МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 

 

 


 


 


 

Loading

 

 

 

 

Великие Равнины >

Две пули и две стрелы

Рассказ взят из книги AMERICAN INDIAN MYTHS AND LEGENDS, selected and edited by Richard Erdoes and Alfonso Ortiz, 1984, Pantheon Books;
Перевел Черный Волк

Говорит Генри Кроу Дог. Вот как мой дед, первый Кроу Дог, получил свое имя1. Он был вождем, которого выбрали предводителем «военного отряда», направлявшегося к Ханте Паха Вакан, или так называемой сегодня Кедровой долине в Южной Дакоте. Перед тем как отправится в поход, у него было видение; он увидел в облаках белого коня, и тот одарил его священной силой коня. После этого его пони стал шункаха-лузахан, быстрейшим конем в общине.

Но видение было чем-то большим. Вождь услышал голос шункманиту, койота, который сказал ему: «Я тот, который Определен!» Неожиданно его конь навострил уши и ветер засвистел в обоих орлинных перьях на голове вождя. Перья заговорили: «Там, на холме, меж двух деревьев, стоит мужчина». Вождь и люди, которые были с ним, четко увидили человека, который поднял вверх обе руки и потом исчез. Вождь послал двух разведчиков, одного на север, другого - на юг, но они возвратились и сказали, что никого не нашли.

- Этот человек на холме наверное был уанаги, призрак, - сказал вождь. - Он попытался предупредить нас, но о чем? Не знаю. Я воин, предводительствующий венным отрядом, и у меня нет времени заниматся призраками.

И они продолжали ехать, пока не достигли одной реки. Вождь решил сделать здесь привал, так как в случае появления врагов речной берег помешал бы неприятелю окружить их.

Ночью вождь четыре раза услышал вой койота. Шункманиту говорил ему: «Что-то плохое постигнет тебя!» Он понял эти слова и позвал всех воинов своего отряда. Среди них были токала, воины-лисы, и они запели песню храброго сердца:

Я - лиса,
Я скоро умру,
Я уже простился с жизнью.

Что нибудь смелое,
Что нибудь опасное
Я хочу совершить.

Воины выкрасили свои лица в черный цвет. Они стали священными. Они были готовы сражатся и умереть. Говорили, что это был хороший день проститься с жизнью.

Враг напал на рассвете. Там было несколько васичу, белых поселенцев, которых вел солдат в голубом мундире, и много разведчиков из племени кроу, а так же воинов абсарока2, которые им помогали. Индейцы, которые помогали белым сражатся с индейцами! Это воистину было плохим знаком.

Но в боевом отряде вождя было много знаменитых воинов. Там был Два Удара - Нумпа Качпа - который получил свое имя, когда сбил одним выстрелом двух белых солдат, ехавших на одной лошади. Там был Убивает-в-Воде, и сын Полорогого Медвядя, и Убивает-на-Месте. Двое скаутов кроу ранили Убивает-на-Месте и убили его коня. Вождь, рискуя жизнью, ринулся к ним и убил этих двух отступников, отметил первое ку на их телах и помог Убивает-на-Месте забратся на своего собственого быстрого коня. Убивает-на-Месте тронул коня плетью, и он поскакал с раненым воином на спине. Конь был так быстр, что никто из врагов не смог настичь его, и тот благополучно доставил Убивает-На-Месте домой.

Оставшись без своего коня, вождь оглядывался вокруг в надежде поймать какого-нибудь коня кроу, оставшегося без седока, когда в него попали две вражеские стрелы. Одна попала высоко в грудь, прямо под ключицу, а другая вонзилась в бок. Вторая стрела пронзила его глубоко в мочевой пузырь. Он обломал древки стрел, а сын Полорогого Медведя и еще два воина пришли к нему на помощь, хотя сами были ранены. Каждая из их лошадей тоже была пронзена хотя бы одной стрелой.

Вождь сказал:

- Не тратите время на меня. Я плохо ранен, не буду жить, так что спасайтесь!

Вопреки этому они смогли поймать одну лошадь, чей хозяин был убит, и помогли вождю сесть на нее.

- Держись! Будь сильним! - сказали они ему. Но тогда несколько абсарока и васичу кинулись к ним, и оказалось довольно трудным проложить себе путь сквозь них. Пока дрались с многочисленним врагом, воины потерял своего вождья с виду. Они подумали, что он наверное убит, или отправился к своему вечному дому, рассказывая о неудачах, которые их постигли.

Вождь скакал на своем коне, но скоро почувствовол себя таким слабым от потери крови, что упал с пони. Он лежал в снегу, охваченний сильной болью, и у него почти не было сил спеть свою предсмертную песню. Он был совершенно один и вокруг не было видно ни друга, ни врага.

Неожиданно появились два койота, которые рычали, но дружелюбно. Они сказали вождью:

- Мы знаем тебя.

Ночью койоты улеглись по бокам от него, чтобы греть его. Они слизали кровь с его лица, принесли ему мясо оленя, чтобы он почувствовал себя сильним, и священное лекарство для ран, которое приложили там, где его пронзили стрелы. Лекарство сделало его кожу так мягкой, что она раскрылась, и он смог вытащить наконечники стрел и обломки древок. Лекарство, принесенное койотами, вылечило вождя, а мясо сделало его сильним. Когда он был уже в состоянии ходить, к нему прилетела ворона и указала дорогу домой. Все удивлялись, и увидев его живым, и истории, которую он им рассказал.

Вскоре после своего выздоровления вождь пошел на охоту один и был застигнут врасплох военним отрядом пахани3. Эти враги были вооружены ружями, и вождь получил две огнестрельные раны - в руку и в ребра. Вторый выстрел затронул его легкие и поэтому позже, с годами, он чувствовал слабость в груди.

Он успел уехать на безопасное расстояние от пахани на спине своего быстрого коня, но почувствовал, что не можеть ехать дальше. Сошел с коня и лег на землю. «На этот раз я наверняка умру», - подумал он.

Но вот снова появились два койота и принесли ему мясо и зелье для огнестрельных ран. Они заботились о нем и согревали в течение четырех дней, пока силы не возваратились к нему, и раны не начали затягиваться. И на этот раз прилетела ворона. Она охраняла его и предупреждала, когда вблизи находились враги, а потом указала ему место, где ждал его конь. И так, в очередной раз, вождь воскрес из мертвых.

Тогда он сделал себе щит из шкуры шеи бизона и священним образом нарисовал две стрели и два круга, обозначающих пули. Это был его вотаве, его символ и защита, потому что после того, как он уцелел от этих четырех ран и после как сделал щит, уже ничто не могло повредить ему.

Тогда он принял свое последнее имя - Канги Шунка, Вороний Койот, которое белые люди позже, при переписи населения поняли неправильно и записали как Воронья Собака. Человек имеет право дорожить таким именем.

Эта история рассказана Генри Кроу Догом в резервации Роузбад и записана Рихардом Эрдошем в 1969 г.


КОММЕНТАРИИ ПЕРЕВОДЧИКА:

1 Вождь Воронья Собака (Crow Dog) - был известным воином и вождем лакота, другом Неистового Коня и участником «индейских войн». Он известен и как первый индеец, выигравший судебний процес в американском суде. Кроу Дог убил знаменитого вождя Пятнистого Хвоста (по разным версиям - из за его соглашательства с белыми, или ссоры из-за женщины), был арестован, судим и оправдан.
Его внук Генри Кроу Дог был известным священным человеком лакота. Правнук - Леонард Кроу Дог (р. 1942), тоже известний шаман, ювипи, а также роуд-мен Коренной американской церкви (культ пейота). Он был активистом ДАИ, одним из руководителей востания в Вундед-Ни в 1973 г., и после этого был заключен в тюрму на два года. В настоящее время Леонард Кроу Дог является одним из авторитетных духовных лидеров сиу. С их слов писатель Рихард Эрдош записал книгу «Семья Кроу Дог - четыре поколения шаманов сиу» (1995), а в сотрудничестве с женой Леонарда - Мэри Кроу Дог, книгу «Женщина лакота» (1990), по которой был снять кинофильм и пр.

2 Так в оригинале, хотя кроу и абсарока - это одно и то же.

3 То есть пауни. Сиу называют их палани (или пахани в разных диалектах).

 

«« назад