МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 

 

 


 


 


 

Loading

 

 

 

 

Юго-запад >

«Тигры рода человеческого…»

Перевод Абакумова А. из Waldman C. "Atlas of the North American Indian." N.Y.: Oxford Press, 1985

Первые люди, говорившие по-атапаскски, появились на Юго-Западе около 850 г. н.э. Это были кочевые охотники и собиратели, которые пришли из современной западной Канады. Они широко расселились по засушливым равнинам южных штатов, образовали многочисленные племена и получили известность среди первоначальных обитателей региона под общим именем «апачи». Возможно, «апач» значит «враг». Даже после того, как основали собственные поселения, апачи не осели на одном месте и часто совершали походы на соседей за пищей и рабами. Умелые воины и знатоки дикой природы, они знали, как выжить там, где, казалось, это невозможно. Их боялись все - индейцы-пуэбло, испанцы, мексиканцы и даже американцы, пока не смогли наконец их подчинить. Они не дали развиться испанской (а затем мексиканской) экспансии на север. А когда на Юго-Западе с 1848 г. утвердились американцы, апачи превратились в их непримиримых врагов и показали себя самыми стойкими партизанами в истории американо-индейских конфликтов. Ветеран «индейских войн» генерал Крук назвал их «тиграми рода человеческого».

Договор в Гуадалупе-Идальго 1848 г. завершил американо-мексиканскую войну. Войска победителей в значительных количествах отправились охранять новую границу. Это насторожило апачей, и в 1850-х гг. они совершили ряд нападений на караванные пути Санта-Фе и Баттерфильд. Отсутствие реакции американского военного начальства стало той искрой, которая затем вызвала почти 35-летнюю войну с апачами.

В 1861 г. скотовод по имени Джон Вард обвинил вождя апачей-чирикахуа, Кочиза, в налете на свое ранчо, краже скота и похищении детей. Несмотря на то, что обвинение было надуманным, он передал его в гарнизон Форта-Бакенен, который находился в сорока милях к югу от Таскона. Старший на форту, лейтенант Джордж Баском, взял отряд в 54 человека и отправился в Апачский Проход через горы Чирикахуа, сердце владений Кочиза. Баском остановился на почтовой станции Баттерфильд и послал Кочизу просьбу о встрече. 4 февраля 1861 г. тот, не подозревая неладного, пришел с семьей (братом, двумя племянниками, женой и двумя детьми) в палатку лейтенанта. Суд был коротким. Вождь уверял в своей невиновности, предположив, что налет совершили койотеро - апачи Белой Горы - и предложил содействие в поиске пленников. Но Баском, приказав своим людям окружить палатку, сказал Кочизу, что берет его под арест. Вождь выхватил нож, распорол стенку и бежал, а члены его семьи остались в заложниках.

Вскоре Кочиз во главе военного отряда вышел на Баттерфильдский тракт. Его воины не щадили мексиканцев, но американцев оставляли в живых и брали в плен. Он несколько раз пытался договориться с Баскомом, но безуспешно. Затем к нему присоединились койотеро и апачи-мимбреньо во главе с Мангасом Колорадо, приемным отцом Кочиза. Баском со своей стороны смог захватить еще трех пленников из племени Белой Горы. В конце концов при помощи двух рот драгун из Форта-Брекинридж апачей удалось вытеснить в Мексику. Но прежде чем уйти, индейцы казнили всех своих заложников; в отместку Баском приказал повесить всех захваченных мужчин, среди которых оказался брат Кочиза. В следующие два месяца апачи, исполняя обет кровной мести, предприняли серию вылазок из горных укрытий, уничтожив, по примерным подсчетам, 150 американцев и мексиканцев.

В это время началась Гражданская война, и к концу 1861 г. все форты в стране чирикахуа были оставлены: солдаты требовались на востоке. Чтобы восполнить образовавшийся вакуум и защитить пути в Калифорнию, губернатор Д. Дауни собрал две колонны волонтеров. Одну, под началом полковника П. Коннора отправил к юта, а другую, во главе с полковником (в скором будущем - генералом) Д. Карлтоном, - на юго-запад. Воины Мангаса и Кочиза решили заманить непрошеных гостей в ловушку и стали ждать у заброшенной почтовой станции в Апачском Проходе. 15 июля 1862 г. туда подошел авангард Карлтона во главе с капитаном Т. Робертсом; располагая двумя гаубицами и скорострельными винтовками, они отбили нападение индейцев. Рядовой стрелок Д. Тил в одиночку сдержал целый военный отряд, ранив Мангаса в грудь.

Апачи отступили. Товарищи раненого вождя отвезли его в пограничный мексиканский городок Жанос, где нашли врача и под дулом ружья заставили его сделать Мангасу операцию. А через десять дней к месту боя подошли основные силы Карлтона. Осознавая стратегическую важность Апачского Прохода, полковник распорядился начать строительство Форта-Боуи.

Через год, в сентябре, Карлтон сменил генерала Э. Кенби на посту главы департамента Нью-Мексико. Курировать южный регион департамента поставили генерала Дж. Уэста. Набеги апачей продолжались, и Уэст решил любой ценой избавиться от того, кого считал их главным вдохновителем, - Мангаса Колорадо. Он отправил одного из своих капитанов к вождю с просьбой о встрече, тот согласился (хотя и неохотно) и 17 января 1863 г. пришел в армейский лагерь у Пинос-Альтос. Там его сразу же схватили и отправили под стражей в Форт-Маклейн на р. Мимбрес. Нашлись свидетельства тому, что Уэст не скрывал желания «убрать» пленника. Той же ночью, по рассказу очевидца, двое часовых раскалили на костре штыки и приложили их к ногам спящего индейца. От боли он вскочил - и его изрешетили пулями. Уэст лично руководил расследованием этого инцидента и полностью оправдал убийц, заявив, что Мангас пытался бежать.

В то же время на востоке апачи-мескалеро вели свою собственную войну с американцами, тревожа сообщение по пути Эль-Пасо - Таскон. Желая положить этому конец, Карлтон направил против них экспедицию во главе с Китом Карсоном - бывшим торговцем, разведчиком, индейским агентом, а затем солдатом северян. В начале 1863 г. Карсон пошел в контрнаступление от Форта-Стентон (на юго-востоке Нью-Мексико). В одной из стычек группа лейтенанта У. Грейдона расправилась с двумя вождями мескалеро. К концу весны Карсон так измотал индейцев, что они сдались и поселились в резервации у Форта-Самнер в долине р. Пекос. Ее стали называть «Боск Редондо» («Деревья, стоящие кругом»), из-за маленькой рощицы хлопковых деревьев посреди пустыни. Скоро туда же прибыли военнопленные, которых Карсон захватил в войне с навахо.

Через десять лет после «дела Баскома» апачи получили новый повод ненавидеть белых поселенцев. Группа апачей-аравайпа вождя Эскиминзина (их еще называли западными апачами), ничего не желая кроме мира, переселилась в Кэмп-Грант - военный пост в пустыне севернее Таскона (современная Аризона; в 1863 г. Аризона была выделена из Нью-Мексико в самостоятельную территорию). Все свое оружие индейцы сдали лейтенанту Р. Уитмену. Однако для жителей Таскона хороши были только мертвые апачи, мирные или нет, и они собрали «отряд самообороны» в полторы сотни американцев, мексиканцев и наемников из племени папаго. Утром 30 апреля 1871 г. они подобрались к спящему лагерю аравайпа и вырезали его почти целиком (там было около сотни человек - по разным подсчетам, от 86 до 150). Уцелевших женщин изнасиловали, а детей забрали в рабство.

То, что случилось, шло вразрез с официальной правительственной линией: президент У. Грант в свое время пообещал нации, что после Гражданской войны кровопролития больше не будет. Поэтому в Аризону была отправлена «миссия мира» во главе с генералом О. Говардом. В числе задач миссии значилась разработка системы резераций для апачей. План Говарда предусматривал основание пяти агентств - четырех в Аризоне и одной в Нью-Мексико. В систему вовлекалось большое количество апачских родов, часть которых согласилась перейти под опеку правительства в обмен на регулярные поставки продовольствия и припасов. Осенью 1872 г. Говард добился встречи и с не сложившим оружия Кочизом и его чирикахуа при посредничестве «друга индейцев» Т. Джеффордса. После одиннадцати дней переговоров генерал убедил Кочиза переселиться в резервацию, правда, обещал ее на родине чирикахуа, в Апачском Проходе, а агентом поставил Джеффордса. Обе стороны следовали данным обещаниям, и до смерти Кочиза в 1874 г. пребывали в мире.

Между тем общественное мнение осталось недовольно тем, что наиболее непримиримые группы апачей продолжали скрываться в горах, время от времени спускаясь за добычей. В результате была организована военная кампания в бассейне Тонто (центральная Аризона), где скрывались налетчики. Руководил ей недавно прибывший сюда генерал Д. Крук, ветеран войн с индейцами в Айдахо и Орегоне Зимой 1872-73 гг. девять небольших подвижных отрядов с разведчиками-апачами, нанятыми в резервациях, исходили объект вдоль и поперек. Они дали не меньше двадцати боев; потери индейцев составили около двухсот человек. Наиболее значимые победы солдаты одержали 28 декабря 1872 г. в Пещере Скелета (тогда ими командовали капитаны У. Браун и Дж. Бернс) и 27 марта 1873 г. при Таррет-Пик (командовал капитан Дж. Рэндолл). Поражения сильно ослабили индейцев, и в апреле 1873 г. они начали сдаваться. К осени в резервациях Аризоны и Нью-Мексико насчитывалось уже около 6 тысяч апачей.

Новая жизнь оказалась для них настоящей пыткой: плохое снабжение, болезни, скука… Поэтому многие бежали и начинали жить по-старому. Американские власти для того, чтобы лучше контролировать разрозненные роды и группы и одновременно открыть больше земли для заселения белыми, в 1875 г. распорядились переселить всех апачей к западу от Рио-Гранде, в резервацию Сан-Карлос на р. Гила. Однако все оказалось не так гладко, как на бумаге. Среди апачей-«мятежников» выделились два вождя: Викторио, который после Мангаса возглавил мимбреньо и руководил их сопротивлением в 1877-80 гг., и Джеронимо, сражавшийся в свое время под началом Кочиза, и поднявший чирикахуа и соседние группы на последнее крупное восстание индейцев в 1881-86 гг. Само имя Джеронимо стало вызовом надвигающейся цивилизации. Ему суждено было сделать последний аккорд индейской независимости.

Оба восстания были похожи. И то, и другое начались с побега из резервации Сан-Карлос. Повстанцы ушли в горы, пустыни и каньоны американского Юго-Запада и Мексики и избрали тактику партизанской войны. Для подавления обоих восстаний потребовалось большое количество войск по обеим сторонам границы.

2 сентября 1877 г. из резервации бежал Викторио и более 300 его сторонников. Многие сдались уже через месяц в Форте-Уингейт (Нью-Мексико), но 80 воинов во главе с самим Викторио остались в горах. Вождь надеялся найти убежище в резервации мескалеро Охо Кальенте на западе Нью-Мексико, но переговоры провалились. 4 сентября 1879 г. воины Викторио напали на кавалерийский лагерь и убили восемь негров-охранников. Получив подкрепление от Мескалеро, повстанцы ушли в Мексику, потом в Техас, оттуда назад в Нью-Мексико и Аризону, постоянно отбиваясь от правительственных войск. Против них были брошены и американские, и мексиканские силы - отряды полковника Э. Хэтча из Нью-Мексико, полковника Б. Грирсона из Техаса и генерала Х. Тревино из Чихуахуа (Мексика). Вследствие «чрезвычайных обстоятельств» солдаты США получили разрешение пересекать мексиканскую границу. Однако Викторио успешно ускользал, несколько раз прорвавшись с боями.

Осенью 1882 г., уходя от американского полковника Дж. Буэлла в пустыню Чихуахуа, Викторио позволил своим изнуренным воинам отдохнуть. Это решение оказалось роковым: лагерь повстанцев обнаружил отряд в 350 мексиканцев и индейцев-тарахумара полковника Х. Террасаса. В двухдневном бою у Трес-Кастильос («Трех Скал») больше половины апачей было перебито, остальные попали в плен. Викторио нашли среди павших. Неясно, погиб ли он сражаясь или, как гласит известная легенда, застрелился, чтобы не даться врагам.

Джеронимо в это время жил со своими чирикахуа в гостях у вождя Юха [Juh], главы небольшого, но отчаянного рода недни. Селения недни стояли в горах Сьерра-Мадре на мексиканской стороне границы. Так как в 1875 г. резервация в Апачском Проходе была аннулирована, он годом позже пришел в агентство мескалеро Охо Кальенте. Местный агент заподозрил Джеронимо в сговоре с Викторио, и отправил его назад в Аризону. По дороге он вместе с Юхом бежал за границу, но поскольку активизировались мексиканские войска, вернулся в Сан-Карлос.

Храбрость и ум Джеронимо снискали ему высокую репутацию среди других воинов, однко до поры до времени он был лишь одним из многих. Но ненадолго. 30 августа 1881 г. солдаты в Форте-Апач к северу от Сан-Карлоса собрались арестовать некоего Накайдоклини, апача Белой Горы, который предвещал возвращение мертвых воинов и избавление от гнета белых. Завязалась схватка, пророка убили. Часть его сторонников атаковала Форт-Апач. На помощь соплеменникам пришли взбунтовавшиеся армейские разведчики, но это не помогло, и нападение было отбито. Комендант форта вызвал подкрепление.

Вожди чирикахуа в Сан-Карлосе затаили злобу, к тому же боялись карательных мер. Через месяц после инцидента в Форте-Апач Джеронимо и Юх вместе с Найче (сыном Кочиза), Чато (из мескалеро) и 74 сторонниками ушли в Мексику. В апреле 1882 г. они вернулись, напали на резервацию, убили начальника полиции и вынудили вождя мимбреньо, Локо, присоединиться к ним. В июле на тропу войны вышли апачи Белой Горы, мстя за убийство своего пророка, и последовала битва у Биг-Драй-Уош. Встревоженные власти опять направили против индейцев генерала Крука, который после кампании в бассейне Тонто отличился в военных операциях против сиу. Крук снова применил тактику небольших мобильных отрядов. Разведчиков он набрал из лояльных апачей Белой Горы, которые единственные могли выследить своих соплеменников.

С разрешения мексиканского правительства Крук в мае 1883 г. отправил в Сьерра-Мадре войска под началом капитана Э. Кроуфорда и лейтенанта Ч. Гейтвуда. Вместо лошадей они использовали мулов, более приспособленных к пустынным условиям. 15 мая солдаты Крука обнаружили лагерь Чато и атаковали его; бой окончился ничем, однако Крук этим обнаружил свое присутствие и намерения. Вожди апачей согласились на переговоры и возвращение в резервацию. На это потребовался год. Юх погиб в бою, но остальные - Чато, Найче, Локо и Нана (новый глава мимбреньо после гибели Викторио) - не утратили мятежного пыла. В марте 1884 г. они выбрали своим верховным предводителем Джеронимо, который обрел к тому времени прочную славу самого способного военачальника. Именно он возглавил еще два побега из заключения.

Первый случился в мае 1885 г.: в резервации запретили употребление тисвина (индейского пива, традиционного и любимого апачами напитка), и в знак протеста Джеронимо снова увел полторы сотни апачей в Сьерра-Мадре. И опять солдаты Крука пустились в погоню, и опять состоялись переговоры - в этот раз в Каньон-де-лос-Эмбудос, 25 марта 1886 г. Крук потребовал безусловной сдачи и ссылки на восток на два года. Джеронимо согласился, но по дороге в Форт-Боуи он, Найче и еще 24 человека снова бежали.

Армейское руководство пришло в ярость, и Крука сменил генерал Н. Майлс - также имевший за плечами опят участия в «индейских войнах». Чтобы захватить 26 беглецов, Майлс стянул пять тысяч солдат. Группа капитана Г. Лоутона направилась за Джеронимо в Мексику, но он успешно ушел от погони.

В конце концов, устав от полуторамесячных скитаний, Джеронимо смирился с неизбежным. 4 сентября 1886 г. в Каньоне Скелета - в 65 милях от того места, где 25 лет назад началась война с апачами, - он и его верные соратники сдались в последний раз.

Вскоре после этого Джеронимо и почти полтысячи апачей, включая тех, кто служил в армии разведчиками, отправили в цепях в Форт-Пикенс (Пенсакола, Флорида). Отбыв там год в крайне тяжелых условиях, апачи были переведены в казармы Маунт-Вернон в Алабаме. Там почти четверть военнопленных выкосил туберкулез и другие болезни. В Сан-Карлос смогли возвратиться лишь аравайпа Эскиминзина; для Джеронимо и чирикахуа путь туда был заказан. Однако своей непримиримостью апачи заслужили широкую известность в других индейских племенах, и команчи с кайова предложили дотоле непокоренным воинам поселиться у них, в резервации на Индейской территории. В 1894 г. апачей перевезли в Оклахому, в Форт-Силл. Джеронимо стал живой легендой, но ему так и не разрешили вернуться на родину. В 1909 г. он умер пленником.

 

«« назад