МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 

 

 


 


 


 

Loading

 

 

 

 

Народы Северного Вудленда > Лига Ирокезов >

Феномен Бобровых войн в истории Лиги Пяти Наций

Прокопчук А.

 

На протяжение всего периода существования Лига Пяти Наций, Конфедерация ирокезов характеризовалась как сложная и эффективная система организации общества, которая функционировала без помощи каких-либо бюрократических институтов управления, сохраняя эгалитарные традиции. Особенным периодом в истории Конфедерации ирокезов исследователи считают XVII век – век активной экспансионистской политики Лиги.

В рамках данной работы будут подробно рассмотрены причины захватнических устремлений ирокезов в конце XVI - XVII веках.

Ирокезские войны XVII века получили в отечественной историографии название «Бобровые войны», которое подчеркивает главную причину завоевательной политики Конфедерации стремление раздобыть как можно больше пушнины, чтобы обменять ее потом на европейские товары [1.С.68, 2]. Тем самым, активная внешняя политика Лиги связывается с влиянием европейцев на индейские племена. Данная точка зрения восходит к мнению Дж. Ханта, который объяснял причины указанных войн меховой торговлей и колониальной политикой европейских держав, боровшихся за господство на континенте [3.С.221].

Но данный подход кажется во многом спорным. На наш взгляд, указанные причины войн, возникшие в поздний период истории ирокезов неправомерно экстраполированы на более раннюю эпоху. Рассмотрим экономическую обстановку и хозяйственное развитие в ареале проживания ирокезских племен, которые заселяли территории в пределах современного штата Нью-Йорк. «Не слишком большая по площади территория и значительная постепенно увеличивающаяся плотность населения наряду с существованием относительно крупных стационарных поселений вели к нарушению баланса между обществом и природной средой, что толкало ирокезов на завоевание новых угодий» [3.С.172]. Если в первые годы существования Лиги главной причиной военных действий были попытки выстоять и сохранить свою территорию и поселения от многочисленных нападений алгонкинов, то уже к началу XVII века ирокезы, отстояв своё право на существование, стали испытывать необходимость в свободных землях. В это время ирокезы добились огромных успехов в палочно-мотыжном земледелии. Кукурузные поля окружали селения ирокезов в радиусе до 9 км., занимая тысячи гектаров. С естественным приростом населения стали возникать трудности с новыми земельными угодьями. Таким образом, можно определить причины словами У. Ритчи, который утверждал, что войны велись в доколониальной Ирокезии за захват земель.

Интересно предположение Дж. Виттхофта, который отмечая особенность женского земледельческого хозяйства, делает вывод, что высвободившееся таким образом мужчины «предались хищническим набегам как продолжению вековой кровной мести» [5.С.32-34]. Это объяснение предполагает уже такой уровень экономики у ирокезов и их соседей, на котором было, что похищать, т.е. была возможность накопления богатств и существования войн как промысла, как грабежа чужих сокровищ. Такое допущение возможно, если учесть высокий уровень материального производства и межплеменного обмена, о которых свидетельствуют данные археологии доколониальных ирокезов и их соседей – гуронов, эри и др. [ Ритчи У., Триггер В, Хант Дж., Аверкиева Ю.П. и др.].

О связи воинственности ирокезов с развитием меховой торговли с самого её зарождения на северо-востоке Северной Америки собраны убедительные свидетельства в исследовании Дж. Ханта [6.С.221]. Пушнина приобрела для ирокезов с XVII века важнейшее значение. Для индейцев она стала единственным товаром, на который они могли выменять европейские товары, очень быстро вошедшие в их быт. Так как к 40-м годам ирокезы истребили бобров на своих землях, они были вынуждены совершать набеги на западные и особенно на северные племена. Однако, проникновение ирокезов более чем на тысячу километров на север от страны «Длинного Дома», далеко в канадскую тайгу, по сути дела, чуждую их экологической культуре, сложно объяснить только с позиции поиска территорий, богатых пушниной. Тем более нельзя объяснить этой причиной частые военные предприятия в начале века, когда бобры в Ирокезии еще водились, а рынок сбыта пушнины не был еще развит. Следует вспомнить и о том, что, как раз участившимися военными походами ирокезские старейшины объясняли англичанам упадок бобрового промысла [7.С.174]. Получается, что потребность в пушнине, являвшаяся одним из факторов, двигавших Лигу, на пути внешней экспансии, не являясь среди них главным.

Раскрывая причины, двигавшие завоевательной политикой ирокезов, необходимо отметить помимо традиционного стремления индейских воинов к славе и к утверждению в качестве полноценных членов общества через военные заслуги, также «фактор необходимости поддержания военной мощи союза, а значит сохранения и повышения его авторитета на межэтническом уровне, что ставит Лигу в один ряд с раннегосударственными образованиями» [8.С.175].

Так что же толкало Конфедерацию на проведение внешних завоеваний? Все более заострявшиеся экологические проблемы или определенная пассионарность? Попытаемся ниже ответить на этот вопрос. Сейчас же можно сказать одно - данное движение не было вызвано европейским влиянием, а было обусловлено фактором внутреннего развития данного общества.

Важную роль в успешной завоевательной политике Лиги исследователи отводят – стратегически выгодному географическое положению их территории. Располагаясь в долинах между водораздельными горными хребтами, они владели удобными водными путями, позволяющими без труда достигать всех важных районов Северо-востока Северной Америки. При этом компактная и плотно заселенная страна Пяти племен была пронизана разветвленной сетью троп [9.С.171]. Благодаря этому сообщение между племенами было несложным. Другим фактором явилось изолированное положение ирокезской культурной общности в окружении существенно отличающихся от них по своей культуре алгонкинских групп, что и послужило в конечном итоге поводом к их консолидации. Ирокезы не обладали регулярной армией, но каждый мужчина был и воином, и охотником, освобожденным от добычи основного пропитания, вследствие того, что земледелие было сферой женского труда. Весь процесс воспитания в обществе ирокезов был построен на подготовке мальчиков к войне, к подвигам и смерти. Готовые в любой момент пойти в бой и умереть, ирокезские войны представляли собой превосходные машины для убийства, чем и наводили ужас на европейцев.

Военная мощь ирокезов была построена на принципе безжалостности и применения грубой силы против врагов после внезапного нападения [10.С.38]. Ирокезы снаряжали очень большие военные отряды, обученные внезапно атаковать и быстрыми действиями вносить панику во вражеские селения. Они также извлекали полную выгоду из техники убаюкивания противника ощущением полной безопасности, изображая миролюбивые обращения, которые осуществлялись для того, чтобы быть неожиданно нарушенными. В ранней истории Конфедерации нет сведений об объединенных военных походах всех пяти племен, но существуют указания на совместные выступления нескольких племен. Неспособность объединить вовремя все свои силы, привела в конечном итоге к поражению в оджибва-ирокезской войне в 1657 году, которое остановило экспансионистские устремления Конфедерации [11.С.45 - 49]. Но специфика индейских войн часто требовала небольших мобильных отрядов. В этой связи самостоятельность отдельных племен в ведении военных действий явилась необходимостью. Таким образом, Лига изначально формировалась как форма военной организации общества. В дальнейшем это определило ее в целом завоевательный характер, не детерминированный экологическими причинами.

Огнестрельное оружие не играло большой роли в этих войнах, хотя с приходом европейцев характер войн между индейскими племенами изменился. Снабжаемые первоначально голландцами, а позднее англичанами воины Лиги достигли высокого уровня искусства владения данным видом оружия. Л.Г. Морган отмечает, что «с освоением огнестрельного оружия начался не только быстрый подъем, но и абсолютное превосходство ирокезов над другими индейскими племенами» [12.С.15].

В течение целого столетия ирокезы вели практически беспрерывные войны. Они покорили и держали в зависимости все основные народы, населявшие территории нынешних штатов Нью-Йорк, Делавэр, Мэриленд, Нью-Джерси, Пенсильвания, Северная и западная часть Виржинии, Огайо, Кентукки, север Теннисси, Иллинойс, Индиану и Мичиган, часть штатов Новой Англии и основную часть Верхней Канады. В результате своих завоеваний Союз ирокезов подчинил себе огромную территорию, населенную многочисленными племенами. «При первом осознании своей растущей мощи они направляли свое долго сдерживаемое негодование против адирондаков, угнетавших их на заре становления как нации» [13.С.13]. После того, как воины Конфедерации почти что полностью истребили адирондаков, они направили свою агрессию на гуронов, нейтралов, эри, оджибва, миссисога, майами, оттава, иллини, племена Новой Англии и ряд других племен северо-востока Северной Америки [14.С.25 -28].

К концу XVII века Лига контролировала огромную территорию, заселенную множеством индейских племен. Ирокезы для управления покоренными землями пользовались разнообразными методами.

Как свидетельствует Л.Г. Морган «Ирокезы никогда не обменивались пленными с индейскими нациями и никогда не пытались выручить своих людей попавших в плен. У пленников было только два выхода: усыновление или истязание» [15.С.180]. Во время своей завоевательной политики Лига включала в свой состав новых членов именно через усыновление. Это позволяло путем адаптации установить между ирокезами и пленниками хорошие отношения. Пленники включались в родственную структуру семьи и путем расширения уз - в клан и племя. Вместо погибших сородичей семья или род усыновляли чужеродцев-пленников. Прак¬тика усыновления приобрела чрезвычайно важное значение в условиях жизни ирокезов XVII в.; в состав того или иного ирокезского племени включались как отдельные семьи, так и целые роды и селения покоренных племен [16.С.28 - 29].

Именно развитая система адаптации давала союзу пяти племен политическое преимущество над остальными этническими общностями востока Северной Америки. Она являлась источником поддержания, а возможно, и увеличения военного потенциала Лиги путем пополнения ее новыми воинами взамен погибших. По словам Уильяма Фентона, адоптированные чужаки вскоре становились большими ирокезами, чем сами ирокезы [17.С. 128]. Опять же Л.Г. Морган отмечает, что «если пленника усыновляли, то его верность и привязанность принадлежали отныне принявшей его нации» [18.С.180].

Таким образом, утверждение Ю.П. Аверкиевой, что «усыновлявшиеся в племя в большинстве своем становились гражданами второго сорта в ирокезском обществе» [19.С.230] является спорным. Ритуал усыновления демонстрировал смерть человека как врага и рождение как ирокеза, члена общества и семьи, на которого распространялся в равной мере Великий Обязательный Закон (конституция Лиги) и право участия в походах. Участие в походах давало каждому шанс стать вождем так как это зависело от личной доблести и мудрости. У Ю.П. Аверкиевой встречается и упоминание о том, что усыновленные занимались охотой, промыслом пушнины, использовались в земледельческом труде, работая на полях вместе с женщинами [20.С.230 - 231]. Если вспомнить, что мальчики ирокезов, до того момента как станут взрослыми мужчинами – воинами также помогали в земледельческом труде своих матерей, этот факт приобретает совсем другой смысл, указывая на необходимость каждому новому члену ирокезского общества освоить язык, традиции, правила поведения, ментальные установки, через участие в общественно полезном труде, чтобы стать полноправным членом общества. Иными словами, бывший пленник проходил своеобразную социализацию в ирокезском обществе. В подтверждении смысла указанного явления говорит строгий отбор кандидатов на усыновление. В случае, если пленник по тем или иным причинам «не нравился» матерям, которые выбирали своих будущих детей, его ждали мучения на пыточном столбе и страшная смерть.

О размахе практики инкорпорирования иноплеменников говорят свидетельства иезуитов. К 1656 году в состав сенека входило 11 различных племен. В состав онондага к 1677 году были включены представители монтанье, алгонкинов, гуронов, нейтральных и конестога. Племя онейда к 1668 году уже состояло на 2/3 из поглощенных ирокезами алгонкинов и гуронов. Население селений кайюга в 1688 году также характеризуется как чрез¬вычайно смешанное: оно включало пленников из гуронов, эри, нейтральных, андасте, тутело, сапони, делаваров, катавба, маскогов, оттава, майами, иллини и других центральноалгонкинских племен.

Адаптация ирокезами пленников и ассимиляция их в своей среде, все большая централизация руководства социальной и обрядовой жизнью в совете Лиги размывали старую племенную ориентацию ирокезов, способствуя становлению ирокезской народности – ходеносауни.

Другим способом управления покоренными землями было образование колоний на территории покоренного племени. Колонии были смешанного типа, т.е. состоящие из ирокезов и других пле¬мен, и с населением только из поко¬ренных племен, находящихся под контролем Союза. Для надзора над покоренными племенами выделя¬лись специальные надсмотрщики. Например, онейда контролировали алгонкинские племена: делаваров, нантикоков, шауни. В середине XVII века эти функции перешли к сенека. Покоренные племена обла¬гались данью. Д.В. Воробьев предполагает, что когда говорят об установлении ирокезами власти на территории, то речь идет вовсе не о прямом подчинении ирокезам живших там народов. Просто обитатели этих регионов жили в постоянном страхе перед набегами ирокезских военных отрядов [22.С.173 - 174]. Ирокезы не устанавливали свое управление на подавляющем большинстве подвластных им территорий, а утверждали свое главенство посредством постоянных военных походов. Логично предположить, что племена, постоянно находящиеся в состоянии ужаса в ожидании нападения кровавых ирокезов, предпочитали откупаться от очередного нашествия, посредством определенной дани. В скором времени в Лиге оформляется разделение функций между племенами, и магауки наделяются обязанностью взимания дани.

Существуют свидетельства, о том что ирокезы переселяли некоторые покоренные племена на другие земли, используя их в качестве буфера между Союзом и внешними врагами.

Лиге ирокезов удалось занимать на протяжении двух столетий (XVII – XVIII вв.) доминирующее положение на северо-востоке Северо-Американского континента.

Таким образом, войны Лиги Пяти Наций XVI-XVII веков не правомерно, следуя устоявшейся традиции в отечественной и зарубежной историографии, называть «Бобровыми войнами». Активная внешняя экспансия Конфедерации была обусловлена факторами внутреннего развития общества ирокезов, а не европейским влиянием. Именно благодаря своей развитой и четко отлаженной политической организации Конфедерация, не имевшая никаких государственных институтов, изначально сформированная как форма военной организации общества, смогла добиться столь выдающихся результатов в своей внешней политике.

 

Примечания:

1. Индейцы Америки. Этнографический сборник. Ред. Токарев С.А., Золотаревская И.А. – М.,1955.

2. Создание Лиги Ирокезов // http://www.mesoamerica.ru/indians/north/ir_history.html

3. Аверкиева Ю.П. Лига ирокезов / Индейцы Северной Америки. – М., 1974.

4. Воробьев Д.В. Ирокезы (XV – XVIII вв.) // Цивилизационные модели политогенеза. – М., 2002.

5. Цитируется по Аверкиева Ю.П. Лига ирокезов / Индейцы Северной Америки. – М., 1974.

6. Аверкиева Ю.П. Указ. соч.

7. Воробьев Д.В. Указ. соч.

8. Воробьев Д.В. Указ. соч.

9. Воробьев Д.В. Указ. соч.

10. Либенштейн А., Ясенко О. Индейцы Великих Озер в XVII веке: расселение и войны // «Первые Американцы». С-Пб – М., 2000.№6

11. Иванов С. Оджибва-ирокезская война 1657 года // «Первые Американцы». С-Пб – М., 2000.№6

12. Морган Л.Г. Лига Ходеносауни, или ирокезов / Пер.Е.Э.. Бломквист. - М., 1983.

13. Морган Л.Г. Указ. соч.

14. Либенштейн А., Ясенко О. Указ. соч.

15. Морган Л.Г. Указ. Соч.

17. Шибалов Г.Ю. Ирокезы – римляне Лесов. Шесть Наций у истоков государственности // «Первые Американцы». С-Пб – М., 2002.№10

18. Фентон У. Ирокезы в истории // Североамериканские индейцы. – М. 1978.

19. Морган Л.Г. Указ. Соч.

Аверкиева Ю.П. Указ. соч.

20. Воробьев Д.В. Указ. соч.

 

«« назад