МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 

 

 


 


 


 

Loading

 

 

 

 

Великие Равнины > Переводы и статьи >

Воспоминания современников о жизни Неистовой Лошади

эти интервью Элеонора Хинмэнн взяла в 1930 году у соратников Неистовой Лошади; перевод Андрея Нефёдова.

 

ПЁС

Пёс (Шунка Блока [1]) - в 1930 году он был последним представителем большого совета Оглалов. Члены большого совета были избираемыми вождями самого высокого уровня. Официально они назывались Владыками Племени или Верховными Вождями (Вичаша Йатапика) [2]. Однако этот титул казался Оглалам, гордившимся своей демократичностью, чересчур тяжёлым и неуместным, поэтому они величали таких вождей Носителями Рубах (из-за особых церемониальных одежд, которые они носили в целях отличия). Красное Облако и Неистовая Лошадь были именно такими Носителями Рубах. Пёс доводился племянником Красному Облаку, но родственные узы не остановили его, когда пришло время сделать выбор, и он принял сторону Неистовой Лошади во время войны 1876 года. Когда в конце девяностых годов на территории резервации Сосновый Утёс была образована судебная администрация индейцев, Пёс был назначен судьёй. Он выполнял свои обязанности до тех пор, пока не достиг преклонного возраста и зрение не стало изменять ему.

«Я буду рад рассказать о Неистовой Лошади и о других вождях прошлого, о которых ты хочешь узнать. Ведь я уже старый человек и не проживу много лет, так что пришёл мой час поведать об этих вещах. Всё, что я расскажу, будет совершенной правдой, потому что я занимал положение, позволяющее мне говорить об этом. Сейчас в резервациях можно встретить множество индейцев, желающих поговорить с белыми людьми и готовых выложить всякую всячину, не заботясь о том, правда это или ложь. Таких людей мы, вожди старых времён, никогда не взяли бы себе даже в слуги.

Я и Неистовая Лошадь родились в один год и в одно время года. Мы росли в одной общине, играли вместе, ухаживали за девочками вместе и сражались бок о бок. Мне сейчас семьдесят два года, так что ты можешь подсчитать, в каком году он родился, согласно твоему календарю. Лет в семнадцать-восемнадцать мы расстались. Неистовая Лошадь отправился в группу, живущую на Реке Розового Бутона, то есть в общину Опалённых Бёдер, и оставался с теми индейцами почти год. Затем он возвратился. Через некоторое время я поинтересовался, почему он покинул ту общину. Мне сказали, что он уехал оттуда из-за того, что он убил женщину из племени Виннебаго. (Согласно древней традиции Лакотов, разрешалось прикоснуться к поверженной вражеской женщине, если она находилась в поле зрения своих соплеменников-мужчин. Предполагалось, что враги должны были сражаться куда более яростно, защищая или мстя за свою женщину, чем за убитого воина. Но к тому времени Опалённые Бёдра уже были индейцами из агентства, и американские чиновники весьма недоброжелательно смотрели на подобное поведение Лакотов.)

Менее чем через год после того, как Неистовая Лошадь покинул наш лагерь, я присоединился к отряду, отправившемуся в поход против Вороньего Племени. Когда я вернулся, гонец объявил о возвращении к нам Неистовой Лошади. Но в то время его ещё не звали так. У него было три разных имени в разные периоды его жизни. До десяти лет его называли Вьющиеся Волосы. Позже, с десяти до приблизительно восемнадцатилетнего возраста, он носил имя Его-Лошадь-На-Виду. Но это имя не прижилось к нему. Примерно в восемнадцать лет он участвовал в бою против Арапахов, которые укрепились на высокой горе, стоявшей возле реки и покрытой большими каменными валунами. Он всё ещё считался мальчиком, но атаковал врагов несколько раз в полном одиночестве. Он вернулся раненый, но принёс два скальпа Арапахов. Его отец, которого звали Неистовая Лошадь, устроил пир в честь сына и передал ему своё имя. После этого он сам никогда больше не пользовался именем Неистовая Лошадь, и все стали называть его Тёплый. Неистовая Лошадь, его сын, был одним из трёх детей. Старшим ребёнком была Сестра, средним - Неистовая Лошадь, младшим - Брат. Теперь все они мертвы.

Когда мы были молодыми людьми, Оглалы разделились на две группы. Одну возглавил Красное Облако, другую - Человек-Который-Боится-Своих-Лошадей. Я и Неистовая Лошадь остались в группе Человека-Который-Боится-Своих-Лошадей. Затем и эти группы раздвоились.

Я отправился с более северной половиной, где позже я и Большая Дорога, а затем Священный Лысый Орёл и Красное Облако были назначены вождями (Носители Рубах, называемые так из-за особых церемониальных рубашек, которые надевали на себя вожди именно этого ранга).

Неистовая Лошадь остался с южной четвертью разделившегося племени. Совет этой общины назначил вождями Неистовую Лошадь, Американскую Лошадь, Саблю и Человека-Который-Боится-Своих-Лошадей.

Человек должен был хорошо зарекомендовать себя в сражениях и мирных делах, чтобы его сделали вождём.

Название общины Неистовой Лошади было Хункпатила (Край Круга Маленькой Деревни), так как эта группа всегда занимала крайнее место при расположении полукругом общей деревни Оглалов.

Примерно в то время, когда Неистовая Лошадь был назначен Носителем Рубахи, его отряд направился к Белым Горам (так Оглалы называли Горы Большого Рога).

Неистовая Лошадь и я пошли в военный поход на противоположную сторону тех гор. Когда мы вернулись в лагерь, люди выбежали из деревни встретить нас и проводили нас до наших жилищ. Затем на большой церемонии нам вручили два копья - подарок всего племени, которое сошлось вместе. Каждое из тех копий было возрастом по триста или четыреста лет. Их передавали старые воины молодым людям, которые самым лучшим образом проявили себя на воинской тропе.

Неистовая Лошадь был ещё неженатым, когда получил звание Носителя Рубахи. Через несколько лет после этого он стал уделять внимание жене человека по имени Нет Воды. Однако Нет Воды вовсе не желал отпускать свою жену.

В Сражении-Когда-Они-Прогнали-Ворон-Обратно-В-Лагерь (1870), Пёс и Неистовая Лошадь выступали в роли носителей копий Канги Йюха (Общество Носителей Ворон). Примерно через десять дней после битвы Неистовая Лошадь отправился с небольшим военным отрядом в поход. Жена Нет Воды сопровождала его. Нет Воды последовал за ними, заглянул в типи Недоброго Быка и одолжил у него револьвер. (Недобрый Бык был братом Пса.) Револьвер принадлежал Недоброму Быку. Нет Воды объяснил, что собрался на охоту.

Неистовая Лошадь и женщина сидели возле костра в типи своих друзей. Нет Воды вошёл в типи, шагнул к Неистовой Лошади вот так же близко, как от меня до той печки (около четырёх футов) и выстрелил ему в лицо. Пуля ударила прямо под левую ноздрю. Отсюда у Неистовой Лошади появился шрам. Нет Воды забрал свою жену.

Теперь Неистовая Лошадь не мог больше быть Носителем Рубахи. Когда нас назначали вождями, мы обязались строго выполнять возложенные на нас ограничения - что нам разрешалось и что категорически воспрещалось делать. Нам было очень трудно выполнять эти правила. Я никогда не обсуждал это с теми, кто взял с нас обет. Я ни разу не нарушил данного слова, а Неистовая Лошадь нарушил.

Позже старики возложили на Неистовую Лошадь обязанности вождя другого ранга. Он стал Военным Вождём всех Оглалов. Такое же положение занимал Сидящий Бык среди своих Хункпапов. Это произошло задолго до битвы с Кастером. В то время правительство ещё не знало, кто мы такие.

Неистовая Лошадь всегда возглавлял своих людей, когда они уходили на войну. Он всегда был впереди них. Его ближайшие друзья ходили с ним - Красное Перо, Маленький Большой Человек. Он вёл много наступлений и много раз был ранен в бою, но ни разу не получал серьёзных ранений. Он никогда не носил на голове военный убор из перьев.

Шаман по имени Стружка наделил его особой силой, которая работала, если он носил на себе свисток из кости орла, одно орлиное перо и круглый камешек с отверстием посередине. Этот камень Неистовая Лошадь носил под левой рукой на длинном кожаном шнурке, надетом через плечо. Единственное его перо в волосах было взято из самой середины орлиного хвоста.

Неистовая Лошадь был всегда бережен со своей винтовкой. Он старался убить как можно больше врагов, не теряя никого из своих людей. Он никогда не выступал на советах и редко посещал их. У него не было на это каких-то особых причин, просто таков был его характер. Он был очень тихим человеком, пока дело не доходило до сражения.

Неистовая Лошадь был женат трижды. Первой избранницей оказалась женщина Нет Воды, но она оставалась с ним всего несколько дней. Вскоре после этого он женился на сестре Красного Пера. Она родила ему дочь, однако девочка умерла года через два. Много позже, уже сдавшись в форте Робинсон, он взял ещё одну жену - девушку-метиску. Она не родила никого.

Я присутствовал при убийстве Неистовой Лошади. Я могу сообщить, что там произошло, кто находился рядом, какая была погода.

В Год-Когда-Мы-Воевали-Против-Белых-Людей (1876), моя община присоединилась к группе Неистовой Лошади. Зимой после войны Крапчатый Хвост отправился на север и убедил Неистовую Лошадь вернуться в агентство сразу по весне. Когда мы поехали туда, я считал, что мы едем лишь для того, чтобы посмотреть, выдадут ли нам предписанные резервационным индейцам пайки, а не для того, чтобы сложить оружие. Я думал, что нам разрешат вернуться в наши края. Но едва мы приблизились к форту Робинсон, я понял, что мы ехали сдаваться.

Крапчатый Хвост устроил нам западню. Позже я слышал, что он рассказывал разные недружелюбные вещи про Неистовую Лошадь, которые были полны лжи. Крапчатый Хвост и другие тоже уговаривали Неистовую Лошадь отправиться в Вашингтон, чтобы говорить с президентом. Вскоре Неистовая Лошадь пришёл в такое настроение, что вовсе никуда не хотел ехать и ни с кем разговаривать.

Однажды меня позвали встретиться с Белой Шляпой и просили привезти с собой Неистовую Лошадь для беседы, так как я был его друг. Я предложил это Неистовой Лошади, но он отказался. От этого мне сделалось плохо на душе, и я даже велел моим людям покинуть его лагерь на Малом Тополином Ручье и устроиться возле общины Красного Облака. Мы не поссорились, мы просто разъехались.

Неистовая Лошадь сказал мне, что поедет в Вашингтон только в том случае, если белые передвинут резервацию на Ручей Бобра. Он хотел этого, потому как Ручей Бобра протекал по самой середине земли Лакотов, а форт Робинсон стоял на окраине нашей земли.

После того как я передвинул мой лагерь к агентству Красного Облака, поближе к форту Робинсон, мне приказали переехать на пару миль к востоку от форта, к подножию Белого Хребта. Долетел слух, будто Три Звезды (генерал Терри) намеревался приехать в тот вечер в форт, поэтому на следующий день все индейские вожаки должны были встретиться с ним. Однако Неистовая Лошадь не появился на переговорах. Не пришёл и Три Звезды. Через некоторое время нас собрали в форте Робинсон и сообщили, что Неистовую Лошадь надо арестовать.

На следующий день я отправился в форт Робинсон, где мне сказали, что Неистовая Лошадь сбежал, а с ним и часть его группы. Индейской полиции дали приказ вернуть его. На следующий день они возвратились вместе с ним. Я всё ещё стоял лагерем на Белом Хребте. Они проехали мимо моего стойбища, направляясь в форт. Я увидел их и послал людей к полиции с просьбой позволить Неистовой Лошади остановиться у меня в типи. Но полицейские не остановились и двинулись прямо в форт. Тогда я надел на голову мой военный убор, сел на коня без седла и последовал за ними.

Когда я прискакал к форту, Неистовая Лошадь двигался во главе процессии, укрытый красным одеялом. За ним ехала медицинская повозка, в которой сидели два офицера. Я приблизился к Неистовой Лошади с левой стороны и мы обменялись рукопожатием. Я обратил внимание, что он неважно выглядел.

Я сказал: «Будь осторожен, ты едешь в опасное место.»

Я стоял с южной стороны от входа в дом, где размещался кабинет адъютанта. Красное Облако стоял со своими людьми с восточной стороны здания. Американская Лошадь занял западную сторону со своими людьми. Неистовую Лошадь провели в кабинет и вскоре вывели наружу, направляясь к домику, стоявшему с северной стороны от здания адъютанта. Я знал, что в этом домике была тюрьма, так как раз или два Белая Шляпа посылал меня туда, чтобы я привёл к нему оттуда задержанных за какие-то провинности индейцев. Но Неистовая Лошадь не знал, что это за сооружение. Вертящийся Медведь шагал впереди Неистовой Лошади. По бокам шли Маленький Большой Человек и Деревянная Сабля. Сзади двигался Прыгун.

Вскоре после того, как его ввели в тюрьму, послышался шум.

Неистовая Лошадь имел при себе револьвер и попытался достать его, но у него вырвали оружие. Тогда он выхватил спрятанный нож. Американская Лошадь и Красное Облако закричали своим людям: «Стреляйте в него! Убейте его!» Белый солдат, стоявший на карауле при входе, подбежал к Неистовой Лошади сзади, пока тот дрался с индейцами-полицейскими, и ударил дважды штыком. Неистовая Лошадь воскликнул: «Меня пронзили!» Он отшатнулся и опрокинулся на утрамбованную землю плаца. Я оглянулся. Солдаты и кавалеристы выстроились цепью по краю плаца. Я стоял, готовый сложить голову в любой момент.

Появился Белая Шляпа, и я сказал ему, что должен подойти к Неистовой Лошади. Я так и сделал. Вокруг него собрались солдаты. Штык и нож лежали позади него в луже крови. Я разорвал надвое большое красное агентское одеяло, которое было на мне, и накрыл вождя одной половиной. Он дышал очень тяжело. «Посмотри, куда я ранен, - вздохнул он. - Я слышу, как истекает кровь.»

Я отвернул его рубаху и увидел рану. Он был дважды проткнут почти насквозь. Первый удар прошёл между рёбер справа в спину и закончился спереди почти возле сердца. Кожа вздымалась комом там, где остановился штык. Второй удар пришёлся в поясницу и проткнул почки.

Большинство людей Неистовой Лошади исчезло. Стоящий Бизон и другой индеец-полицейский прошли через плац и набросили на Неистовую Лошадь свои одеяла. Затем прибежал доктор Макджилликади (помощник гарнизонного хирурга и друг Неистовой Лошади).

Неистовая Лошадь скончался рано утром.»

 

КОРОТКИЙ БИЗОН

Короткий Бизон (Татанка Птечила [3]) - младший брат Пса. Имя обычно переводится как Короткий Бык, но иногда его называют Коротким Бизоном, чтобы не путать его с Коротким Быком - шаманом из группы Опалённых Бёдер, который прославился в период Пляски Духов. Любой, кто возьмёт на себя труд сравнить его свидетельства с мемуарами ряда офицеров, опубликованными лет тридцать пять назад, удивится, насколько Короткий Бизон точен в своих воспоминаниях. В некоторых местах его показания сильно отличаются от тех, что дали офицеры, но это говорит лишь о резких расхождениях в оценке событий, откуда и проистекает разная интерпретация. Короткому Бизону было чуть более двадцати лет, когда произошло то, о чём он рассказывал.

«Я расскажу об одном из военных выступлений Неистовой Лошади, которое я считаю великим. Это было во время сражения с Шошонами, когда Шошоны превосходили числом Оглалов. Неистовая Лошадь и его младший брат охраняли тыл своего отряда. После продолжительного боя пони, на котором скакал Неистовая Лошадь, совсем выбился из сил. Неистовая Лошадь отпустил пони, и тогда его младший брат тоже соскочил со своего коня. Тут появились два вражеских всадника, чтобы сразиться с ними один на один. Неистовая Лошадь сказал: «Будь осторожен, а я сейчас сделаю кое-что.» Неистовая Лошадь выбрал лучшего из Шошонов и сразил его, и второй пустился наутёк. Неистовая Лошадь завладел двумя их конями, после чего они догнали свой отряд. Они спаслись сами, захватили двух вражеских пони и принесли с собой один скальп убитого Шошона. Это произошло неподалёку от места, где сегодня располагается наше агентство.

Был случай, когда Вороны едва не разделались с Неистовой Лошадью около Ручья Стрелы. Неистовая Лошадь помчался на Ворон, и лошадь под ним была убита, враги окружили его. Оглалы пытались помочь ему, но не могли подступить близко. Человек по имени Пятнистый Олень сделал последнюю попытку добраться до него. Он прорвался сквозь врагов, и Неистовая Лошадь сумел вспрыгнуть на его пони позади него. Вдвоём они примчались к Лакотам. Враги скакали очень близко. Это сражение известно у нас под именем Когда-Жёлтая-Рубаха-Был-Убит-Воронами. Во время того сражения Неистовая Лошадь и Пёс были копьеносцами общества Носителей Ворон (Владельцы Вороньей Кожи).

Около сотни человек уехало из агентства, чтобы присоединиться к нам, а затем привести нас в агентство под предлогом того, что вопрос с Чёрными Холмами будет, наконец, решён. Отряды Неистовой Лошади, Пса, Священного Лысого Орла и Большой Дороги собрались, чтобы послушать этих людей и провести совет на развилке Языковой Реки, где сегодня стоит большой город белых людей (Шеридан, штат Вайоминг). Все наши люди согласились на том, что сезон стоял неблагоприятный, что настало время для сбора шестов для типи, так что мы решили приехать в агентство весной.

Весной Пёс стоял вместе с Шайенами на Пыльной Реке, неторопливо двигаясь в сторону резервации. Как-то раз утром рано на них налетел отряд солдат, посланный генералом Круком, и забрал у них всё, чем они владели: типи, одежду, провизию, совсем всё. Неистовая Лошадь находился чуть дальше на той же реке. Пёс и Шайены направились к нему, но не успели добраться до него, так как были атакованы солдатами. Помимо Пса, там были вожди Шайенов, которых звали Маленький Волк и Лёд. Человек по кличке Ползун прибыл из резервации с посланием от Красного Облака: «Наступила весна, мы вас ждём.» Ползун тоже попал под обстрел, несмотря на то что он приехал к нам в интересах и от имени белых людей. Это нападение сыграло решающую роль. Летом Крук снова атаковал нас, затем Кастер. Если бы Крук не напал на нас весной на Пыльной Реке, мы пришли бы в агентство, не случилось бы никакой войны.

Первое сообщение о приближении Кастера мы получили в начале лета. Небольшой отряд индейцев из Северной Дакоты приехал и поведал нам о столкновении с Кастером. Один из людей этого отряда славился своей доблестью и звался Длинный Лось (вероятно, это были Янктоны, возглавляемые Инкпадутой).

После того как они присоединились к нам, мы перебрались на другую реку, на Розовый Бутон. Тут к нам примкнули Шайены. Они приехали на север через форт Ларами. Они известили нас о том, что в форте Ларами не было солдат и что Крук набрал к себе много Ворон и Шошонов и двигался в северном направлении, чтобы захватить Сю.

Теперь уже недолго оставалось до сражения с Круком на Розовом Бутоне, когда мы отбросили его. Вороны, Шошоны и Крук составляли огромную силу. На Розовом Бутоне солдаты сперва вынудили Лакотов и Шайенов отступить. Неистовая Лошадь, Недобрый Бык, Чёрный Олень, Бьющий Медведь и Хорошая Ласка удержали Лакотов, возобновили атаку и отогнали солдат. Хорошая Ласка был кем-то вроде лейтенанта для Неистовой Лошади, он всегда находился рядом.

Крук отступил на Гусиный Ручей после сражения. Если бы он послал сообщение Кастеру, он бы предупредил его, что Сю собрались большим числом. Но он ничего не сообщил ему. Неистовая Лошадь вынес хороший урок из этого боя.

Через шесть дней после сражения на Розовом Бутоне на нас напал Кастер. В этом бою я дрался против Рино и не заметил, как атаковал Кастер. Мы гнали Рино прочь через ручей, когда прискакал Неистовая Лошадь со своими людьми.

«Слишком поздно! Ты опоздал на битву!» - крикнули мы ему.

«Жаль, что я опоздал на эту битву, но на той горе сейчас начнётся хороший бой!» - засмеялся он в ответ.

Я посмотрел в том направлении, куда он указал, и различил Кастера с его Синими Мундирами. Они сыпались по склону. Мне казалось, что их целый миллион.

«Вот где будет настоящее сражение! - сказал Неистовая Лошадь. - Не пропусти его!»

Он был спокоен, он шутил. Он развернулся и умчался вниз по реке, и через некоторое время я увидел его верхом на пегой кобыле во главе его отряда, они переходили через брод. Он первый переправился через ручей. Я видел, что он управлял всем. Они подскакали к склону, и затем поднялась пыль, за которой я ничего не различил.

На следующий день я увидел наступавшего на нас с реки Медвежью Куртку (так индейцы прозвали генерала Майлса, но Короткий Бизон безусловно имел в виду генерала Терри, которого дикари нарекли Хромым Солдатом или Человеком Без Бедра). Эти солдаты чаще окапывались в земле и не умели хорошо воевать. На следующее утро они присоединились к людям Рино на холме. Индейцы прекратили бой и ушли.

За нами следовали три армии: Крук, Кастер и Медвежья Куртка (Терри). Если бы все они ударили по нам одновременно, дело повернулось бы иначе. Но они шли каждый сам по себе.

В день, когда мы увидели Медвежью Куртку (Терри), Неистовая Лошадь командовал нами. Он выслал разведчиков проверить, не следует ли Медвежья Куртка за нами. Оказалось, что нет. Его солдаты занимались сооружением носилок для раненых, чтобы переправить их к устью Большого Рога. Я был в числе тех разведчиков и сам докладывал Неистовой Лошади.

Следующий бой состоялся на Узком Перешейке. Пять вождей принимали участие в том сражении. Неистовая Лошадь, Бьющий Медведь, Носит Олений Убор, Пёс, Храбрый Волк. Никто из них не был командиром. Никто не совершил ничего выдающегося. Это была последняя битва, когда я видел Неистовую Лошадь в деле. Многие Лакоты ушли с военной тропы после того боя. Лакоты называют эту схватку Сражением-В-Котором-Мы-Потеряли-Чёрные-Холмы. Шесть индейцев попали в плен, мы называем им пленниками Чёрных Холмов. Нападающий Медведь (Маленький Большой Человек) был одним из тех пленников.

После этого мы двинулись в северном направлении к Языковой Реке и выслали восемь человек для заключения соглашения с белыми. Наши посланцы наткнулись на лагерь Ворон, и пятеро из них погибли. Трое вернулись обратно. Затем случился бой, в котором погиб Большая Ворона. Неистовая Лошадь принимал участие в том бою, но я не видел его. Под ним был убит его конь. Он был в числе тех, кто сражался в арьергарде, прикрывая отступление людей. Большая Ворона, по имени которого названа битва, был из племени Шайенов. Шайены провели ту зиму с Неистовой Лошадью.

После этого мы направились к Скалистым Горам охотиться. Метис по кличке Большие Ноговицы (Джон Бруер) привёз трёх женщин, пленённых генералом Майлсом, и просил нас подумать над мирными переговорами. Большие Ноговицы происходил из Хункпапов и служил у Майлса переводчиком. Он проявил огромную смелость, приехав к нам. Его бы непременно убили, но Пёс вступился за него. Вокруг Пса в те дни было много воинов. Когда люди выяснили, зачем приехал Большие Ноговицы и что женщины не пострадали, находясь у солдат, люди успокоились. Покуда мы стояли там, Вороний Ястреб, Бегущий Огонь и Сабля прискакали к нам с посланием. Они хотели, чтобы мы приехали в агентство Красного Облака и прекратили войну. В то время мы узнали, что Неистовая Лошадь уже ждал возле ручья Палаточный Шест неподалёку от Пыльной Реки. Он был готов ехать в агентство. Итак, мы встретились на Пыльной Реке и приняли решение ехать в резервацию. Вожди Шайенов Две Луны, Лёд и Маленький Волк поехали в другом направлении.

Добравшись до истоков Пыльной Реки, мы повстречали Красное Облако в сопровождении сотни вождей. Они приветствовали нас: «Всё хорошо! Не бойтесь ничего! Смело поезжайте вперёд!» Несколько мужчин-скво были с ним, оба Джениса и другие. Настроение у всех было хорошее, никакой злобы. Приехав к Ручью Шляпы, мы выслали быстрых гонцов, сами же медленно поехали следом. На большой равнине неподалёку от форта Робинсон Неистовую Лошадь встретили Красное Облако и Белая Шляпа и два отряда кавалеристов. Они пожали друг другу руки. Неистовая Лошадь расстелил своё одеяло, чтобы Красное Облако мог сесть, а также вручил ему свою рубаху. Пёс сделал то же самое для Белой Шляпы. Это означало, что они сдались на милость этих двоих. Пёс подарил своего военного коня и седло Белой Шляпе. Так что никакой злобы не было по отношению к белым. За весь тот день Неистовая Лошадь сказал во время разговора: «Есть один ручей, который называется Ручей Бобра. Западнее его истоков лежит равнина. Я хочу, чтобы моя резервация была посреди этой равнины.» Он сказал, что там отличная трава для лошадей и дичи. Эта равнина лежит возле сегодняшнего города Жилетт в Вайоминге.

Неистовая Лошадь был готов отправиться в Вашингтон для переговоров с Великим Отцом сразу после того, как в указанном месте будет основано его агентство. Он настаивал на месте близ Белых Гор. Теперь там стоит город Шеридан в Вайоминге. Если бы это не получилось, он соглашался на равнину в истоках Бобрового Ручья. И это было единственное, о чём спорили в те дни. Единственное противоречие. Неистовая Лошадь сперва хотел получить агентство, затем ехать в Вашингтон. Офицеры настаивали на поездке в первую очередь. Когда родственник Неистовой Лошади по кличке Железный Белый Человек посетил Вашингтон, он попытался разъяснить там создавшуюся проблему.

Пёс, я и все наши семьи были родственными Красному Облаку, так что через некоторое время мы естественным образом обосновались возле его общины. Вскоре я присоединился к скаутам и участвовал в переговорах с Хромым Лосем, всё ещё находившимся на военной тропе. Именно в это время убили Неистовую Лошадь. Неистовая Лошадь не был ни очень высоким, ни очень низким человеком, ни широким, ни узким в плечах. Он был чуть меньше шести футов ростом (около 175 см). Недобрый Медведь был примерно того же роста, но Неистовая Лошадь был очень лёгкой комплекции, гораздо легче большинства индейцев. Он обычно носил ожерелье из раковин ирокезского производства. Это было его единственное украшение. Его черты лица сильно отличались от наших. Лицо не было плоским и широким. У него был острый и высокий нос. Глаза у него были чёрные, редко смотрящие прямо на человека, но они всегда успевали всё разглядеть.

Я видел две фотографии Неистовой Лошади. На одной он сидел верхом на своей рыжей кобылке, на другой был верхом на гнедой. Мне кажется, что это были именно его снимки. Я видел и третью фотокарточку, которая уж точно изображала его, так как всадник сидел на пегой лошади, той самой, на которой Неистовая Лошадь скакал в битве Кастера. В этой лошади я не мог ошибиться, ведь такая была только у Неистовой Лошади [4]. Владелец этих фотографий получил эти снимки от солдат, служивших в форте Робинсон. У него целая коллекция вождей. Я думаю, что он теперь проживает в Калифорнии около тамошнего Национального Парка. Я не помню его имени.»

 

КРАСНОЕ ПЕРО

Красное Перо был младшим братом жены Неистовой Лошади. Он принадлежал к его группе с войны 1876 года и до гибели вождя. В те годы он был молодым человеком, а позже сделался значительной фигурой племени и в резервации. В период волнений 1888-1890 годов правительственные чиновники часто опирались на его авторитет, чтобы успокоить индейцев. Он принял католичество и стал посещать массовые службы три раза в неделю в Миссии Святой Розарии. Его дружба с отцами церкви и широкие связи в агентстве привели к частым контактам с белыми людьми. Красное Перо снискал славу прекрасного дипломата, был очень проницательным человеком.

«Я поведаю действительные факты о Неистовой Лошади, потому что я теперь католик и это часть моей религии - говорить правду.

Чёрная Борода заключил соглашение с индейцами (1858-1869). Это соглашение определяло границы страны Дакотов. Индейцы держались в пределах установленных границ. Белые люди посылали гонцов к Неистовой Лошади, чтобы он покинул свою землю и пришёл в агентство. Одного из них звали Хранящий Саблю, другого Крапчатый Хвост.

Неистовая Лошадь и другой вождь, по имени Пёс, находились в районе Пыльной Реки. Хранящий Саблю и Крапчатый Хвост взяли с собой табак и убили много бизонов. Они сказали Неистовой Лошади, что агент хотел видеть его. Если он придёт в агентство, то его люди получат продовольственные пайки, одеяла, затем смогут уйти на свою землю. Неистовая Лошадь не хотел никуда ехать. Он долго не давал посланникам ответа. Он отправил их к другим индейцам, в отряд Пса. Сам он готов был поступить так же, как другие. Эти другие находились в Белых Горах (Горы Большого Рога). Неистовая Лошадь не принял поднесённый ему табак и отослал его другим.

Когда они взяли подарок, состоялся большой совет вождей обеих групп. Один старик по имени Железный Ястреб говорил первым: «Вы видите, что все наши люди одеты в лохмотья, им нужна одежда. Нам нужно поехать.» Неистовая Лошадь спросил, считают ли так все остальные. Если да, то он подчинится. Все решили ехать. Они обещали приехать в форт, получить довольствие и вновь вернуться на земли западнее Чёрных Холмов.

Я находился рядом, когда убили Неистовую Лошадь. Он не бывал в агентстве с юношеских лет. Я тоже. Индейцы с Гор Большого Рога направились в агентство. Неистовая Лошадь ждал их на Пыльной Реке, оттуда они двинулись вместе. Когда оставался всего один день пути до форта, агент выдал им провизию, одежду и одеяла. Все радовались. Женщины пошили себе новые платья. До этого они носили платья из кожи, теперь же у них были наряды из яркой ткани. Выдав индейцам одежду, агент объявил Неистовой Лошади, что он должен сделаться скаутом. Был апрель, когда они приехали. (На самом деле в апреле они двинулись в путь, а форта Робинсон достигли 7 мая 1877 года.)

Когда мы приехали, нам обещали, что мы сможем вернуться назад, но позже нам сказали, что уезжать нам не разрешалось. Все белые люди приходили взглянуть на Неистовую Лошадь, подносили ему подарки и деньги. Другие индейцы в агентстве очень ревновали.

Однажды солдаты позвали Неистовую Лошадь в форт. Он не хотел ехать. Я убедил его послушаться. Встретив его там, они принудили его пообещать, что он станет скаутом. Тогда старый Билли Гарнет сказал мне, что индейцы распространяли лживые истории о Неистовой Лошади. Индеец по прозвищу Нет Воды пообещал скаутам, что он застрелит Неистовую Лошадь. Индейцы провели совещание. Неистовая Лошадь пригласил на совет Белую Шляпу (лейтенант Вильям Кларк). Он хотел сказать ему, что он и его община были готовы отправиться назад на землю, откуда они прибыли. Гарнет поехал на этот совет с Белой Шляпой. Три Звезды (генерал Джордж Крук) был с ними.

Скаут по имени Женское Платье остановил их на дороге и заявил, что Неистовая Лошадь намеревался убить их. Это была ложь. Белая Шляпа спросил, почему Неистовая Лошадь хотел поступить так. Женское Платье ответил, что он так слышал. Услышав эту историю, Белая Шляпа и Три Звезды вернулись в форт и вызвали всех скаутов. Белая Шляпа пообещал 100 долларов и гнедую лошадь тому индейцу, который убьёт Неистовую Лошадь. Прознав об этом, я поехал в форт. Гарнет сказал мне, что скауты и солдаты уже готовились помчаться за Неистовой Лошадью. Неистовая Лошадь отдал мне своё ружьё и сумку с патронами прошлой ночью и теперь у него остался только нож. Так он и ждал их. Я выехал навстречу солдатам. Они велели мне сказать Неистовой Лошади, чтобы он делал так, как ему велят. Я поскакал к нему, но он скрылся. Он взял свою жену и поехал в агентство Крапчатого Хвоста, она плохо себя чувствовала из-за воспалившейся и вздувшейся руки. Он оставил жену с её матерью в лагере Крапчатого Хвоста на берегу Бобрового Ручья. Кое-кто из индейцев утверждал, что он сбежал, но он не сбежал, а просто отвёз жену в безопасное место, а сам поехал на встречу с агентом. Да, его жена была моей сестрой.

Несколько скаутов встретили Неистовую Лошадь на пути из лагеря Крапчатого Хвоста в стойбище Коснись Туч, располагавшееся неподалёку. Они сопроводили его в форт Робинсон, где были солдаты. Услышав об этом, я поспешил в форт. Три скаута, сопровождавшие Неистовую Лошадь, были из агентства Крапчатого Хвоста, а двое - из Красного Облака. Приехали люди из общины Крапчатого Хвоста со словами, что они не желали присутствия Неистовой Лошади в их резервации. Скауты отвели Неистовую Лошадь в маленький дом. Они сказали его людям, чтобы никто не приближался туда. Я и индеец по имени Белый Телёнок проскользнули поближе и заглянули внутрь.

Белая Шляпа сидел в комнате в этом маленьком доме. Затем ввели Неистовую Лошадь, и Белая Шляпа распорядился, чтобы вождя отвели в соседний домик, где ему следовало остаться до конца дня, а наутро его повезут в Вашингтон. Индеец по имени Маленький Большой Человек (его также звали Преследующим или Нападающим Медведем) пошёл следом за Неистовой Лошадью. Он обещал находиться возле него всё время. Маленький Большой Человек сказал: «Мы сделаем всё, что прикажет Белая Шляпа.»

До того дома, куда повели Неистовую Лошадь, было далеко, как отсюда до того столба на горе (примерно 200-300 футов). Они сказали: «Ступай внутрь.» Там шагал взад-вперёд солдат со штыком за плечом. Увидев их, солдат опустил штык и впустил их.

Затем я услышал возбуждённые голоса внутри. Скауты Крапчатого Хвоста закричали: «Это тюрьма!» Неистовая Лошадь выбежал наружу. Он выхватил свой нож и помчался за ними. Маленький Большой Человек, обещавший находиться возле Неистовой Лошади, схватил его за руки и сцепил их за его спиной. Тогда Неистовая Лошадь порезал ему кулаки, и они принялись драться за нож. Подбежал часовой и ударил штыком Неистовую Лошадь сзади. Удар пришёлся прямо в почки. Это случилось перед заходом солнца.

Индеец по имени Закрытое Облако (возможно, Коснись Туч?) принёс одеяло, которое Неистовая Лошадь уронил в помещении тюрьмы, и укрыл им раненого. Неистовая Лошадь схватил его за волосы и принялся рвать их: «Вы все убеждали меня приехать сюда, и все бросили меня, убежали!»

Они перенесли Неистовую Лошадь в дом. Все были готовы драться. Но все они успокоились. Все сбежали. Вот почему так произошло. Скауты были причиной всему. Если бы они сдержали его и не испугались, никто бы не ранил его.

Когда Неистовую Лошадь отнесли в дом, мало кого из индейцев допустили туда. Белая Птица, Его Отец, Паук (прозвище Американской Лошади) и ещё один индеец находились с ним всю ночь. Неистовая Лошадь скончался поздно в тот вечер.

Я спросил Поворачивающегося Медведя, одного из людей из резервации Розовый Бутон, почему они покинули Неистовую Лошадь и сбежали. Я сказал им, что они совсем испортили всё, воскликнув: «Осторожно! Это тюрьма!» и пустившись наутёк. Поворачивающийся Медведь прекрасно знал, что его-то никто не собирался сажать в тюрьму. Я спросил: «Почему вы не остановились, чтобы поддержать его?» Все эти люди из Розового Бутона - трусливые твари.

После этого я заплакал.

Когда Неистовая Лошадь умер, солдаты подкатили военный фургон, запряжённый мулами, перенесли тело в фургон и повезли в стойбище.

Его нос был прямым и тонким. Его волосы были очень длинные, прямые и мягкие. Я хорошо знал его, я всё знал про него, кроме его возраста, места его рождения и места его захоронения. Его похоронили родители, и даже его жена, которая была моей сестрой, не знала, где его могила.

Неистовая Лошадь женился на моей сестре за шесть лет до своей гибели. У них родился только один ребёнок, маленькая девочка, очень похожая на него. Она умерла в возрасте примерно трёх лет. Мою сестру звали Чёрная Шаль. Она скончалась всего несколько лет назад, в год, когда многие индейцы болели гриппом. Ей было около 84 лет. Она никогда больше не выходила замуж.

Неистовая Лошадь был вождём на всей своей земле. Его отец так спрятал его тело, что даже моя сестра не знала, где он похоронен. Перед тем как его похоронили, каждую ночь на его гроб опускался орёл. Он ничего не делал, просто ходил по гробу.

Я знал Неистовую Лошадь с мальчишеского возраста. Враги убивали лошадей под ним восемь раз, но никогда серьёзно не ранили его самого! Во время военных экспедиций он носил маленький белый камешек с дырочкой посерёдке, нанизанный на кожаную нить, переброшенную через плечо. Он носил этот камешек под левой рукой. Дважды он был ранен в начале своего воинского пути, но ни разу после того, как стал носить камешек. Человек по имени Стружка, очень близкий его друг, дал ему этот его амулет. Теперь мой сын Молодое Красное Перо хранит этот камень.»

 

МАЛЕНЬКИЙ УБИЙЦА

Маленький Убийца имел родственное отношение к Неистовой Лошади, так как доводился братом индейцу по имени Человек-Топор, который женился на старшей сестре Неистовой Лошади. Он входил в группу Неистовой Лошади и был первым его поклонником, о чём однозначно говорят его слова. Он почти одного возраста с Коротким Бизоном.

«Я был с Неистовой Лошадью всё время вот так (он тесно сжимает две ладони, переплетая пальцы). Но я не был рядом с ним, когда его убили. Будь я там, меня бы тоже убили.

Я находился с общиной Неистовой Лошади, когда к нему приехали из форта Робинсон с табаком и просили сложить оружие. Когда мы уже были недалеко от форта Робинсон, нам привезли мясо. Это, конечно, не было бизонье мясо, но мясо другого рогатого скота. Неистовая Лошадь сказал мне, что его «сцапали» и что теперь придётся ехать в форт Робинсон и в Вашингтон. Белые люди из форта Робинсон хотели забрать наше оружие и лошадей, то есть всё, что нам нужно было для борьбы. Неистовая Лошадь сказал: «Ладно, пусть возьмут.»

Отдав лошадей и оружие, он решил-таки поехать в Вашингтон. Он хотел поставить в известность Президента, что он выбрал место, где намеревался жить. Место, куда он хотел вернуться, было возле Белых Гор, неподалёку от Языковой Реки. У Неистовой Лошади был заготовлен «пограничный» камень, на котором белый человек сделал надпись. Неистовая Лошадь хотел, чтобы его брат отвёз этот камень на ту землю. Брата звали Человек-Палица (Человек-Топор). Теперь он умер. Если бы он был жив, он бы стал вождём всего племени. Он был женат на старшей сестре Неистовой Лошади. У него родилось восемь детей, но никто из них не дожил до того времени, чтобы получить от правительства наделы.

Когда Неистовая Лошадь приехал в форт Робинсон в первый раз, он хотел отправиться в Вашингтон. Но другие индейцы были очень ревнивы к нему и опасались, что в Вашингтоне его назначат главным вождём над всеми резервациями. Эти индейцы постоянно приходили к нему с разными дурными историями. После этого он решил никуда не ездить. Затем его арестовали у убили.

Я не был возле него, когда его убили. Меня отправили в агентство Крапчатого Хвоста с донесением. Вернувшись назад, я узнал о случившемся несчастье.

Неистовая Лошадь был небольшим, невысоким человеком. Его волосы были не чёрными, но коричневыми, как у белого человека. Прямой длинный нос. Но глаза были чёрные, как у настоящего Лакота.

Сколько я знал его, до того момента, как он сложил оружие, он был женат на одной женщине. После этого он взял вторую жену, она была белой (метиской). Его первая жена была сестрой Красного Пера. Она родила ему дочь, но маленькая девочка умерла. Сестра Неистовой Лошади и её дети скончались до 1901 года.»

 

КЭРРИ МЕДЛЕННАЯ МЕДВЕДИЦА

Миссис Кэрри Медленная Медведица - дочь Красного Облака. Она не была непосредственным свидетелем описанных событий, хотя и жила в резервации тогда. Её отец и муж были очевидцами. Её рассказ являет собой версию всего произошедшего, которая утвердилась в семье Красного Облака.

«До того как Неистовая Лошадь приехал в агентство, всё, что мне было известно о нём, это то, что он был очень храбрый. Значительная часть племени находилась за Чёрными Холмами. С ними был Неистовая Лошадь. Красное Облако жил в агентстве. Он хотел дружить с белыми людьми. Неистовая Лошадь не хотел.

Белые Люди желали сделать так, чтобы Неистовая Лошадь приехал в агентство и прекратил войну. Медленный Медведь и Красное Облако ездили к нему и просили его сдаться. В конце концов они уговорили его сложить оружие. Затем белые люди принялись убеждать его отправиться в Вашингтон, но он отказывался. Через некоторое время они арестовали его и привезли в форт. Они стали отнимать у него оружие, его нож, ружьё, но он не разрешал этого. Тогда они проткнули его саблей. Вот и всё, что мне известно.

Неистовая Лошадь был убит, прожив в агентстве совсем недолго. Я не думаю, что у них было достаточно времени на то, чтобы рассориться или найти повод для взаимной ревности. (Неистовая Лошадь сдался 7 мая и был убит 5 сентября 1877 года.)

Сначала Неистовая Лошадь хотел поехать в Вашингтон на переговоры, но ему рассказали столько разного об этом, что он передумал, испугался чего-то. Красное Облако и Медленный Медведь говорили ему правду. Они настаивали на том, чтобы он поехал и что всё будет благополучно. Но Маленький Большой Человек сказал, что его убьют либо в Вашингтоне либо в Робинсоне.»

 

ИЗ ПЕРЕПИСКИ ВИЛЬЯМА ГАРНЕТА

Вильям Гарнет, единственный сын майора Ричарда Гарнета, коменданта форта Ларами, и женщины из племени Лакота. Отец Вильяма погиб под Геттисбургом во время Гражданской войны. Вильям остался жить с народом своей матери. Он постоянно служил армейским скаутом и переводчиком, особенно часто к его услугам стали прибегать в напряжённое время кампании против Лакотов в семидесятых годах. Вильям Гарнет родился в 1855 году, ему было 22 года в год смерти Неистовой Лошади.

 

Отель Кларемонт, Беркли, Калифорния 28 февраля 1922 года
Вильяму Гарнету

Сэр! Хотелось бы мне знать, здравствуете ли вы или уже «перевалили за гряду».

У меня всё идёт своим чередом, старею, отметил 73-й день рождения 14-го числа. Но я всё ещё шустрый, на здоровье не жалуюсь. Если это письмо дойдёт, то я хотел бы получить кое-какую информацию по следующим вопросам:

Я слышал, что Младший-Человек-Который-Боится-Лошадей погиб при падении с лошади весной 1901 года, то есть почти сразу после сражения при Раненом Колене. Сколько ему было лет?

Какое отношение Американский Конь, убитый на Тонком Перешейке в сентябре 1876 года, имел к нашему Американскому Коню?

Как Неистовая Лошадь получил своё имя? Я слышал, что его отец тоже носил это имя, был вождём по рождению, принадлежал к Хункпапам, а жена - к Оглалам.

Касательно Маленькой Раны. Кого из его родственников убил Красное Облако? Когда и при каких обстоятельствах умер Маленькая Рана и в каком возрасте? В какое сражение он повёл своих индейцев и одержал победу? Было ли это при Ash Hollow в Небраске? Кто командовал там солдатами? В каком году это произошло? Когда скончался Старший-Человек-Который-Боящийся-Лошадей? В каком возрасте? Откуда у него такое имя? Как звали отца Маленькой Раны?

Я надеюсь, что не обременяю вас большим количеством вопросов. Буду рад услышать от тебя новости. Надеюсь, что вы в полном здравии. Когда умер Сабля?

Ваш друг В. Макджилликади.

 

Пайн Ридж, Южная Дакота 6 марта 1922 года
Господину В. Макджилликади

Мой дорогой друг!

В прошлое воскресенье я получил ваше письмо, датированное 28 февраля 1922, в котором вы спрашиваете меня про некоторых старых индейцев этой резервации. Я задержался с ответом лишь по той причине, что хотел уточнить некоторые детали.

Младший-Человек-Который-Боится-Лошадей умер от сердечной недостаточности, направляясь в Монтану в гости к индейцам Вороньего Племени. Это случилось где-то между Эдгемонтом (Юж. Дакота) и Ньюкэстл (Вайоминг) в 1894 году.

В сражении возле Тонкого Перешейка в 1876 году погибли два индейца: старик, имя которого мне не известно, и молодой, которого звали Железный Щит. Бэт Пурье убил его. Никого из них не звали Американским Конём, и никто не был родственником нашего вождя по кличке Американский Конь.

Неистовая Лошадь - полнокровный Сю, его отец был Оглалом, а мать происходила из группы Миниконжу (агентство на реке Шайен в Южной Дакоте). Имя передалось ему по наследству от отца, которого тоже звали Неистовая Лошадь. Он не был вождём от рождения, но был выбран вождём в 1868 году за свои воинские качества. Нет никаких сомнений в том, что он был храбрейшим и наилучшим воином Сю.

В сражении на Розовом Бутоне погибли четыре Сю и один Шайен. Несколько человек были ранены, но оправились. Мне это сообщил Красное Перо, шурин Неистовой Лошади.

Ручей, на котором произошла битва Кастера, индейцы Сю называют Сочной Травой. Вороны и белые люди называют эту реку Маленьким Большим Рогом.

После сражения индейцы двигались некоторое время на восток. Шайены отделились от Сю и направились на юг, в сторону Волчьих Гор, пересекли их и повернули на запад. Оглалы остались в горах Большого Рога. Сидящий Бык со своими людьми уехал на север, перебрался через Жёлтый Камень, где столкнулся с генералом Майлсом, затем проник в Канаду. Племя Миниконжу откололось от Сидящего Быка, не пожелав идти в Канаду, снова пересекло реку Жёлтый Камень и пошло на юг. Причиной того, что индейцы разделились, была нехватка провизии. Им нужно было разойтись, чтобы получить возможность обеспечить себя едой за счёт охоты.

Надеюсь, эта информация вам пригодится. Конечно, Красному Перу нет нужды преувеличивать число погибших на Розовом Бутоне, ведь он сам принимал участие в сражении.

Фрэнк Гоингс сказал мне, что он получил от вас несколько писем. Не очень полагайтесь на то, что рассказывает Фрэнк. Он женат на дочери старого Джона Нельсона. Если бы Джон был жив, то он бы задал Фрэнку хорошую трёпку за то, что он превратился в крупнейшего лгуна в мире.

Преданный вам Вильям Гарнет

 

Пайн Ридж, Южная Дакота 15 декабря 1923 года.
Господину Доану Робинсону

Уважаемый сэр!

Простите, что не сразу ответил вам на ваше письмо от 5 декабря, но я покидал агентство и не мог взяться за перо, чтобы отписать вам.

Я был переводчиком Красного Облака, когда он излагал историю своей семьи для агентства Сосновый Утёс. В тот раз он сказал, что его отца тоже звали Красное Облако. Но я совершенно точно знаю, что это имя принадлежало старшему брату Красного Облака, от которого оно перешло к нему самому. Отца звали Одинокий Человек или Единственный Человек. Имя матери - Ходящая-Во-Время-Раздумий. Оба родителя принадлежали к родовой группе Старого Дыма племени Оглала.

Не могу ответить, насколько история Красного Облака, изложенная Джеймсом Куком, соответствует действительности, но если вы пришлёте мне экземпляр, то я прочту его внимательно и обязательно возвращу вам, сообщив, насколько книга правдива.

Красное Облако проводил много времени в доме Кука, они весьма сдружились. Вполне возможно, что Кук получал информацию от самого Красного Облака. Если это так, то история должна быть несколько приукрашена, потому что индейцу, особенно старику и вождю, свойственно, рассказывая о себе, кое-что забывать и кое-где подшлифовывать повествование.

Искренне ваш В. Гарнет

 

Отель Кларемонт, Беркли, Калифорния 15 апреля 1926 года

Дорогой Гарнет!

Глубоко признателен вам за ваше последнее письмо. Сообщите мне, стояла ли дикая индейская деревня на берегу Маленького Большого Рога в том же месте, когда Кастер атаковал её, что и в день, когда индейцы налетели на нас на Розовом Бутоне 17 июня? Или же деревня была в другом месте?

Я слышал, что Фрэнк Гроард и Луи Бордо оба умерли.

Фотографировался ли когда-нибудь Неистовая Лошадь? До меня дошли слухи, что кто-то клянётся, что имеет его фотоснимок. Я с трудом верю в это, потому что помню, что сам тщетно пытался снять его в 1877 году. В каком агентстве Неистовая Лошадь жил в 1875 году и весной 1876 года, когда индейцы стали собираться в военный лагерь? К какому агентству или племени принадлежал Коснись Туч? Был ли это он в доме старшего адъютанта в форте Робинсон, когда я перевязывал Неистовую Лошадь в ночь его смерти? Как вы произносите правильно его имя? К какому агентству или племени принадлежал Маленький Большой Человек? Где он провёл зиму 1875-1876?

Ваш В. Макджилликади

 

Пайн Ридж, Южная Дакота 21 апреля 1926 года

Дорогой доктор!

Пришло ваше письмо от 15 апреля 1926 года, в котором вы интересуетесь, где стоял лагерь индейцев, напавших на ваш отряд на Розовом Бутоне. Эти индейцы располагались на речке под названием Мертвец-В-Палатке, это маленький ручеёк, вливающийся в Маленький Большой Рог, и находится он почти в 25 милях от вашей стоянки на Розовом Бутоне. Устье Мертвеца-В-Палатке находится примерно в сорока милях от места битвы Кастера.

Фрэнк Гроард и Луи Бордо оба скончались. Фрэнк умер лет восемнадцать назад, а Луи лет пять тому.

Неистовая Лошадь никогда не фотографировался, насколько я об этом знаю, разве что кто-нибудь тайно выследил его и запечатлел. Но сам он был категорически против фотоснимков. Он был удивительно скромным человеком, особенно если принять его боевые качества и отвагу.

Неистовая Лошадь никогда не жил ни в одном агентстве. В 1875 году он находился в диком лагере. Но когда его убили, он официально размещался в агентстве Красного Облака, так как принадлежал к племени Оглалов.

Коснись Туч был вождём группы Миниконжу, но 1875-1876 годы провёл среди Оглалов и индейцев Крапчатого Хвоста. Он помог привезти Неистовую Лошадь в форт Робинсон. Вот почему он оказался в помещении главного адъютанта вместе с вами. Мне кажется, что он был родственником матери Неистовой Лошади, но я не сумел найти никого, кто знал бы наверняка.

Маленький Большой Человек был Оглалом, очень большим другом Неистовой Лошади и принадлежал к его группе. Может быть, вы помните, что он держал Неистовую Лошадь, а того закололи. Он старался предотвратить драку. Он был рядом с ним в 1875, 1876 и 1877 годах.

Я, как и вы, постоянно наталкиваюсь на людей, которые не родились ещё на свет во время тех событий, и меня поражает, что они знают всё гораздо лучше, чем мы с вами, принимавшие непосредственное в этом участие.

Искренне ваш В. Гарнет

 

Беркли, Калифорния 24 июня 1927 года

Дружище Гарнет!

Недавно я получил два сообщения, связанные с тем, кто был причиной гибели Неистовой Лошади в форте Робинсон 6 сентября 1877 года.

Одна из бумаг написана лейтенантом Лемли, который был на службе в тот день, другая - лейтенантом Джесси Ли, который был правительственным агентом в резервации Крапчатого Хвоста и который вернул Неистовую Лошадь в форт Робинсон.

Лейтенант Лемли утверждает, что Неистовая Лошадь был арестован за то, что с ним жила сбежавшая из дома дочь Луиса Ричардса, и Неистовая Лошадь не хотел возвратить её. Мне кажется, я слышал что-то об этой истории раньше. Но так ли это? И была ли ещё жива первая жена Неистовой Лошади, которая приехала вместе с ним весной 1877 года?

Лейтенант Ли сообщает, что переговоры между генералом Круком и Неистовой Лошадью начались примерно первого сентября 1877 года, но сорвались. Вину за это возлагали на Неистовую Лошадь. Он якобы хотел бежать на север и вывести своих людей на Тропу Войны. Моя память подсказывает мне, что переговоры проходили в лагере Неистовой Лошади, то есть милях в пяти от форта Робинсон. Так ли это?

Я был довольно тесно связан с тем делом.

Примерно 1 сентября Крук прибыл в форт Робинсон из Омахи. В тот же день я направился верхом в лагерь Неистовой Лошади. Где-то на половине пути я увидел повозку генерала, запряжённую четырьмя мулами, которая вприпрыжку мчалась в мою сторону прочь от индейского лагеря. Генерал остановил меня и приказал мне возвращаться на военный пост, сказав, что так будет безопаснее для меня, так как с переговорами случилась беда.

В тот вечер примерно в восемь часов Луи Бордо пришёл ко мне и сказал: «Доктор, этот проклятый Гроард устроил сегодня скандал на переговорах. Я был там, когда Крук попросил Неистовую Лошадь взять своих воинов и помочь Великому Отцу, то есть отправиться на север, чтобы подавить восстание Проткнутых Носов. Неистовая Лошадь ответил: «Вы послали за мной; я приехал мирно; я устал от войны, но теперь Великий Отец просит нас снова залить наши лица кровью и воевать против Проткнутых Носов до тех пор, пока не останется ни одного Проткнутого Носа.» Но Гроард перевёл таким образом: «Мы отправимся на север и будем драться до тех пор, пока не останется ни одного белого человека.» Бордо сказал также, что Гроард специально сказал так, потому что боялся вождя и хотел избавиться от него.

Я встретил генерала после того, как Бордо ушёл, но генерал сказал, что никакой ошибки не было и что Неистовая Лошадь действительно намеревался уйти на север и соединиться с Сидящим Быком.

На следующее утро генерал спешно укатил в своей повозке в форт Ларами.

На следующий день из форта прибыл курьер с приказом арестовать Неистовую Лошадь и посадить его в каталажку. Я лично получил приказ сопровождать экспедицию в качестве военного врача.

Прибыв к месту лагеря, мы не обнаружили ни единой палатки. Все индейцы скрылись.

В тот вечер прискакал курьер от майора Бурка, командовавшего в форте Шеридан, с сообщением, что Неистовая Лошадь объявился в резервации Крапчатого Хвоста. Бурку был послан приказ арестовать вождя и вернуть его в форт Робинсон.

Бурк решил не усложнять дело и на следующее утро, когда Неистовая Лошадь вместе с Крапчатым Хвостом пришёл в контору, он не стал обыскивать молодого вождя и не объявил о его аресте. Он просто сказал, что командующий хотел переговорить с ним в форте Робинсон. Вождь согласился и вместе с лейтенантом Ли в девять утра выехал в повозке в сопровождении Бордо и группы верховых скаутов-индейцев. Ни Бордо, ни Ли не знали, что Неистовая Лошадь считался арестованным.

Я находился в форте и получил приказ не покидать его пределы, так как в случае внезапного обострения обстановки моя помощь могла понадобиться. Я чувствовал в воздухе нависшую беду.

Примерно в половине пятого прикатила повозка и остановилась перед конторой старшего адъютанта. Я вышел на плац и встретил Ли и Бордо, направляющихся в дом генерала Брэдли. Они были крайне взволнованы, не обнаружив в штабе никого, кроме дежурного офицера - капитана Кеннингтона, который сказал им, что ему велено принять от них Неистовую Лошадь и посадить его на гауптвахту. Бордо прошептал на ухо Ли: «В таком случае нам лучше убраться. Если они захотят посадить его за решётку, то начнётся драка и нас прибьют за то, что привезли его сюда.»

Когда я очутился перед входом в контору адъютанта, там уже стояло с полдюжины офицеров, толпились индейцы. Кеннингтон вышел из дверей вместе с Неистовой Лошадью, который кивнул мне. Они прошли мимо и спокойно вошли внутрь гауптвахты. Я даже подумал, что всё обошлось. Но внезапно донёсся вой Неистовой Лошади. Вождь вылетел из двери, размахивая длинным ножом. Кеннингтон и Маленький Большой Человек, стоявший поблизости, схватили его. Однако вождь полоснул Маленького Большого Человека по запястью и высвободился. В ту же минуту двойное кольцо охраны человек в двадцать сомкнулось вокруг него, выставив штыки. Офицеры, ординарцы и переводчики исчезли в мгновение ока. Я остался стоять один примерно в двадцати футах от солдат. Вождь кидался из стороны в сторону, пытаясь прорваться сквозь цепь, и в этот момент один из солдат - рядовой 14-го пехотного полка - сделал выпад, и Неистовая Лошадь упал на землю. К тому времени началось то, о чём ковбои обычно говорят: «Заклокотал ад,» - индейцы кишели, крича на нас. Я протолкался сквозь солдат и увидел лежащего на спине Неистовую Лошадь. Он скрежетал зубами, из его рта шла кровавая пена. Кровь сочилась из штыковой раны, виднеющейся над бедром. Пульс прощупывался слабо и затухал с каждой минутой. Я понял, что вождь умирал. Я пробился к Кеннингтону и сообщил обо всём. «Что ж, - сказал он, - у меня есть приказ поместить его за решётку. Так что давайте-ка вы возьмёте его за одно плечо, я- за другое, солдаты поднимут его за ноги, и мы внесём его в помещение гауптвахты.» Мы так и собрались было сделать, но мне в плечо вцепился огромный Северный Сю и почти оторвал от земли, показывая, чтоб я оставил вождя в покое.

Всё остановилось. Я предложил Кеннингтону пойти к генералу и объяснить наши трудности. Я сам и пошёл. Генерал ответил так: «Передайте мои поздравления дежурному офицеру, и пусть он выполнит полученный приказ, то есть поместит Неистовую Лошадь в каталажку.» Я отправился обратно. Из-за угла комиссариата на меня смотрел Гроард, но он исчез, едва я позвал его, чтобы он перевёл мои слова. Тогда я увидел Джона Провоста - моего переводчика - перед входом в мою контору и позвал его. Через него я объяснил Американскому Коню, который сидел верхом, что Неистовая Лошадь тяжело ранен, что у меня приказ отнести его в помещение гауптвахты, где я смогу без помех заняться им и т.д. Он ответил мне: «Неистовая Лошадь - вождь. Его нельзя поместить за решётку.»

Я снова пошёл через плац, чтобы переговорить с генералом. Я объяснил обстановку и сказал, что у него восемьсот человек под ружьём, что этого вполне достаточно, чтобы силой затащить раненого вождя в каталажку. Но я добавил: «Генерал, это приведёт к тому, что погибнут ни в чём не повинные ваши люди и индейцы, прежде чем вам удастся осуществить задуманное, потому что индейцы разозлены.» Старый упрямец в конце концов сдался и согласился на моё предложение занести тело Неистовой Лошади в кабинет старшего адъютанта, где я смогу спокойно осмотреть его.

Я сделал вождю подкожный укол морфия, чтобы облегчить боль.

Он скончался около полуночи. В ту ночь никто не пришёл в кабинет адъютанта. Было одиноко и уныло. Присутствовали только капитан Кеннингтон, лейтенант Лемли, Старый Неистовая Лошадь (отец вождя), Коснись Туч, я и переводчик.

Старый Неистовая Лошадь причитал: «Мы, северные Лакоты, не хотим жить на мясе, которое подсовывает нам белый человек, мы хотим сами охотиться на бизонов. Но Серая Лиса (Крук) всё время посылал за нами, мол, приходите, приходите, и мы пришли. Теперь они убили моего мальчика. Красное Облако, Гроард и агентские индейцы сильно ревновали и боялись нас.»

Если бы в ту ночь Неистовую Лошадь не убили, то его немедленно отправили бы по железной дороге в форт Мэрион во Флориде. Я вернулся к себе, и Коснись Туч пошёл со мной. Он проспал на полу до утра. Всё казалось ужасным.

До сих пор я задаюсь вопросом, кто виновен в смерти Неистовой Лошади.

Искренне ваш В. Макджилликади


Комментарии

[1] Шунка - собака, блока - самец, представитель мужского пола. В англоязычных текстах он всегда фигурировал как He Dog, что обычно переводилось на русский язык - Он Пёс. Ставя свою подпись на документах, Пёс обязательно рисовал собаку с хорошо видным половым органом.

[2] Йатапика - от слова "йата", то есть “говорить, произносить, выражать словами” (здесь и далее прим. переводчика).

[3] Пте - корова. Этим же словом могли назвать не только корову, но и бизона вообще (как вид животного), независимо от половой принадлежности. Но если речь шла конкретно о быке, то употребляли только слово "татанка". Птечила есть укороченная форма "Пте Чикaла", то есть "Маленький Бизон". "Татанка" подчёркивает принадлежность бизона к мужскому полу. Не очень понятно наличие в имени одновременно слов "бык" и "бизон". В обычном случае было бы сказано "Татанка Чикала". Вероятно, в данном повторе заложен какой-то смысловой акцент.

[4] Любопытно, насколько уверенно индейцы говорили о конях Неистовой Лошади, изучая фотоснимки, но почти никогда не могли сказать с уверенностью, сам ли Ташунке Уитко изображён на карточках. Многие сходились на том или ином портрете лишь по той причине, что на лице запечатлённого индейца был виден шрам. Несколько раз Лакоты подтверждали личность Неистовой Лошади на снимке, где был снят человек преклонного возраста, то есть явно не Ташунке Уитко. В одном из своих писем к Эддисону Шелдону доктор Макджилликади писал в январе 1930 года: "Касательно фотографии, которую я посылаю обратно вам, должен сказать со всей ответственностью, что это не Неистовая Лошадь. Он был большой мистик, очень суеверен и категорически отказывался позировать перед камерой. А заснять его исподтишка никто не мог, ведь в те дни не было "скорострельных" аппаратов-кодак, чтобы зафиксировать его без его ведома". Согласно многим историческим сведениям, Неистовая Лошадь не позволял фотографировать себя, ссылаясь на то, что он не желал, чтобы его духовная тень попала в волшебный ящик (фотоаппарат) бледнолицых. "Вы и тень мою желаете пленить?" - говорят, что именно так он спрашивал фотографов, подходивших к нему с просьбой позировать после того, как он сложил оружие в форте Робинсон. Фотограф Д. Берри вспоминал, что он неоднократно уговаривал Неистовую Лошадь посидеть перед "чёрным ящиком", но вождь всякий раз категорически отказывал ему. В Историческом обществе Южной Дакоты имеется более десяти фотоснимков, запечатлевших воинов, в которых индейцы опознали Неистовую Лошадь. Но дело в том, что на всех карточках зафиксированы разные воины. Так что, несмотря на то что люди, лично знавшие Неистовую Лошадь, опознавали его на том или другом снимке, ни одна из этих фотокарточек не может считаться действительным портретом великого военного вождя Оглалов.

 

«« назад