МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 

 

 


 


 


 

Loading

 

 

 

 

Народы Северного Вудленда > Лига Ирокезов >

Экспедиция Кариньян-Сальерского полка
(Перипетии борьбы Новой Франции с Конфедерацией Ирокезов)

Прокопчук А.В.
// Мир в Новое время. – С-Пб., 2007. - С. 9 – 12.
Исправлено и дополнено Прокопчук А.В.

 

Особенность географического положения и мощь Конфедерации Ирокезов обусловила её роль в англо-французском соперничестве на Северо-Американском континенте. Судьба этих государств нередко зависела от решений Большого совета, объединявшего ирокезоязычные народы. На протяжении пятидесяти лет, с момента первого столкновения ирокезов с французами (в 1609 г. - вмешательство Самюэля Шамплена в конфликт между мохоками и объединенным отрядом алгонкинов и гуронов в местечке Тайкондероги), Новая Франция подвергалась нападению со стороны разрушительных и безжалостных воинов конфедерации, о которых без преувеличения говорили, что они представляли из себя «самую хорошо вооруженную армию в Северной Америке», которая каждодневно подтачивала силы французской Канады и их индейских сторонников. Особые, не свойст-венные европейцам, методы войны ярко выразил отец Эразм Лалемэнт в донесении в Париж: «ирокезы так бесшумны в их приближении, так быстры в их разрушении и так молниеносны в отступлении, что каждый обычно узнает об их уходе прежде, чем узнает об их нападении. Они проходят, словно лисы, сквозь лес, который дает им убежище и служит им неприступной крепостью. Они нападают, как львы, и так же неожиданно в тот момент, когда меньше всего ожидают, не встречая сопротивления. Они налетают, как птицы, исчезая прежде, чем они действительно появятся».1

Паника овладела сердцами колонистов. «Ирокезы были повсюду. Судьба их жертв была достаточно предрешена, чтобы души французов дрожали как листья от страха. Быстрая смерть была благом, по сравнению с медленной агонией скальпированных или, что ещё хуже, зажаренных на медленном огне в оргии пыток. Пропитанная страхом французская колония означала победу ирокезов в, как сегодня можно было бы сказать, "психологической войне"».2 Масштабы конфликта были таковы, что на карту оказалась поставлена судьба всей колонии в долине реки Святого Лаврентия. Для Новой Франции настали черные дни. Ее сил было явно недостаточно для организации отпора ирокезам. Администрация неоднократно обращалась за помощью к метрополии, однако, поглощенному перипетиями Фронды, Мазарини было не до заморских проблем.3

Отношение к колониальным проблемам изменилось с приходом к власти Людовика XIV, который был не намерен начинать свое правление с потери Новой Франции. В мае 1663 г. Канада была объявлена королевской провинцией. Внимание короля не могли не привлечь бедствия французских поселенцев. Людовик XIV в 1665 г. принимает решение о переброске в колонию крупных сил, которые должны были нанести решающий удар по Конфедерации Ирокезов.4

В июне-августе 1665 г. прибывает Кариньян-Сальерский (Carignan-Salières regiment) полк французской армии, а также еще 4 роты солдат из других подразделений - в количестве 1200 солдат и 80 офицеров. Новый губернатор Даниэль де Реми Курсель, генерал-лейтенант Короля, назначен руководителем экспедиции.5

Де Курсель - 39-летний аристократ, совершенно незнакомый с местным колоритом, особенностями ведения войны с индейцами, но полный решимости победить могущественную ирокезскую Конфедерацию, не дожидаясь весны, решает выступить против мохоков (самого воинственного ирокезского народа), надеясь на неожиданность удара в зимнее время. Все попытки генерала де Траси убедить де Курселя в провале данного мероприятия не были услышаны. В поход выступили 9 января – 300 солдат Кариньян-Сальерского полка и 200 канадских добровольцев. Французские солдаты не были готовы к наступлению в это время года. Не было учтено, что европейцы были не приспособлены к походу в условиях канадской зимы: глубокий снег, неумение передвигаться на снегоступах (род индейских лыж), тяжелые ранцы с провизией, - «… со всем этим необходимо было преодолеть 3 сотни лиг по снегу; неоднократно пересекать озера и реки по льду, опасаясь падения на каждом шагу, ночлег только на снегу, в сердце леса; а наступившие морозы далеко превышали суровость самых жестких зим Европы».6 Положение усугубляло плохое об-мундирование. Одна пара мокасин на каждого и пара чулок – когда индейцы использовали для переходов более дюжины дополнительных мокасин (Черноногие говорили, что мокасины выдерживали всего двухдневный переход по пересеченной местности, после чего требовалась их починка).7

Уже на третий день пути экспедиция находилась в плачевном со-стоянии «многие полностью обморозили носы, уши, колени и пальцы <….> другие, совершенно измученные и парализованные холодом, умерли бы в снегу, если бы их не несли с большим трудом к месту, где войска должны были провести ночь».8 Всё же более 60 человек погибло от голода и холода или было захвачено в плен ирокезами.

А на стороне мохоков были не только холод, голод, глубокий снег, но и отсутствие компетентных проводников в отряде. Спасение пришло неожиданно. Экспедиция случайно вышла на бывший голландский форт Корлаэр (будущий Скенектади), к тому времени принадлежащий англичанам. Где было установлено, от некоторых пленных ирокезов, что мохоки покинули свои поселения оставив только «немощных стариков и детей». Продолжать экспедицию не было смысла.

О бесславном возвращении военного контингента во Францию не могло быть и речи. Поход было решено повторить осенью под руководством вице-короля Новой Франции генерала де Траси. Французы извлекли хороший урок из этой крупномасштабной экспедиции, впервые проведенной Новой Францией, и более основательно подготовились к новому походу.

4 октября, 1666 - Маркиз Траси достигает южного берега озера Шамплейн с армией в 1000 французских солдат регулярной армии, 600 человек милиции Новой Франции и 100 гуронов и алгонкинов. «Несмотря на большую осторожность, предпринятую, чтоб провести наступление с наименьшим шумом, наши люди не смогли помешать ирокезам, посланным за 30 – 40 лиг разведать наши силы <….> наши отряды нашли их (ирокезские деревни) покинутыми, в то же время вдалеке на холмах можно было разглядеть дикарей, громко кричавших и впустую стрелявших в наших солдат».9

Розыск и преследование скрывшихся в лесу ирокезов не имел смысла, маркиз де Траси, опасался попасть в ту же ловушку, что и его предшественник, так как надвигалась зима. Было решено сжечь деревни, амбары с зерном и еще не убранный на полях урожай: «… хорошо знакомые с жизнью этих варваров, не имеют тени сомнения, что от голода умрут почти столько же, сколько погибло бы от оружия наших солдат, если бы они отважились встретить последнего (французского солдата)».10 Предположения отца Франкоса Мерсиэра оправдались, голод и оспа сделали свое черное дело.

После возвращения Кариньян-Сальерского полка в 1667 г. во Францию, колониальная администрация решает организовать эффективную форму борьбы с индейцами – ополчение. Теперь все мужчины в колонии в возрасте от 16 до 65 лет (за исключением священнослужителей и некоторых государственных чиновников) подлежали призыву на военную службу.11

Несмотря на заключенное перемирие с Конфедерацией Ирокезов, результаты экспедиции были сомнительными. Эта экспедиция не смогла присое-динить к Новой Франции страну ирокезов, а мир, обеспечивающий безопасность внутренних рубежей колонии от нападений ирокезских отрядов, был непрочен и постоянно нарушался. Мир был необходим мохокам для восстановления сил - «они позволят шторму пройти и возобновят войну более энергично, чем прежде, уклонившись от удара или оправившись от края, до которого Божественное Проведение ослабило их» - пророчил отец Лалемент.12

Это шаткое состояние франко-ирокезских отношений продлилось не долго, новый накал страстей разгорелся в 1684 г., во многом спровоцированный англичанами, так как главным результатом этих событий было обращение Конфедерации к англичанам за поддержкой против своих северных соседей - Новой Франции. Так закладывалась основа Договорной цепи, крепко связавшая Конфедерацию Ирокезов, подвластные ей народы, и Нью-Йорк.

 

Примечания

1 The Jesuit relations and allied documents: travels and explorations of the Jesuit missionaries in New France, 1610-1791: the original French, Latin, and Italian texts, with English translations and notes. - Vol. XLV - Cleveland: Burrows, 1896. - P.195-197.

2 http://www.cmhg.gc.ca/cmh/en/page_40.asp

3 Акимов Ю.Г. От межколониальных конфликтов к битве империй: англо-французское соперничество в Северной Америке в 1613 – 1713 г. - С-Пб., 2005. - C. 175.

4 Там же. - С. 72.

5 The Jesuit relations and allied documents: travels and explorations of the Jesuit missionaries in New France, 1610-1791: the original French, Latin, and Italian texts, with English translations and notes. - Vol. L - Cleveland: Burrows, 1896. - P.80-83.

6 Idid. - P.133.

7 Стукалин Ю. Хороший день для смерти. – М., 2005. - С.148.

8 The Jesuit relations and allied documents: travels and explorations of the Jesuit missionaries in New France, 1610-1791: the original French, Latin, and Italian texts, with English translations and notes. Vol. L - Cleveland: Burrows, 1896. - P.133.

9 Idid. - P.143.

10 Idid. - P.145.

11 http://www.uswars.net/1642-1698/index.htm

12 The Jesuit relations and allied documents: travels and explorations of the Jesuit missionaries in New France, 1610-1791: the original French, Latin, and Italian texts, with English translations and notes. - Vol. XLIX. - Cleveland: Burrows, 1896. - P.147.

 

«« назад