МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 

 

 


 


 


 

Loading

 

 

 

 

Великие Равнины >

Очерк истории команчей

Э.Уоллес, Э.Хобел; перевод А.В. Зорина из книги E. Wallace & E. Adamson Hoebel. "The Comanches: Lords of the South Plains. Norman." 1952

Сто пятьдесят лет команчи в союзе с кайова господствовали на Южных Равнинах. Они сражались с юта, апачами, пауни, оседжами, навахо; совершали набеги на Техас, угоняя скот и поджигая дома белых поселенцев. Разрушив десятки пуэбло на Рио-Пекос всего в 30 милях от Санта-Фе, они вынудили их обитателей навсегда покинуть территорию Нью-Мексико. Испанцы северных территорий бывали просто счастливы, когда команчи без остановок проходили по их землям: их привлекала богатая добыча в Старой Мексике. Их называли «спартанцами прерий», а Томас Фарнхэм писал о них: «Они бесподобные наездники, их ужасные атаки, несравненная скорость, с которой они стреляют и перезаряжают свои винтовки, а также их неутолимая ненависть делают вражду этих индейцев более страшной, чем любого другого племени аборигенов».

Деревня команчей в Техасе

Себя они называли «не-ме-на», от «nem» - «люди». Первые колонисты и исследователи знали их под именем, которое им дали сиу - падука. Затем распространилось прозвище, данное им юта - команчи, «враги», или, точнее, «Те, Кто Всегда Хочет Сражаться со Мной». Термин «Komantcia» юта применяли ко всем своим врагам - команчам, арапахо, шайеннам, кайова, - но после 1726 года именно команчи становятся их основными противниками и прозвище это стойко закрепляется за ними. В прериях их называли Змеями. На языке жестов это выглядит так: ладонь правой руки опускается поперек передней части туловища и волнообразно движется вправо. Есть два объяснения этого имени. Куана Паркер рассказывал, что в свое время племя переходило через горы в поисках новых охотничьих угодий и часть людей из-за наступивших холодов потребовала возвращения назад. Разгневанный вождь на совете сравнил их со змеей, пятящейся назад по своему следу. Отсюда и появилось выражение «змея, ползущая назад». По другой версии, часть племени повернула назад во время откочевки на юг из-за появившихся впереди волков и именно эту группу первоначально и прозвали Змеями.

До прихода белых команчи были тесно связаны с шошонами. В начале ХIХв. шошоны занимали огромную территорию - большую часть Вайоминга, центр и юг Айдахо, северо-восток Невады и небольшую часть Юты, западнее Большого Соленого озера по течению рек Снейк и Грин-Ривер, обитали также в верховьях реки Платт на западе Канзаса и части западной Монтаны. Льюис и Кларк в 1805 году обнаружили шошонов в западной Монтане у истоков Миссури, оттеснеными туда враждебными атсина и сиксиками, которые уже получили от торговцев с востока огнестрельное оружие. Согласно собственным преданиям команчей, они пришли на юг из северной страны Скалистых гор.

Существует ряд легенд, объясняющих раскол шошонов. По одной из них, ссора произошла из-за убитого на охоте медведя. По другой - из-за убийства сына вождя одной из групп. Эта легенда была записана среди команчей в 1933 году. «Две группы жили вместе в одном лагере, одна - на восточной его стороне, а другая - на западной. Каждая имела своего вождя. Каждую ночь юноши устраивали игры - состязания в беге и так далее. Играя, они пинали друг друга. Один мальчик пнул другого в живот так, что он умер. Убитый был из западного лагеря. Он был сыном вождя.

Когда это случилось, плач не утихал в западном лагере всю ночь. В восточном было тихо. На следующий день мальчика похоронили. Его отец, вождь, призывал в сражении решить, какой из лагерей лучше, так как дело было в смерти его сына. Было общее великое волнение. Обе стороны имели хороших воинов. В восточном лагере уже побежали к лошадям. Они кричали: «Если они в самом деле думают так же, как и говорят, то они убьют нас».

Левая Рука. Команчи

Обе группы стали друг против друга, и вожди встретились посередине. Затем в центр вышел старик с восточной стороны. Рыдая, он говорил, что они не правы, затевая сражение между собой. Они сжалились над ним. Затем вышел другой старик и присоединился к нему. «Вы имеете множество врагов для сражений, - восклицали они. - Это же были всего лишь играющие мальчики. Не относитесь к этим вещам так серьезно. Вы подаете дурной пример детям. Должен ли поступать так вождь, желающий поддерживать мир? Есть ли такой среди вас?»

Вождь вышел и сказал, что он не осознавал, что делает. Восточный лагерь стал сгонять лошадей и собирать вещи. Вождь объявил своим людям: «Мы несчастливы здесь. Здесь мы чувствовали себя тяжело». В то время здесь ходила оспа.

Затем они разделились. Одни ушли на север. Это шошоны. Другие ушли на запад.

Несомненно, большую роль в этом расколе и переселении сыграли эпидемия оспы, давление со стороны вооруженных ружьями черноногих, а также стремление добыть на юге лошадей. Льюис и Кларк застали шошонов страдающими от голода в горах Айдахо. Шошоны жаловались, что испанцы не хотят продавать им ружья. «Поэтому - говорили они, - мы не щадим миннетари, имеющих ружья, угоняем у них лошадей и беспощадно предаем их смерти». Они мечтали об обладании огнестрельным оружием. «Если мы будем иметь ружья, - заявил их старшина Камеавайт, - то не станем больше скрываться в горах и питаться, подобно медведям, одними ягодами и кореньями. Мы спустимся вниз, в страну бизонов, назло нашим врагам, которых мы никогда не боялись, встречаясь с ними на равных».

К 1836 году команчи освоили обширные пространства от реки Арканзас на севере до мексиканских селений на юге, от Больших Кордильер на западе до Кросс-Тимберс на востоке - в целом более 600 миль с севера на юг и 400 миль с запада на восток. Часть этой территории, впрочем, они делили с кайова и вичита. Восточная часть этой страны - равнина с редкими цепочками неровных холмов, ближе к центру - горный массив Вичита Маунтинс, резко поднимающийся над равниной. На западе - плоскогорье Льяно-Эстакадо (Стейкед-Плейн). Территорию Команчерии прорезали такие мощные реки, как Арканзас, Симаррон, Канейдиан, Ред-Ривер, Рио-Пекос и Колорадо. Их берега низкие, песчаные, с выходами гипса. Гораздо лучшая питьевая вода была в других, более мелких и чистых реках, обеспечивавших команчей оазисами с травой и лесом, куда они укрывались от дующих на Равнинах свирепых ветров. По их берегам росли сливы, виноград, орехи, боярышник, персики. Скалистые горы были покрыты дубами, кедрами, зарослями вяза, ясеня, ивы. После весенних дождей пустынная местность покрывалась морем сочных трав, дающим пропитание миллионам диких животных - охотничьей добыче команчей. На западе находились поселки испанцев, куда знали дорогу лишь немногие опытные проводники, без которых не обходился ни один набег. На юге лежала великая пустыня, переходя которую команчи захватывали богатую добычу в беззащитной с этой стороны Мексике. Естественной границей на востоке, которую команчи пересекали крайне редко, служила Кросс-Тимберс. С севера буфером служили Пять Цивилизованных Племен, а также шайены и арапахо. Лишь с запада Команчерия была открыта вторжению белых.

Перед началом перекочевки вождь высылал разведчиков для осмотра местности и выбора нового места для лагеря. При этом должны были соблюдаться такие условия, как наличие пищи, корм для лошадей и безопасность. Каждое племя выбирало место для лагеря на свой вкус. Сиу, смертельно боявшиеся засад, ставили лагерь у воды в безлесной местности; шайены и арапахо - в открытой прерии, но близ леса; омаха и шауни предпочитали густой лес; команчи и кайова разбивали лагерь близ быстрых потоков на лесных прогалинах. Там бывало вдоволь воды, травы для лошадей, простор для охоты. Иногда они устраивали огромные стойбища, протянувшиеся вдоль рек по кромке леса на несколько миль. Так, в 1834 году, деревня команчей к востоку от гор Вичита протянулась вдоль Медисин-Блафф на севере до Чендлер-Крик, а на юге - до Волчьего ручья на добрых 15 миль. Но при этом полковник Ричард И. Додж сообщал, что однажды он вынужден был 30 дней следовать за военным отрядом команчей, прежде чем сумел приблизиться незамеченным к его уединенной стоянке. Внутри лагеря не бывало никакого плана расположения палаток. По возможности их группировали вокруг типи вождя в соответствии с положением в племенной иерархии. Лагерь мог свернуться за несколько минут и исчезнуть, практически не оставив следов. Лагерный глашатай заранее извещал жителей о перекочевке, о новом месте стоянки и направлении похода. С утра женщины начинали сборы и та, которая собралась первой, могла выбрать место для новой стоянки.

Джордж Кэтлин писал о команчах: «При ходьбе пешком они тяжелы, неуклюжи и очень непривлекательны. Бегают они медленнее всех виденных мною индейцев. Но когда они движутся верхом, то все сразу меняется и всякий может оценить легкость и непринужденность их движений».

Наездники команчи

То же отмечает и полковник Ричард Ирвинг Додж: «Они низкорослы, некоторые иногда бывают тучны... Мужчины - невысокие и крепкие, с медными лицами и длинными волосами, которые они часто украшают стеклянными бусами и серебряными безделушками. Пешком они медлительны и неуклюжи, но в седле - грациозны и стремительны».

Согласно всем описаниям, команчи ниже ростом и коренастей, чем шайены и прочие индейцы прерий. Средний рост их мужчин - 5 футов 6 дюймов, а женщин - 5 футов. Но при этом они выше своих ближайших родичей - юта и шошонов. Мужчины сильны, хорошо сложены, но ленивы и любят хорошо поесть, среди них встречаются толстяки. Цвет кожи - от светло-коричневого до медно-красного, причем у женщин кожа светлее, чем у мужчин. Волосы черные, прямые. Головы большие, круглые, широколобые. Глаза карие или черные. Лица более широкие, чем у прочих индейцев, с большим длинным носом. Рот небольшой, с тонкими губами. В целом они отличаются довольно крупными чертами лица. Довольно велика примесь мексиканской крови. Кларк Уисслер сообщает, что в 1910 году оставалось лишь 62,9% чистокровных команчей, а к 1931 году таковых осталось не более 10%.

Общую численность команчей на 1690 год Муни дает в 7000 человек. Губернатор Нью-Мексико Анса сообщал, что в первой половине 1786 года команчи посетили Санта-Фе и Пуэбло Пекос в составе 23 вождей с 593 палатками, то есть всего их было около 6000 человек. В 1836 году американский агент среди оседжей утверждал, что команчи имеют 4500 воинов. Нейборс в своем рапорте за 1849 год говорит о 4 000 воинов при общей численности в 20000. Чарли Бент упоминает о 2500 палатках и 12000 человек, которых будто бы имели команчи в 1846 году. В. Б. Паркер в 1854 году исчислял команчей и кайова вместе в 20000 чел. Согласно же достоверным подсчетам в 1866 году команчей насчитывалось 4700 чел. К 1884 году численность их сократилась до 1382 чел. При этом надо учесть, что общая численность всех индейцев Равнин в 1910 году составляла 50208 чел. Для более раннего времени Кларк Уисслер удваивает это число, получая около 100000 чел.

Команчи относятся к юто-ацтекской языковой семье - к ее шошонской ветви. Они были организованы в семейные группы и автономные союзы таких групп. Границы между ними были весьма прозрачны и условны. При этом группы никогда не воевали между собой, хотя в последних кампаниях армии США воины локальной группы Осы (Пенатека) и выступали в роли скаутов. Локальные группы команчей весьма напоминают аналогичные образования шошонов Большого Бассейна до их контактов с белыми. Клановая организация полностью отсутствовала. Любой член группы мог покинуть ее и присоединиться к другой. Состав таких объединений был непостоянен. Подчас нелегко было и различать их между собой. Одни делали одежду из шкур антилоп, другие - из оленьих шкур; одни добавляли в пеммикан ягоды, другие - нет; одежда южан была темнее, чем у северян; южные Осы произносили слова медленнее, чем Антилопы Стейкед Плейн. Существовали некоторые различия в порядке проведения магических обрядов, в чертах характера, во внутрисемейных отношениях.

Трубка-томагавк

Лишь наиболее крупные группы получали постоянное наименование. В конце XVIII в. испанцы Новой Мексики выделяли три основные группы - на севере, юге и в центре Команчерии. В 1860 году Р.Нейборс различал 8 групп; Д.Муни выделил 13, а Р.Лаум в 1913 год обнаружил только четыре. Р.Томас, долго живший среди команчей в резервации, знал 20 групп, шесть из которых стояли на грани распада и вымирания. В целом же для XIX века можно выделить 5 основных ветвей племени.

Самая большая и известная группа - Пенатека (Penatekuh, «Едоки Меда»), известная также под названиями Тейювит (Teyuwit «Гостеприимные»), Текапвай (Tekapwai, «Нет Мяса»), Куйярапат (Kuvaratpat, «Крутоподнимающиеся»), Пенане (Penane, «Осы» или «Быстро Жалящие», то есть «производящие набеги»), Хоис (Ho'is, «Лесной Народ»). Они кочевали на юге между испанцами и техасцами в районе Кросс-Тимберс, располагаясь между Рио-Пекос и фортом Фантом-Хилл. Из индейцев их соседями были кэддо и вичита. Именно они первыми столкнулись с белыми. Согласно их собственным преданиям, они двигались на юг так долго и зашли столь далеко, что утратили связь с прочими команчами, а о существовании Ямпарика и Квахади узнали лишь во время очереднего набега в Мексику. Впоследствии они достаточно активно помогали армии США против своих сородичей, и память об этом до сих пор жива среди команчей.

Вторая группа - Нокони (Nawkoni, «Те Кто Движется Назад») или Навйека (Nawyeka, «Те, Кто Часто Движется») - вечные кочевники, отличавшиеся беспокойством даже среди команчей. После смерти вождя, давшего группе свое имя, из-за табу на имена умерших и по причине неряшливости своих стойбищ, она получила название Детсанавйека (Detsanawyehka, Бродяги, Ставящие Плохие Лагеря). В 1786 году губернатор Новой Мексики дон Хуан Батиста де Анса Менсино сообщал, что Бродяги располагаются между реками Арканзас и Ред-Ривер. Вместе со своими соседями Тенава и Танима они составляли центральную группировку команчей. На карте капитана Мерсея (1849-1852 годы) они располагаются у истоков Ред-Ривер в ста милях южнее Рио-Бразос. Их оплотом и укрытием от зимних вьюг служила излучина реки Пис.

Следующая группа - Котсотека (Kotsoteka, «Едоки Бизонов») - охотились в районе р. Канейдиан и поддерживали мирные отношения с испанцами. Их часто посещали мексиканские торговцы, так называемые Команчейрос, которые называли их Кучанео (Cuchaneo) или Кучантика (Cuchantika). Посетивший их в 1786 году эмиссар губернатора де Анса - Франсиско Хавьер Ортис - сообщал, что на протяжении ста миль между Рио-Пекос и Ред-Ривер он обнаружил восемь селений, самое маленькое из которых состояло из 30 палаток, а всего их насчитывалось до 700. В каждой проживало три-четыре воина, а следовательно всего их было 6000-7000. Это, несомненно, сильно преувеличено, но то, что они, по сообщению того же Ортиса, владели 900 лошадьми и мулами, вряд ли стоит подвергать сомнению.

Северную часть страны населяли Ямпарика (Yamparika или Yapainuh, «Едоки Картофеля»). Они были наиболее близки к шошонам в первую очередь по способу добывания пищи путем выкапывания съедобных корней и клубней. Вероятно, что и порвали они с шошонами позже всех. Это подтверждается еще и тем, что шошоны Айдахо, сами называющие себя «Нэм», люди, всех команчей именуют именно «Ямпариками». По их собственным словам, они прибыли из страны шошонов около 1700 года. Прежнее название их, измененное по тем же причинам, что и у Нокони, - Видью (Widyu, «Шило»). В 1786 году губернатор де Анса обнаружил их на северных берегах Колорадо южнее р. Арканзас. В XIX веке они кочевали главным образом по южному берегу р.Арканзас и вдоль реки Канейдиан, совершая, впрочем, и далекие рейды на север, доходя до Канзаса и Небраски.

Малоизвестной до самого конца дорезервационного периода оставалась группа Квахади (Kweharenuh, "Антилопы"). Имя свое они получили от проживания в открытых, богатых антилопами, прериях. Путешествуя по выжженным солнцем равнинам, они делали себе зонты из недубленой кожи, отчего получили прозвище Квахихекену (Kwahihekenuh, «Зонтики На Спинах«). Их твердыней было Льяно-Эстакадо, а от зимних вьюг они укрывались в глубоких каньонах Туле и Пало-Дуро. Они последними покорились американцам.

Следующая группа - Танима (Tanima, «Поедатели Печени»). Названы так из-за своего обычая поедать сырую печень своей охотничьей добычи. Они были соседями Нокони и вместе с ними составляли подразделение срединных команчей. Сюда же входила третья группа этого региона - Тенава (Tenawa, Tenawit, Текущий Вниз Поток). Белые постоянно путали их с Танима из-за сходства в именах и местах проживания. Эта группа была практически уничтожена в битве с мексиканцами в 1845 году.

Типи команчей

Существовал еще целый ряд более мелких групп. Итетао (Iteta'o, Горелое Мясо) - получили имя от пеммикана, которым питались зимой. Ваваи (Waw'ai) - Червивые или Личинки На Пенисе. Мутсанэ (Mutsane, Обрезанный Берег) - от их излюбленных мест стоянок на речных обрывах. Их также называли Мот-саи и они также были истреблены мексиканцами в битве 1845 года. Муни также сообщает о группе Пагатсу (Исток Потока), вероятно это та же группа, что и Панаиксте (Panaixte, Те, Что Живут У Истока). Знаменитой среди команчей, но малоизвестной среди белых была группа Водяной Конь (Пахураикс, Pahuraix). Члены ее были более высокими и стройными людьми, чем прочие команчи. Они были превосходные бегуны и игроки в лакросс. Так как их лагеря в основном стояли у рек и озер, их называли Водяной Народ (Паркинаум, Par-kee-na-um). Маленькой группой из шести-семи семей были Виане (Wia'ne, Медленно Переходящие Холм). Муни и Нейборс упоминают еще некоторые малоизвестные группы. Это Похои (Pohoi, Дикий Шалфей) - соединившиеся с команчамишошоны с Винд-Ривер; Нонаум (no-na-um), жившие на высоких равнинах, где не было лесов и рек; Итчитабуда (It-chit-a-bud-ah, Народ Холода); Хаиненауне (Hai-ne-na-une, Едоки Кукурузы).

Переселившись на юг, команчи скоро прославились как конный народ. Индейцы прерий стали использовать лошадей после 1600 года. Некоторые племена приобщились к конной культуре еще в 1630-1650 годах. В 1659 году индейцы, жившие к северо-западу от Нью-Мексико, устроили большой набег на испанские поселения, а еще больше лошадей попало к ним в руки во время великого восстания 1680 года. В 1675 году Фернандо дель Боско нашел конские следы, когда двигался по Рио-Гранде от устья Кончо к Рио-Пекос и восточнее. Восемью годами позже экспедиция Мендосы-Лопеса обнаружила следы использования коней еще северо-восточнее. В 1690 году немного лошадей испанцы нашли уже в восточном Техасе у устья Колорадо, видели их на границе Техаса и Арканзаса и сообщили, что кэддо имеют по 4-5 лошадей при каждой палатке. Племена западнее Миссури получали лошадей от французов и англичан. Пауни добыли их около 1680 года. В 1719 году два селения пауни в Оклахоме на р.Арканзас имели около 300 лошадей. В 1754 году их уже использовали черноногие, а в 1770 году кони достигли северной границы Равнин. Шошоны в Айдахо получили их где-то в 1690-1700 годах.

Понка вспоминали, что команчи были первыми всадниками, которых они увидели. Команчи сражались верхом, используя, как основное оружие, каменный топор на длинной рукояти. Понка далее сообщают, что команчи прикрывали грудь и бока своих животных сыромятными шкурами. Коней команчи получили, вероятно, не ранее шошонов. В 1705 году они совершили набег на Новую Мексику, а на следующий год от конного набега команчей пострадали апачи в северо-восточной части этой провинции. Участившиеся вторжения вынудили испанского губернатора выслать против них в 1719 году карательную экспедицию. Однако остановить набеги так и не удалось. В 1744 году падре Яков Садельмейер сообщает о набегах за лошадьми, учиняемых команчами на Рио-Гранде. В дальнейшем набеги приобрели еще больший размах, так как обессиленная революциями Мексика не могла защитить своих северных границ. Команчи разоряли фермы и ранчо, грабили городки и асьенды, угоняли тысячи голов лошадей и скота, уводили в плен детей и женщин. Они проникали к югу от Дуранго на 500 миль в Мексику, доходя до Сакатекаса, Чиуауа, Коауилы, Тамаулипаса, Сан Луиса и Нуэво Леона. Путешественник, ехавший в 1846 году из Мехико в Санта-Фе, сообщал: «Я ехал по полностью опустошенной ими стране, минуя руины поселений, где уже годы не ступала нога человека». Он же сообщает, что за время с осени 1845 года по сентябрь 1846 года на северной границе Мексики индейцы «угнали 10000 голов лошадей и мулов, не оставив нетронутыми ни одной асьенды или ранчо, перебив или захватив в плен всех, попадавшихся им на пути людей». В итоге, к 1867 году группа Антилопы Квахади, не превышавшая по численности 2000 человек, имела около 15000 лошадей и 300-400 мулов. Для сравнения стоит заметить, что все племя пауни имело 1400 лошадей, оседжи - 1200, омаха - также 1200 голов.

Ближайшими союзниками команчей были кайова и кайова-апачи. Всех их одновременно вытеснили с севера дакота и шайены. Первоначально они вели между собой долгую войну. Кайова в те времена еще не знали лошадей и использовали при перекочевке собак. Однажды один их воин отправился далеко на юг и попал в плен к команчам. На совете решили было предать его смерти, но один из старейшин настоял на том, что если с ним хорошо обойтись, то позднее он сможет помочь тем команчам, которые попадут в руки его племени. Пленника-кайова решили отпустить домой с честью. Ему дали пони, седло и уздечку. Он вернулся в племя и рассказал о стране, которую посетил. Лето там продолжается почти весь год, и там не только больше дичи, но имеются еще и огромные табуны пони. Это заинтриговало кайова, и совет решил послать старика посмотреть на эту страну. Следующей весной многие кайова двинулись на юг, где столкнулись с команчами. Мир был заключен около 1790 года.

На крайнем северо-западе обитали юта, и с ними команчи в 1727-1786 годах вели беспрерывную войну (если не считать отдельных частных перемирий). Двинувшиеся на запад хикарийя-апачи недолгое время были буфером между этими двумя племенами. Юта вошли в союз с испанцами и дважды совместно атаковали команчей. Когда в 1786 году испанцы сумели заключить удачный мир с команчами, юта склонили к заключению союза против кайова и команчей хикарийя-апачей.

Около 1820 года верховьев Арканзаса достигли многочисленные шайены и арапахо. Вскоре вспыхнула война с команчами, крупнейшим сражением которой стала битва на Волчьем ручье в 1838 году.

Восточнее и северо-восточнее обитали сиуязычные оседжи, двинувшиеся к югу от р.Арканзас в 1802 году. Они были малочисленней пауни, но более стойки, сплоченны и снабжены уже огнестрельным оружием. Южнее Вашиты и Ред-Ривер полосу в 200 миль шириной населяли вичиты, вако, тавакони и кишайя. В 1824 году эти группы насчитывали все вместе около 2600 человек. Они принадлежали к семье кэддо, но были друзьями и союзниками команчей. Периодически их теснили белые поселенцы. Тонкава, ставшие позднее врагами команчей, обитали в центральном Техасе и насчитывали около 500 человек.

Команчи, протыкающий копьем осейджа

Более всех страдали от команчей апачи. Раздробленные на мелкие группы, они обитали на южной и западной границах Команчерии. Это были мескалеро на средней и нижней Рио-Гранде; хикарийя в верховьях той же реки и восточных горах; липан на Сан-Саба, в Льяно, верховьях Гуадалупе, а также в Нью-Мексико и в самой Мексике. Вражда не утихала до 1875 года. На Равнинах победоносны были команчи, но в горах удача склонялась к апачам. В 1706 году испанцы сообщали об упадке могущества апачей на северо-востоке Новой Мексики, а 13 лет спустя хикарийя полностью отступили перед команчами. К 1748 году они были полностью выбиты из своей древней страны. На юге команчи теснили липан и в начале XVIII века в девятидневной битве на Рио-дель-Фьерро полностью разгромили их.

Движение команчей на юг совпало с французским проникновением в Луизиану. Французы снабжали оружием апачей и тем вызвали недовольство команчей. Команчи вели войну с союзными французам хумано. Разбив в 1746 году апачей, они, впрочем, заключили с хумано мир и позволили французским торговцам проложить дорогу в Нью-Мексико по р.Арканзас.

Испанцы использовали против команчей христиан-хикарийя и время от времени предпринимали карательные экспедиции. Но кочевники уклонялись от их атак и грабили поселения. Дон Хуан де Падельо сообщает о разгроме команчей в 1717 году. С большим числом союзных индейцев он внезапно обрушился на них, многих убил, а несколько сотен взял в плен. Некоторых пленников отправили в Испанию, откуда позднее вернули на Кубу, но они не вынесли жаркого нездорового климата. В 1748-1749 годах команчи посещали ярмарку в Таосе, но это не смягчило их враждебности. Через три года сражения возобновились. Но испанцы осознавали при этом и ценность команчей, как барьера против франко-английского проникновения. В 1762 году они пересмотрели систему защиты своих северных границ. Маркус де Руби, инспектировавший границу, рекомендовал заключить с команчами мир и использовать их против апачей. Этой политики придерживался в 1786 году губернатор Новой Мексики дон Хуан Батиста де Анса. В соответствии с договором испанцы выстроили для команчей поселок Сан-Карлос-де-Лос-Хупес на р.Арканзас. На этот проект ассигновали около 700 песо. Строились дома и фермы, где индейцы могли бы обучаться сельскому хозяйству, но команчи оставили Сан-Карлос еще до того, как он был построен. Для проповеди среди апачей и команчей испанцы выстроили небольшое пресидио в сотне миль от Сан-Антонио на реке Сан-Саба близ современного Мейнарда. Апачи никогда не находили времени посетить миссию, а команчи недолго делали туда мирные визиты. В марте 1758 года они атаковали миссию, убив нескольких человек. В следующем году испанцы потерпели бедственное поражение на Ред-Ривер около современного города Ринггольд в штате Техас. В итоге проникновение испанцев в Команчерию закончилось. Команчи же продолжали нападать на их поселения, действуя к югу от Рио-Гранде. Так что рекомендации де Руби были весьма своевременны. По его совету миссия Сан-Саба была оставлена, а гарнизоны Сан-Антонио и Ла-Байа усилены. В 1785 году испанцы удачно заключили мирный договор с Едоками Мяса и Осами.

Контакты с англо-американцами у команчей до 1820-х годов были редки. В 1825 году их посетила торговая американская экспедиция, начало возрастать число поселенцев в Техасе. На Индейскую Территорию - охотничьи угодья команчей - стали переселять восточные племена. Это грозило войнами, и правительство США решило поддержать мир. В 1832 году большое число команчей встретилось с американским агентом Сэмом Хьюстоном для переговоров о мире. Очевидно, в результате этого в июне 1834 года из форта Гибсон была выслана экспедиция, чтобы пригласить вождей на общий совет в этот форт. Селение команчей было ею найдено в 10 милях к северу от современного Форт-Силл. Вожди настаивали на проведении совета в своей стране и отказались ехать с экспедицией. В конце концов группы команчей и вичита прибыли на совет в Кэмп-Холмс на р.Канейдиан. Их старшины встретились с комиссией США 24 августа 1835 года и заключили договор, по которому соглашались поделиться угодьями с восточными племенами и разрешали проход через свои земли гражданам США. Впрочем, об этом договоре быстро забыли.

Первые англо-американские поселенцы были малочисленны и обитали в основном за пределами владений команчей, отчего те предпочитали нападать на мексиканцев. Угнанных в Мексике лошадей они продавали англо-американским торговцам, а потому испытывали по отношению к этим белым людям самые дружественные чувства. Но число поселенцев в Техасе росло, а силой и вооружением они превосходили мексиканцев. У команчей появились настоящие враги.

Трубка

1835 год ознаменовал собой начало враждебных набегов на англо-американские поселения в Техасе. Во время Техасской Революции многие южные группы оставались относительно спокойны, но северяне и их союзники кайова предприняли в мае 1836 года опустошительный рейд по техасской границе. Весной 1837 года к команчам был отправлен вождь чероки Миска. Он нашел их дружественными вблизи поселений, но враждебными в верховьях Бразос, Вичита и Ред-Ривер. К северным группам послали майора А. Ле Грана, но индейцы отказались подписать с ним мирный договор. Президент из Техаса Сэм Хьюстон предлагал отрегулировать систему торговли и тем самым улучшить отношения с команчами, но Конгресс отверг его и принял Закон о защите границы. Открытой войны пока не было, но стычки учащались. В 1838 году группа Пенатека предлагала заключить мирный договор, но настаивала на четком разграничении своих владений с Техасом и требовала бесспорного права владения землей севернее гор Гуадалупе. Техасцы отказались обсуждать вопрос о границе, но согласились с идеей проведения общего совета в Сан-Антонио. На встрече команчи опять настаивали на своих правах, но техасцы не желали их признавать. Одновременно Ной Смитуик принял приглашение одной из групп, жившей на р.Колорадо близ Остина, прибыть в их селение говорить о мире. Он прибыл туда и склонил индейцев к посещению президента Хьюстона. Итогом этого стал договор от 29 мая 1838 года. Но он не заключал в себе ничего, кроме признания прав агента защищать индейцев и надзирать за торговлей среди них. Договор не был ратифицирован Сенатом.

Сменивший в 1838 году Хьюстона президент Мирабо Б.Ламар предпочел путь агрессивной войны на уничтожение. Техасский конгресс выделил миллион долларов на оборону, разработал систему пограничных фортов и нанял для размещения в них тысячу человек. Серия набегов и контратак ознаменовала собой весь 1838 год. Но главные испытания для Техаса были еще впереди.

В начале 1840 года трое команчей посетили Сан-Антонио с предложением мира. Затем 19 марта 1840 года в Бехаре, где командовал Хью Д.Маклеод, 12 вождей встретились с техасскими комиссионерами. В ходе переговоров техасцы поставили вопрос о выдаче белых пленников. Команчи отказались их возвращать. Солдаты, узнав об этом, стали ломиться в комнату, где шел совет, чтобы устрашить индейцев. В последовавшей схватке убиты были все 12 вождей, после чего были перебиты 20 их спутников. Трагедия в Доме Совета спровоцировала несколько ответных индейских набегов и окончательно порвала всякую связь команчей с техасским правительством. Вслед за этим последовали удача техасской милиции на Плам-Крик в октябре 1840 года и внезапная атака полковника Джона Х.Мура на селение команчей у Колорадо, Техас. В бою под Педерналес 15 рейнджеров благодаря военной новинке - своим шестизарядным кольтам - сумели взять верх над почти 70 команчами. В результате поселенцы Техаса вздохнули свободнее, но администрация Ламара вынуждена была уйти в отставку.

Президентом вновь стал Хьюстон. В своем Послании к Конгрессу в декабре 1841 года он сообщил о намерении вернуться к мирной политике в отношениях с индейцами. Он предлагал протянуть вдоль границы цепь торговых постов (по 25 человек в каждом), заключить с племенами соглашения и таким путем установить прочный мир, что потребует гораздо меньше затрат, чем ведение войны. Однако команчи отказались явиться на совет. С целью привести их Хьюстон послал в прерии Дж.К.Элдриджа, Гамильтона Би и Томаса Торри. Индейские проводники сообщили им, что вождь Пенатека по имени Паха-юка (Paha-yuca) стоит лагерем на реке Бразос, но найти его удалось только к августу 1843 года в верховьях р.Канейдиан. Долгий совет не привел ни к чему, хотя вождь и выразил стремление к миру и предложил продолжить переговоры позднее. Сам он контролировал лишь небольшую часть одной из групп. Общий совет состоялся в апреле 1844 года на Теуакана-Крик. Было достигнуто соглашение о постройке торговой фактории, о периодических подарках индейцам со стороны правительства и о ежегодном проведении советов для решения текущих дел. Труднее было с вопросом о разграничении земель. Тут никто не хотел уступать. Торговые же посты были вскоре отстроены: Птичий Форт близ форта Уорт, у Команче-Пик к западу от Бразос и у старого форта Сан-Саба. Но экспансия Техаса продолжалась, и команчи имели причины для недовольства, тем более, что договор подписала лишь одна из девяти племенных групп.

Команчи неутомимо продолжали сражаться и с мексиканцами. Так, в 1835 году, триста команчей совершили набег на Парраль в Чиуауа, где захватили мулов и 15-летнего мальчика (его выкупил и вернул домой американский торговец Грегг). На обратном пути из Мексики они часто встречали техасцев, которым такие встречи тоже не сулили ничего хорошего. Мексиканцы иногда наносили мощные ответные удары и в 1845 году почти полностью истребили две небольшие группы команчей - Мутсанэ и Тенава. К этому же 1845 году относится и новая вспышка враждебности, когда выселенные делавары, которых расценивали как союзников белых, убили нескольких команчей. Многие вожди отказались тогда прибыть на очередной ежегодный совет, но в целом Осы все же решили хранить мир.

Команчи встречаются с драгунами

После аннексии Техаса его жители попали под защиту армии США. Для установления мира федеральное правительство в январе 1846 года выслало к индейцам комиссию. Встреча состоялась в апреле на Теуакана-Крик. Присутствовали практически только представители Пенатека. Они подписали договор, поставивший их под юрисдикцию США, обязались торговать только с торговцами, имеющими американские лицензии, выдать всех пленников и впредь всегда возвращать угнанных лошадей. Правительство же должно было основать для торговли с индейцами фактории, где будут жить и кузнецы для починки оружия, а подписавшие договор техасские индейцы получат 10000 долларов.

Договор не закрепил границ и индейцы, отправляясь в набег на Мексику, все чаще натыкались на поселения белых. Когда началась война с Мексикой, на границу прибыли части регулярной армии и в декабре 1847 года для охраны границ специально было выделено 9 рот из их числа. Это был период наиболее прочного мира. Вожди удерживали воинов от набегов и старались сохранить мир. В 1849 года южных команчей поразили оспа и холера. Умерло множество людей, включая верховного вождя. С тех пор Осы не имели общего предводителя. Конгресс не выделил средств на подарки, и тогда команчи участили свои набеги в Мексику и Техас. Они заявляли, что не будет конца войне, пока мексиканцы живут на их стороне Рио-Гранде. Вожди также утверждали, что на техасцев нападают безответственные юноши, которых невозможно удержать. Грозила начаться новая война, и агент Джон Х.Роллинс решил исправить дело заключением нового договора. Новый договор, подписанный 10 декабря 1850 года, практически дублировал предыдущий. Новым было обязательство команчей не ходить далее Льяно Ривер без сопровождения армейского офицера. Тем временем через южные владения команчей пролегли дороги переселенческих караванов, что лишь обостряло враждебность индейцев. Кроме того, на охотничьи угодья команчей вытеснялись белыми их соседи - вичита, вако, тавакони, тонкава, липан-апачи, а также восточные племена, выселенные из-за Миссисипи: делавары, шауни, семинолы, кикапу и чероки. Индейцы прерий были недовольны этим, и весной 1853 года большой военный отряд из 1500 воинов команчей, оседжей, апачей, кайова, арапахо и шайенов выступил против пришлых индейцев. На р.Канзас они встретили около сотни саук и фокс, вооруженных ружьями, которые нанесли степнякам сокрушительное поражение.

Правительство США не спешило с открытой войной против индейцев Равнин. 27 июля 1853 года комиссионер Томас Фицпатрик подписал договор с команчами и их союзниками - кайова и кайова-апачами. США получали право прокладывать дороги и ставить на них посты для защиты переселенцев, двигающихся через страну команчей. В качестве компенсации индейцам в течении пяти лет выплачивалось ежегодно 18000 $, их обязывались снабжать провизией и товарами. Индейцы же обязывались выдать пленников и прекратить набеги, в том числе и в Мексику. Этот договор, как и все прочие, не смог решить всех проблем.

Одновременно правительство приняло меры по укреплению границы. После ухода в 1848 году из Мексики, драгуны были размещены на границе. В 1849 году от форта Уорт до форта Дункан у Орлиного ущелья на Рио-Гранде протянулась цепь из 8 военных постов. Когда через два года поселения перешагнули за этот кордон, была протянута новая линия фортов на 100 миль западнее. Она шла на север по землям команчей от форта Кларк на Рио-Гранде и включала в себя форты: Чэдберн, Фантом Хилл, Белкнап, Арбайкл, Манн и, позднее, форт Аткинсон на р.Арканзас. Но к 1855 году реальная линия границы оставила позади и их. В 1853 году в Техас было направлено 3265 солдат и до самой Гражданской войны число их существенно не возрастало. Всю страну между Колорадо и Ред-Ривер защищали четыре роты пехоты и два эскадрона драгун.

В 1855 году в Техасе были созданы две первые резервации. В одной из них (около форта Белкнап) были поселены кэддо, анадарко, айони, вако, тонкава и тавакони общей численностью около 1000 чел. Вторая резервация находилась на месте позднейшего Кэмп-Купера, и в 1857 году там проживало около 430 команчей Пенатека - не более половины этой группы.

В этот период американцы все смелее вторгаются в самое сердце прерий. В 1858 году команчи были трижды разбиты к северу от Ред-Ривер. В отмщение они высылали в набеги небольшие отряды молодых воинов. Полностью было разрушено ими германское поселение в 25 милях от Фредриксберга, а жителям Керрвилла пришлось по собственной инициативе организовать у себя роту рейнджеров. Белые не делали разницы между свободными индейцами и индейцами резерваций. Чтобы спасти последних от самосуда, власти вынуждены были в июле 1859 года перевести обе резервации на новое место в Оклахоме.

Началась Гражданская война, и хотя команчи не могли иметь какое-то влияние на ее ход, соглашения о безопасности границ подписывали с ними как представители Севера, так и делегаты Юга. В мае 1861 года договор с ними заключил специальный комиссионер президента Джефферсона Дэвиса Альберт Пайк. С помощью дружественных команчам крик, он встречался с ними 12-13 августа 1861 года в агентстве Вичита. Всего он заключил два соглашения. Один договор - с индейцами резерваций, среди которых были и Пенатека, а второй - с «команчами прерий и Стейкед-Плейнс» (среди них оказались остатки Танима, Нокони, Ямпарика и Котсотека). Подписи свои поставило более дюжины вождей. Правительство конфедератов просило команчей соблюдать мир, а Конгресс южан выделил для них 64862 долларов. Но прерийные команчи редко являлись в агентство, а затем связи и вовсе прервались - в октябре 1862 года делавары и шауни, симпатизировавшие северянам, разорили агентство Вичита. Набеги на техасскую границу возобновились с удвоенной силой. Особенно страдали графства Кук, Клей, Джек, Пало Пинто, Дентон, Монтагъю, Уайз и Паркер. Индейцы угнали более 10000 голов скота, который продавали янки, снабжавшим федеральную армию провиантом. В 1864 году нападений было немного, но удары были жестоки. Федеральный агент покинул страну с началом войны, но вскоре вернулся и заключил ряд соглашений. Два команча, апач и четыре кайова совершили поездку в Вашингтон и там 6 апреля 1863 года подписали соглашение, подтвердившие условия договора в форте Аткинсон 27 июля 1853 года. Вашингтонский договор более четко определил обстановку вокруг Тракта Санта-Фе и то, что США должны будут выделять индейцам 25000 долларов ежегодно. Однако договор этот не был ратифицирован Конгрессом.

Осенью 1863 года сформировалось два великих союза индейских племен: на юге - команчи, кайова и кайова-апачи, а на севере - шайены, арапахо и сиу. 1864 год ознаменовался многочисленными нападениями на поселения вдоль дороги на Денвер. Страна обезлюдела. Итогом жестокой войны стали договора на Литтл-Арканзас (18 октября 1865 года) и на Медисин-Лодж (21 октября 1867 года). Команчи, кайова и кайова-апачи оказались в резервации, которая составляла ничтожно малую часть старой Команчерии. Но подписи поставили только 10 вождей Ямпарика, Нокони и Пенатека. Могущественные Едоки Мяса и Антилопы не подписали этого соглашения.

Вождь команчей Куана Паркер

В 1869 году президент Грант объявил о начале мирной политики по отношению к индейцам и поручил ее осуществление квакерам. Агентом в форте Силл стал Л.Татум. Вскоре он столкнулся с трудностями, будучи не в силах превратить кочевых охотников в фермеров и прекратить их набеги. В 1870 году индейцы вели себя особенно дерзко и вызывающе. В июне команчи и кайова держали совет во время Пляски Солнца, обсуждая вопрос о войне и мире. Большинство высказалось за мир, но некоторые вожди были настроены воинственно. После совета был сформирован военный отряд, но набег на Техас отложили из-за холодной погоды. Табенаника, Голос Рассвета, дерзко заявил Татуму, что хотел бы, чтобы пришли солдаты из форта Силл и он мог бы сразиться с ними. Но этим летом больше беспокойств причиняли кайова. Из корраля у форта Силл было угнано 73 мула. В мае 1871 года последовала резня обоза Уоррена и арест вождей кайова. События эти стали предлогом для действий против Антилоп и Едоков Мяса. Полковник Р.С.Маккензи возглавил экспедицию, выступившую из старого Лагеря Купера на северо-запад к каньону Бланко против Квахади Куана Паркера. Поход был неудачен: дав солдатам бой, команчи ушли на Льяно-Эстакадо и войска из-за холодов не смогли преследовать их. Покарать прерийных команчей тогда так и не удалось. Участник похода капитан Ричард Картер так описывает атаку Квахади на части 4-го Кавалерийского полка 10 октября 1871 года у устья каньона Бланко: «Их тактику под огнем трудно описать... Их стремительный натиск в V-образном строю, последующее развертывание веером перед фронтом, когда оба их крыла сливались в единую волнистую линию кружащихся, как в водовороте, всадников, все быстрее несущихся по кругу направо и налево, и столь же мгновенно собирающихся в единую массу, не сбиваясь при этом в беспорядочное стадо; их непостижимые маневры, когда они вновь рассыпались, выстраиваясь время от времени веером или же распадаясь на два крыла - все это более и более вводило в замешательство наших ветеранов Гражданской войны, которые никогда не сталкивались с такими тактическими маневрами и со столь гибкой и подвижной линией стрелков. Команды были едва слышны и, чтобы перекрыть визг, приходилось орать во всю глотку».

Зимой 1871-1872 г.г. команчи оставались спокойны и все, кроме Антилоп, мирно получали свои рационы. Но весной 1872 года набеги возобновились - команчи мстили за совершенные белыми убийства и за истребление бизонов. Однажды июньской ночью молодой воин Теневерка (Подошедший Сюда Мужчина Средних Лет) из Котсотека и четверо других воинов налетели, воспользовавшись ненастьем, на государственный корраль у форта Силл и угнали всех 44 лошадей и мулов, которых там обнаружили. Некоторые из команчей тогда были арестованы и потому, когда Ральф Линтон, Э.Хобел и Дж.Карлсон из Антропологической лаборатории Санта-Фе посетили Теневерку в 1933 году, он встретил их с подозрением, полагая, что это правительственные шпики. В своем интервью он избегал и упоминать о форте Силл. Лишь когда профессор Линтон привел миролюбивые заверения коменданта форта, старый команч принял приглашение быть почетным гостем на торжественном обеде и там принести свои извинения.

Попытки установить мир, которые предпринимали квакеры, проведшие два совета, не увенчались успехом. Набеги продолжались. В сентябре 1872 год полковник Маккензи выступил из форта Гриффин и 29 сентября внезапным ударом разгромил лагерь команчей на Макклеллан-Крик у устья каньона Бланко, захватив много пленников и 3000 голов лошадей и мулов. Следующей ночью индейцы угнали своих животных, но дух группы был сломлен. Они завязали переговоры и зиму 1872-1873 г.г. провели у агентства близ современного года Лоутон. Прочие команчи стояли севернее, на Чандлер-Крик. Набегов было немного.

Тем временем, благодаря Орегонской Тропе, сблизившей разные регионы, с Северо-Запада к команчам проник культ Пляски Пророка, последователи которого призывали вернуться к старым добрым временам. Среди команчей такую проповедь повел молодой воин - шаман Исатаи, Падающий Койот. В доказательство своей силы он заверял в своей неуязвимости для пуль (как и у многих великих воинов), утверждал, что поднимался выше облаков, общался с Великим Духом и, наконец, воскрешал мертвых. Но реально его престиж подняло предсказание, что комета, появившаяся в начале 1873 года, будет видна пять дней и все это время будет сопровождаться жарой и засухой. Весной 1874 года он объявил, что команчи должны собраться на Пляску Солнца, чего ранее не бывало. Команчи всегда посещали Пляску Солнца у кайова или шайенов, а не устраивали ее сами. Здесь Падающий Койот выступил с зажигательной речью. Он говорил, что если индейцы станут на тропу войны и уничтожат белых, тогда вновь вернутся многочисленные стада бизонов. Все одобрили его слова и присоединились к Пляске, чтобы затем идти на войну. Одни только Осы-Пенатека вернулись домой в Техас. Разошлись перед Пляской и немногочисленные мелкие группы. Многие скептически относились к речам пророка.

Через день после окончания Пляски Солнца большой военный отряд команчей и кайова прибыл в крупный шайенский лагерь у истоков Вашиты. Его возглавляли сам Падающий Койот и четыре военных вождя. Были устроены пляски военных обществ нескольких племен и шайены присоединились к отряду.

Объектом нападения был избран Эдоуб-Уоллс - старый торговый пост Уильяма Бента на Саут-Форк р.Канейдиан в графстве Хатчинсон, Техас. Теперь тут была центральная база белых охотников за бизонами. На рассвете 24 июня 1874 года индейцы, растянувшись в длинную линию, атаковали постройки. Их было столь много, что «грохот конских копыт был подобен грому». На базе заперлось 26 белых людей. Двое охотников были убиты в фургоне снаружи ограды. С мужчинами на посту была и одна белая женщина. Охотники не спали, так как чинили осевшую кровлю и потому сумели вовремя изготовиться к отражению натиска. Они были вооружены новыми дальнобойными ружьями. В итоге первой атаки было убито два шайена и команч, причем один из шайенов был убит уже внутри ограды. Прочие отступили и принялись кружить вокруг поста. Они атаковали вновь и вновь, но небольшой отряд, засевший в домике из необожженного кирпича, держался там, как в бастионе. Индейцы прерий не умели штурмовать укреплений. Падающий Койот, чье обнаженное тело было раскрашено желтым, находился вдали от боя на вершине холма, сидя на своей белой лошади. Шайен, потерявший сына в бою, принялся насмехаться на ним, предлагая спуститься вниз и принести сюда тело его сына, раз уж он действительно неуязвим для пуль. Шаман отказался исполнить это требование.

После полудня обескураженные индейцы отступили. Им удалось убить трех белых людей, потеряв при этом девять воинов убитыми и многих ранеными. Эта битва не была крупнейшей в их истории, но она стала для команчей и их друзей духовным поражением, ознаменовав крушение всех их надежд.

Но грабежи и набеги индейцев не прекращались и после этого. Они действовали на обширной территории Канзаса, Колорадо, Нью-Мексико и Техаса. Чтобы отличить враждебных индейцев от дружественных, армейское командование велело последним собраться на восточном берегу Каче-Крик. Этому приказу подчинились многие кайова и команчи. Одна из групп Нокони, не желая ни сдаваться, ни гибнуть в прериях, явилась, ища защиты, к агентству Вичита. Однако армейские офицеры расценили их, как военнопленных. Инцидент в ходе переговоров вызвал столкновение (битва при Анадарко), что послужило сигналом к началу осенью 1874 года новой военной кампании. Это был конец «мирной политики».

Полковник Нельсон А.Майлс двинулся на юг из Кэмп-Сэплай. Майор Уильям Прайс выступил на восток из форта Юнион в северном Нью-Мексико. Подполковник Дж.В.Дэвидсон действовал на запад от форта Силл, а полковник Маккензи - к северу от форта Кончо. Между Дэвидсоном и Маккензи оперировал на Ред-Ривер полковник Дж.П.Буэлл.

Дэвидсон прошел на север к Вичита-Маунтинс, обогнул с юга Стейкед Плейн и вернулся в форт Силл 16 октября. Большинство индейцев бежало от него в глубины каньона Пало-Дуро. Маккензи двинулся туда и 27 сентября достиг точки соприкосновения каньонов Туле и Пало-Дуро. Там он обнаружил сотни типи, протянувшиеся на мили вдоль стен каньона. В случае нападения индейцы попадали в ловушку. В битве солдаты разгромили лагерь, захватили множество лошадей, перебив из них 1400. Без коней индейцы были беззащитны. 9 октября группа индейцев была атакована Буэллом в графстве Грир, а четыре дня спустя другую группу атаковал в графстве Хемпвилл (Техас) майор Прайс. 21 октября Дэвидсон принял в агентстве сдачу индейцев, преследуемых Майлсом из Пало-Дуро и Стейкед-Плейнс.

В этих боях погибло мало индейцев, немного их попало в плен; большая часть их была вынуждена сдаться, лишившись имущества, лошадей и средств к существованию как раз накануне зимы. При сдаче у них отбирали коней, мулов и оружие. Часть животных убивали, часть отдавали белым и индейским скаутам. Вскоре сдались и самые упорные из враждебных. В феврале 1875 года сдалось около 250 человек. В апреле к ним присоединилось еще 175. Куана Паркер во главе большой группы Антилоп прибыл в форт Силл 2 июня. На 5 августа в агентстве насчитывалось 1076 кайова (из них 763 «лояльных») и 1597 команчей, из которых 938 было причислено к враждебным.

Команчи охотятся на бизонов

Более Команчи не поднимали восстаний и не оказывали организованного сопротивления. Некоторое время они еще покидали резервацию для набегов, оправдывая такие отлучки выездами на охоту. Последний набег был совершен в июне 1879 год - отряд отправился в Стейкед-Плейнс для охоты на бизонов и на обратном пути напал на ранчо южнее Биг-Спринг. Однако вскоре белые охотники выбили последних бизонов, и с ними ушла в прошлое старая жизнь команчей.

 


 

Команчи. 1891 г. Команчи. 1891 г. Команчи.
Аха-Та-Иси (Горячий Кофе). Команчи. 1894 г. Команчи. 1891 г. Держащий-Орлиный-Хвост, шеф полиции. Команчи. 1891 г. Со-Питти. Команчи. 1891 г.
Куана Паркер. Команчи. 1892 г. Пятеро детей Куаны Паркера. 1892 г. Портрет Куаны Паркера с тремя из его шести жен. Команчи. 1892 г. Вунарди Паркер, дочь Куаны Паркера. Команчи. 1892 г.
Горб Бизона. Команчи. 1872 г. Аса-То-Йет (Серые Леггинги). Команчи. 1872 г. Аса-Хавие, иди Эса-Ха-Бит (Млечный Путь). Команчи. 1872 г. Сваливает-Волков-В-Кучу (вероятно Эса-дова). Команчи.
Ако, полицейский. Команчи. 1898 г. Альберт Аттокни (Одинокое-Типи). Команчи. 1926 г. Тениква. Команчи. 1919 г. Аса-То-Йет (Серые Леггинги). Команчи. 1872 г.
Дочь вождя Хо-Ве-О (Брешь-В-Соли). Команчи. 1872 г. Ребенок в индейской люльке. Команчи. Две индеанки. Команчи. 1892 г. Мать Чиверса. Команчи. 1872 г.
Церемония пейоте. Команчи.

 

«« назад