Важные дела племени обсуждались и решались советом, одним из наиболее совершенных среди которых был Совет Сорока Четырех у шайеннов. Он состоял из 40 вождей от десяти бэндов и четырех Вождей-Старейшин и руководствовался сводом правил (запрещающих, например, убийство одним шайенном другого). Совет, который собирался летом, чтобы принять решения племени, представлял собой истинную демократию; тесно сотрудничая с мужскими обществами, и признавая желания народа, он принимал только те решения, которые могли быть поддержаны большинством племени.

Поскольку власть вождя была в реальности лишь отеческой, значительное количество личной отвественности требовалось от каждого человека. Обычно деструктивного члена общины сначала урезонивали, скорее чем выговаривали ему, и для каждого существовал достаточный побудительный мотив, чтобы внести свой вклад в общее дело. Во-первых, правильное поведение прививалось молодежи примером гордых, уважаемых вождей и воинов. Во-вторых, выживание охотничьего бэнда зависело от совместных усилий, и обязательства возрастали в следствие того факта, что каждый член был окружен большим количеством родственников. В действительности, необходимость для бэдна быть способным выполнять задачи и объединять ресурсы, продвигала идею о том, что хорошо увеличивать количество своих родственников. Обычай принимать даже достаточно отдаленных членов большой семьи как ближайших родственников, также укрепял единство, и в целом обеспечивал, чтобы никто не оставался в нужде.

Необходимость вступать в брак с членом другого бэнда помогала поддерживать разные элементы племени как единое целое. Независимо то того, мужчина или женщина присоединялись к бэнду родственников своего супруга, бэнды связывались вместе кровью, и объединения в летний племенной лагерь ждали с нетерпением, как ежегодного воссоединения.

Поведение отдельных людей контролировалось и более прямо, в частности важностью, придаваемой общественному мнению. Связь с соплеменниками была центральной для индейской философии. Соотвественно, тогда как добродетельного человека ожидало большое признание, наказанием за себялюбие, трусость, лень, или нечестность был остракизм. Блэкфуты, по-видимости, подвергали людей с отклоняющимся от нормы поведением такому публичному осмеянию и оскорблению, которое иногда приводило тех в изгнание, или на тропу войны; тогда как кроу формализовали подобное наказание наличием «шутливых родственников», от которых кроме подшучивания друг над другом ожидалось также и посрамление друг друга за неправильное поведение. Если предостережения, подобные этим, или исходящие от лица лидера оставались без внимания, совет имел полномочия изгнать человека, или призвать военное общество наказать его, например уничтожением его палатки и имущества.

 

Типи

Палатки, или «типи» служили домом для всех племен Равнин; даже более стационарные племена, жившие в деревнях, такие как хидатса, манданы и арикара, использовали их, когда уезжали прочь от своих земляных домов. Оно остается на сегодня одной из наиболее хорошо разработанных палаток в мире, и было превосходно приспособлено для жизни на Равнинах.

Внешнее и внутреннее устройство типи.

Типи было по существу наклоненным конусом, состоящим из трех или четырех главных шестов, связанных вместе сухожилиями, перемежаемых более легкими укрепляющими шестами, и покрытых обработаными шкурами бизонов. Нижняя четверть также имела с внутренней стороны предотвращающую тягу подкладку из шкур бизона, а узкий вход, повернутый на восток, был покрыт занавеской из шкуры.

Главным преимуществом типи была его мобильность. Его можно было легко транспортировать, в чем главным затруднением были шесты; и с появлением лошадей стало целесообразным увеличить его в диаметре основания до 15 футов, когда требовались только две или три лошади, чтобы тащить шесты и покрытие. Типи могло быть быстро убрано или поставлено двумя опытными женщинами, а защита, которую оно предоставляло, была превосходной. Оно было достаточно прочно, чтобы выдержать самые суровые зимы, будучи водонепроницемым и обтекаемым для ветра, оно могло быть легко залатано, если повреждалось. Наверху находились два дымовых клапана, или «уха», каждый устанавливался в определенное положение наружным шестом. Эти оригинальные, и в то же время простые приспособления могли ставиться в зависимости от направления и силы ветра, предотвращая сквозняки и позволяя свободный выход дыма от центрального очага, таким образом обеспечивая тепло зимой. Выход дыма улучшался потоками воздуха между внешним покрытием и внутренней подкладкой и легким наклоном типи. Более острый угол наклона переда типи также удерживал его при жестоких западных ветрах Равнин, тогда как дымовые клапаны могли быть закрыты, позволяя дождю стекать по внешним стенам. В летнюю жару одна сторона типи могла быть завернута вверх, создавая вентиляцию.

Однако, типи считалось более чем просто палаткой, так как оно представляло собой священную форму круга, и представлялось символом индейского мира. Разрисовывание покрытия, двери и подкладки элементами видений и военными подвигами было обычным и делало постройку новой палатки и переезд из старой сложным ритуалом.

Равнинные индейцы ухитрялись жить очень комфортно в том, что мы посчитали бы тесными условиями, обеспечивая точный, но тонкий этикет внутри типи; хождение между кем-то еще и центральным очагом, например, считалось неприличным. Индейцы удивляли некоторых белых посетителей своей видимой свободой и остутствием антагонизма внутри палатки.

 

Жизнь в лагере

Хотя было бы неправильным рассматривать жен большинства равнинных индейцев, как всего лишь имущество - и на самом деле многие женщины обладали более высоким статусом, чем обычно предполагается - над их обществом доминировали мужчины. Однако, у обоих полов были свои собственные важные роли в процветании и выживании семьи, бэнда и племени.

Мужчины обладали большей сексуальной свободой, чем женщины, и в действительности похвалялись своими подвигами, особенно у замужних женщин. Тем не менее, целомудрие женщин высоко ценилось, особенно среди шайеннов, где «поддавшаяся соблазну была опозорена навеки». Кандидаты на брак с заметно неразборчивой девушкой были очень бедны, тогда как добродетельные женщины привлекали уважаемых мужей и исполняли престижные роли в религиозных церемониях. Претендентка на роль Делающей зарубку на дереве в Танце Солнца кроу, которая не была истинно целомудренна, должна была отклонить честь, заявив: «В моем мокасине дыра».

Виды вышивки бисером

Ухаживание было соотвественно формализовано до определенной степени, и молодые пары должны были остерегаться того, чтобы их видели вместе. Некоторые юноши заигрывали с девушкой, когда она выходила принести воды, или ходила с подругой по лагерю, но она часто была не далеко от наблюдательных глаз своей бабки. Если родители девушки решали, что она готова к замужеству, они осторожно давали знать, что поклонники могут подойти. Среди многих племен считалось правильным для молодых людей покрывать свои головы «брачным одеялом», чтобы скрыть свою личность, когда они встречаются с девушкой вне ее типи, где они заключали ее в одеяло, делая возможным приватный, но уважительный разговор. Любовная медицина и флейты также играли свою роль в ритуалах ухаживания, вызывая силу животных, таких как лось, чтобы вселить уверенность в малодушных и влюбить в себя избранную девушку.

Если поклонник был ободрен девушкой, и если его семья одобряла пару, они помогали ему собрать подарки, которые посредник приносил к палатке девушки. Если ее семья соглашалась, они передавали равноценные подарки с невестой к дому юноши; если нет, они просто возвращали дары. В случае договоренности о свадьбе устраивался пир или простая церемония в знак этого события. Это считалось достойным способом жениться, хотя побеги были не редки среди пар, которые встречали оппозицию со сторны своих семей.

Методы работы с иглами дикобраза

Так как родственники обеспечивали брак обменом дарами, это рассматривалось скорее как связь между семьями, чем просто между двумя людьми. В действительности обмен дарами мог продолжаться много лет. Одна из недавно поженившихся пар могла перебраться в охотничий бэнд другой, и рассматривалась как замена тем членам семьи, которые вышли замуж или женились в другом бэнде. В результате муж в матрилокальном обществе становился членом новой ячейки и приветствовался, как еще один добытчик пищи и защитник.

Брак также приносил табу, устанавливаемые между парой и родней со стороны мужа или жены, обычно как знак уважения. Даже до свадьбы братьев и сестер обычно держали отдельно друг от друга после достижения определенного возраста, вопреки, или, возможно, вследствие их близости. После свадьбы это распространялось на мужчину и его тестя или тещю, вплоть до того, что часто им запрещалось даже смотреть друг на друга. Напротив, братьям и сестрам мужа и жены обычно позволялись очень свободные отношения.

Отношения мужчины с сестрой его жены могли на самом деле идти еще дальше, поскольку в полигамных браках, которые были довольно часты среди многих племен, жены часто были сестрами. Мужчина часто считался обязанным заботиться о сестрах своей жены, если они были вдовами; ему могли предложить сестер его жены в качестве жен, или он мог просить об этом, так как иметь сестер в качестве нескольких жен считалось снижающим возможность ревности.

Полигамия обладала очень практическими преимуществами для равнинных индейцев. Во-первых, потому что по природе этого воинственного сообщества, количество женщин намного превосходило количество мужчин. Чтобы увеличить производительность общества и заменить павших воинов, полигамные браки давали каждой женщине вырастить детей. Во-вторых, домашняя работа жены видного человека была изнурительной, и тогда как вторая жена могла помочь поддерживать в порядке палатку и готовить еду для своего мужа и его товарищей, она также составляла компанию первой жене, пока муж был на войне. Первая жена могла оставаться главой домашнего хозяйства, - она называлась блэкфутами «сидящая-рядом-со-мной-жена» - и она не терпела унижения от последующих браков своего мужа; в действительности, она могда даже предлагать эту идею. Мужчине многоженство давало потенциальноую возможность иметь больше собственности, поскольку дополнительные жены могли приготовить намного больше шкур для продажи, что более чем компенсировало необходимость в добывании большего количества пищи.

Рубаха блэкфутов

Отвественность и работа мужчин и женщин были четко разделены. Женщины, кроме выращивания детей, отвечали за поддержание и устроение дома, его перевозку и поддержание чистоты внутри. От жены также ожидалось оказание помощи в разделывании мяса, которое добыл муж, приготовление ему еды и обеспечение ему комфорта. Обработка шкур - изнурительный процесс, включающий очистку, сушку, выскребание и дубление очень тяжелых шкур - тоже падало на женщин, которые, более того, должны были затем превратить их в практичные вещи. Женщины были ответственны за сложную работу с иглами дикобраза и бисером; работа с бисером, поощраемая доступностью торгового бисера, стала более популярна после 1830 года. Качество этих кропотливых декоративных видов ремесла видно на многих предметах, таких как мокасины, сумки для трубок, люльки и платья. Сноровка в работе с иглами дикобраза и бисером и, конечно, в домашней работе были женским эквивалентом подвигов мужчин на тропе войны. Это были женские союзы, сравнимые с мужскими обществами, такие как Общество Вышивальщиц Иглами Дикобраза, и видные умелицы добивались престижа, сравнимого с удачливыми воинами.

Основными задачами мужчин было накормить и защитить свои семьи; и если работа женщин была более трудоемкой, то работа мужчин более опасной.

Различие ролей мужчины и женщины прививалось с детства, и дети часто подражали жизни своих родителей. Девочки часто получали маленькие типи и кукол, чтобы смотреть за ними, имитировали Танец Скальпов и обучались ремеслам, необходимым для хорошей жены, в подростковом возрасте. Мальчиков учили охотиться и воевать, и закаляли, подготовляя к жизни воинов, полной яростной конкуренции, которая ожидала почти всех из них. Их закаляли для битв жестокими борцовскими играми и обучали ценности отваги, в то время как их выносливость, умение ездить верхом и стрелять развивались посредством игр и обучения. Между 11 и 15 годами их навыки развивались от преследования телят до серьезной охоты. Наконец, они становились водоносами в своем первом военном отряде, подтверждая этим достижение взрослого возраста.

 

«« назад