МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 

 

 


 


 


 

Loading

 

 

 

 

Юго-восток >

Под чужим флагом

Джим Стебинджер, статья из журнала «Wild West»; перевод Абакумова Аркадия.

Индеец-чероки Стэнд Уэйти проявил выдающие воинские качества, сражаясь в двух войнах на стороне проигравших.

... Ясность ума и хладнокровие никогда не изменяли этому человеку. Даже в тот день, когда его родственники погибли от рук своих же соплеменников, а теперь эти соплеменники шли по его собственному следу. Чтобы остаться в живых, просто необходимо сохранять спокойствие и ничем не выдавать своих чувств. Это Стэнд Уэйти усвоил твердо.

Его успел предупредить сын старого друга, который видел ту резню. Увиденное не лишило юношу храбрости: как ни в чем ни бывало, он поскакал к Уэйти. Он знал, где его искать - Уэйти держал небольшую лавочку на северо-востоке Индейской территории. Подозревая, что враги могут подслушивать, юноша громко спросил сахару, а затем, понизив голос, доложил о случившемся. Он указал также, где найти уже взнузданную лошадь. Уэйти осторожно выбрался из лавки и ускользнул. Его изгнание растянулось почти на шесть лет.

Серия убийств, совершенных утром 22 июня 1839 г., сделала Стэнда Уэйти единственным предводителем маленькой и презираемой группы чероков. В этом качестве он прожил всю оставшуюся жизнь. Племенное большинство возложило на Уэйти и его группу ответственность за ужасные события прошлого года, вошедшие в историю под названием «Дороги Слез». «Предателям» вынесли смертный приговор. В тот день Стэнд потерял дядю, влиятельного вождя Майора Риджа, брата Элиаса Будино (также известного под именем Бак Уэйти) и двоюродного брата, Джона Риджа. Прежняя жизнь для Стэнда кончилась. Именно тогда начался новый этап в его биографии, этап, полный опасностей и приключений, который в конце концов привел его на службу к конфедератам. Дважды оказавшись в лагере побежденных, он как никто другой знал, что такое рухнувшие надежды и ужас безысходности. Но вместе с тем судьба научила его не бояться поражений.

Его народ, чероки, приходились дальними родичами могущественной Лиге ирокезов. В 1605 г. их было около 30 тысяч человек, проживавших на обширной территории (сейчас это современные штаты Джорджия, Теннесси и западная часть Северной Каролины). Однако войны и эпидемии в XVII - XVIII вв. сократили их численность почти вдвое. К началу XIX в. чероков осталось около 16 тысяч. По соглашению 1802 г. власти штата Джорджия уступили государству часть земель (так появились штаты Алабама и Миссисипи), подразумевая, что «дикари» здесь не останутся, и федеральное правительство депортирует чероков на малоосвоенный Запад. Однако чероки решили остаться, и правительство им не воспрепятствовало. Большая часть племени посчитала, что единственная возможность остаться на родине - это ступить на «дорогу белого человека». Индейцы активно занялись самообразованием, улучшением своего уровня жизни, и добились на этом поприще впечатляющих успехов.

Но «окультуривание» индейцев, по мнению белых, пошло не так, как планировалось. Процветающая община чероков жгла глаза «цивилизованным» жителям Джорджии. И они с удвоенной энергией возобновили попытки выдворить индейцев из «своего» штата.

Самые дальновидные из чероков сразу поняли, к чему идет дело, и потому примерно треть племени уже к 1820 г. переселилась на запад от Миссисипи. Под постоянным нажимом белых поселенцев они шли все дальше и дальше, пока, наконец, не осели в Оклахоме. Оставшиеся чероки решили защищать свои права в суде. Разгорелись ожесточенные споры по поводу того, имеют ли индейцы право остаться в Джорджии. Ко всему прочему, племя (в середине 1820-х гг. чероков на Юго-Востоке оставалось около 14 тысяч) оказалось под угрозой внутреннего раскола. До 20% членов племени уже настолько «окультурились», что кое-кто из них превратился в богатых плантаторов-рабовладельцев.

Семья Уэйти - как и семья Риджей - как раз входила в эту новую индейскую аристократию. Клан Риджей-Уэйти владел большинством из 1600 черных рабов, которые, по примерным подсчетам, находились в собственности племени. Но индейское рабовладение сильно отличалось от американского. Чероки-хозяева работали бок о бок со слугами, браки между ними не запрещались, а дети от них считались свободными.

Но только 8% чероков (и 1% чистокровных чероков) можно было считать рабовладельцами. Многие чероки (возможно, благодаря влиянию миссионеров) относились к рабству отрицательно. К тому же, в отличие от племенной «элиты» (которая без труда могла прожить и на Западе), у «традиционалистов» не было ни денег, ни желания переселяться.

В 1827 г. чероки создали свое централизованное правительство, чтобы лучше общаться с миром белых. На следующий год состоялись выборы верховного вождя чероков. Победил Джон Росс, и этот пост он сохранил до самой смерти (1866 г.). Россу тогда было 32 года. Родился он в Теннесси, и в его жилах текла по большей части шотландская кровь. Чероком он был всего на 1/8, но считал себя индейцем до мозга костей и пользовался невероятной популярностью.

Главными соперниками «нечистокровного» Росса стали выходцы из старых черокских родов. Майор Ридж и его брат Дэвид Уэйти вели свое происхождение от великих вождей прошлого. Они оба обзавелись плантациями, женились на американках из благородных семей и были приняты в высшем обществе. В чем-то братья превзошли даже своих «цивилизованных» соседей - например, они писали чаще и грамотнее, чем большинство белых в то время. В 1919 г. был обнаружен семейный архив Риджей-Уэйти, состоявший из двух тысяч писем. В 1821 г. черок Секвойя разработал индейскую азбуку, и вскоре почти все члены племени обучились грамоте. Когда начал писать наш герой, Стэнд Уэйти, мы не знаем. Те из его документов, которые сохранились до наших дней, написаны уже во время Гражданской войны.

Стэнд Уэйти родился в Джорджии, около 1806 г. О первых годах его жизни ничего неизвестно. Стэнд учился в школе при миссии, но, видимо, не так прилежно, как его брат Элиас Будино. Первоначально Элиаса звали Бак (Олень) Уэйти, но он взял имя своего белого благодетеля. Элиас стал редактором племенной газеты; когда он уезжал по делам, брат иногда замещал его. Стэнду не везло в браке - он несколько раз вдовел (его домочадцев уносили болезни) и женился повторно. Деталей в семейном архиве не сохранилось.

Соперничество между кланом Уэйти и Джоном Россом начало набирать обороты после 1832 г. Большинство чероков, кто не переехал на Запад по договорам о переселении 1817 и 1819 гг., склонялись к тому, чтобы остаться, а Росс стал их главным идеологом. Клан «элиты», напротив, полагал, что переселение - лучший выход для народа чероков. По мысли чистокровного индейца Майора Риджа и его сына Джона, только у образованных и зажиточных членов племени еще был какой-то шанс выжить в Джорджии. Тех же чероков, кто не научился играть по правилам белых, все равно выселят, - полагал Ридж. Неважно когда, неважно как - обманом или силой.

Обе партии обвиняли друг друга во всех смертных грехах. Клан Риджей-Уэйти нашел поддержку у президента США Э. Джексона и его сторонников. Но «риджиты» не имели большинства в племенном совете чероков, где заправляли сторонники Росса. Им пришлось уйти в подполье.

Тучи сгустились окончательно, когда делегаты от обеих партий отправились в Вашингтон. Каждая привезла свои предложения. Президент Джексон сделал ловкий ход - он дал аудиенцию и тем, и другим, и подлил масла в огонь междоусобной борьбы. На сей раз противники обвинили друг друга во взяточничестве.

А в 1835 произошел открытый раскол. Клан Риджей участвовал в подготовке договора, по которому чероки обязывались переселиться на Запад за компенсацию в 5 млн. долларов. Племенной совет во главе с Россом отклонил договор и потребовал его пересмотра - в частности, «росситы» потребовали 20 млн. долларов компенсации. К октябрю 1835 г. стало ясно, что большинство племени поддерживает Росса. Стало ясно и то, что двадцати миллионов чероки не получат.

Тогда, в декабре 1835 года, клан Риджей-Уэйти решился на самоубийственный шаг. 29 декабря Майор Ридж, его сын Джон и братья Уэйти единственными из племенной элиты поставили свои подписи под договором в Нью-Эчоте (Джорджия). На подписание пришли всего несколько сот человек - от 300 до 500, что составляло не более 3% племени. Из них только около ста, по племенному законодательству, имели право голоса. Ни Росса, ни других власть имущих здесь и близко не было. То, что договор был откровенной фальсификацией, не у кого не вызывало сомнений. Даже сами американцы возмутились: против договора выступили даже такие убежденные противники индейцев, как Дэви Крокетт и Даниэль Уэбстер. Условия были такие: чероки в два года обязывались переселиться на Запад за компенсацию в 15 млн. долларов и 800 тысяч акров земли на Индейской территории (северо-восток нынешней Оклахомы и пограничная часть Канзаса). Сами «риджиты» (или, как их стали называть, «договорная партия») считали, что им повезло - условия могли быть и хуже.

Однако так не считало почти все остальное племя. Около 90% чероков сочли «договор» прямым унижением. Они пытались обжаловать его в Верховном суде Соединенных Штатов, и более того - суд признал договор недействительным. Но президент Джексон отказался его аннулировать. Отказался и следующий президент, М. Ван Бюрен. Поражение буквально застало врасплох «антидоговорную» партию Росса, и, когда договор вступил в силу, она не успела подготовить племя к переселению. В 1837 г. только 2 тысячи чероков уехали на Запад. Большинство осталось в Джорджии. Видимо, они никак не могли поверить, что их погонят с родной земли силой.

А в 1838 г. их постиг страшный удар. Федеральные войска и ополчение штата Джорджия окружили чероков и под дулами ружей поволокли их на Индейскую территорию. Лишь маленькой группе удалось ускользнуть и спрятаться в горах. Начался трагический переход по «Дороге Слез» (сами чероки назвали его «Нунна дол Чуни» - «Дорога, на которой мы плакали»). Не менее четырех тысяч чероков пали жертвами болезней, голода, холода и утонченной жестокости ополченцев и солдат при молчаливом попустительстве командующего, генерала У. Скотта.

Но «риджитов» на Дороге Слез не было. Они переехали на Индейскую территорию одними из первых, в 1837 г. Путешествовали они со всеми удобствами, а по приезде вольготно разместились на лучших участках земли. Каково же было это видеть тем несчастным, кого пригнали сюда штыками? И взрыв не заставил себя ждать.

21 июня 1839 г. более сотни «росситов» тайно встретились в Дабл-Спрингс и вынесли руководству «риджитов» смертный приговор. Джон Росс и племенной совет не давали им соответствующих полномочий. Но и не помешали. Сейчас уже сложно выяснить, играл ли вождь племени какую-либо роль в заговоре. В принципе, он на самом деле мог ничего не знать. Мог знать, но не успел остановить кровопролитие. А может, и не хотел.

К Джону Риджу смерть пришла рано утром 22 июня. Заговорщики, числом до тридцати, ворвались в его дом у Хани-Крик (Медовый Ручей). Они выволокли Джона из постели во двор и зарезали на глазах у домашних. Всего на несколько часов пережил сына старый Майор Ридж. «Мстители» устроили засаду на холмике у дороги в графство Вашингтон, в Арканзас, и, когда Ридж подъехал, расстреляли его. Элиас Будино в то время помогал другу строить дом у Парк-Хилл - в нескольких милях от жилища Джона Риджа. Трое индейцев подошли к нему и попросили о медицинской помощи. Поскольку Будино был еще и врачом, он, не мысля худого, пошел с ними. Один из индейцев быстро прыгнул ему за спину и ударил ножом. Будино свалился, крича о помощи, и тогда другой индеец добил его топором.

Не должен был выжить и брат Будино, Стэнд Уэйти, но ему помогли друзья. Юноша, который не побоялся предупредить его, по всей видимости, был сыном преподобного С. Уорчестера - друга семьи.

Вождь Нации Чероков Джон Росс оказался в щекотливом положении. После событий 22 июня у него появился серьезный повод опасаться за свою популярность среди рядовых членов племени. Отреагировал же Росс так. На словах он осудил кровопролитие, но не сделал ничего, чтобы задержать убийц. Более того, он сам, вероятно, кое-кому помог скрыться. Разгневало это в первую очередь бывшего президента США, Джексона, - у Острого Ножа никак не получалось оставить чероков в покое. В своем письме к Уэйти он негодовал по поводу решения «тирана Росса и его самопровозглашенного совета». Джексон выразил надежду, что «президент без колебаний воспользуется своим законным (!) правом защитить Вас и Ваших сподвижников от произвола и дьявольских планов Росса».

Джексон так и остался двуличным. С одной стороны, он убеждал Уэйти заключить мир, а с другой - не прощать кровь родичей («если добиться согласия не получится»). Именно так считал и сам Уэйти. Он вооружил своих сторонников, а Россу пришлось жаловаться в Вашингтон, что он даже спать ложится с оружием. Правительство, конечно, потребовало от Уэйти распустить его отряд, но этим все и закончилось.

И началась гражданская война, продолжавшаяся до 1846 г. Уэйти провозгласил смерть убийцам, и противники вцепились друг другу в горло. В племенных преданиях Стэнд Уэйти предстает героем - храбрым, хладнокровным и искусным воином. Особенно любили рассказывать о его дуэли с Джеймсом Форменом, предполагаемым убийцей Майора Риджа. Враги встретились в одной лавке в Арканзасе, купили друг другу выпить, а затем был брошен вызов. Уэйти выбрал нож, Формен - кнут, за что и поплатился. Он получил серьезную рану, а когда попытался бежать, Уэйти застрелил его. За это ему пришлось предстать перед судом, однако он быстро оправдался.

В резервации чероков воцарились хаос и беззаконие. Вот, например, типичные для того времени новости за неделю, которые сообщил Уэйти родственник: четыре убийства из мести (и два скальпирования), три повешения за прошлые убийства и два похищения. Тот же очевидец бесстрастно отметил: индейцы настолько свыклись с постоянным насилием, что «жизнь человека и дворового пса сравнялись.»

Мир был заключен только в 1846 г. Говорили, что Уэйти и Росс прилюдно пожали друг другу руки и поклялись строить дальнейшую жизнь вместе. Уэйти вошел в Совет Народа Чероков. Однако «золотое десятилетие» быстро закончилось - между белыми разразилась великая Гражданская война.

Уэйти сразу же заявил о поддержке Конфедерации; Росс сначала колебался. Но «серые мундиры» вскоре вытеснили «синих» с Индейской территории, и им удалось заключить союз с криками, семинолами, чикасо, чокто, оседжами и команчами. И Россу пришлось уступить.

Уэйти сформировал кавалерийский полк и вскоре отличился на службе у южан. Другим черокским полком командовал Джон Дрю. Всего за годы Гражданской войны серую форму надело около 3 тысяч чероков. Белые южане быстро приняли Уэйти за своего. Вот как отзывался о нем судья Д. Кайс из Оклахомы: «По моему мнению, генерал Стэнд Уэйти - один из самых храбрых и талантливых военачальников, и лучший солдат из всех индейцев. Он был мудр на советах и отважен в бою».

Большую часть войны Уэйти командовал отделением иррегулярной кавалерии. Он планировал налеты на поезда, караваны и базы кавалерии Союза. Он также участвовал в одном настоящем сражении.

7-8 марта 1862 г. полк Уэйти бился в составе армии генерал-майора Э. Ван Дорна в 16 тыс. человек. Ее бросили к Файетвиллю (Арканзас) с целью окружить правый фланг 12 тысячной армии северян под началом генерал-майора С. Кертиса. Кертис, занимавший удобную для обороны позицию в 30 милях к северо-востоку от Файетвилля, в Пи-Ридж, разгадал план неприятеля и атаковал сам. После двух дней упорных боев Ван Дону пришлось отойти, но Уэйти при Пи-Ридж покрыл себя славой. Его конники отчаянной атакой захватили батарею северян, а затем прикрывали отход, всеми силами стараясь, чтобы он не превратился в разгром. Один из его солдат вспоминал: «Не знаю, как нам удалось захватить те пушки. Но за Уэйти можно было пойти даже в пасть смерти. Он отдал приказ и сам бросился вперед, а мы с боевым кличем ринулись за ним. Мы дрались, как тигры, каждый из нас против троих врагов. Видимо, Уэйти берегут духи - ведь все было против нас!»

После битвы при Пи-Ридж полк Дрю дезертировал. Уэйти, однако, остался верным делу Конфедерации. Не будучи солдатом, он показал себя великолепным вожаком партизанского отряда. «Стэнд Уэйти и его бойцы, вместе с конфедератами-криками и другими, сеяли ужас по всей округе, сжигая или разоряя все, что принадлежало индейским сторонникам северян», - писал знаменитый антрополог Дж. Муни. 10 мая 1864 г. Уэйти получил чин бригадного генерала, а в июне 1865 г. капитулировал последним из офицеров-южан.

Вернулся он в полный хаос. Согласно Муни, война унесла жизни трети племени - из 21 тысячи чероков погибло семь. Неудачи продолжали преследовать Стэнда Уэйти и дальше. Федеральное правительство отказалось признать его вождем племени. Не смог он и получить компенсацию за свое имущество, утраченное в ходе войн. Ему довелось пережить всех своих сыновей (сам он скончался 9 сентября 1871 г.), а в 1873 г. умерли две его молодые дочери.

Однако ветераны-южане и симпатизировавшие Конфедерации писатели сохранили легенду о нем. В их воспоминаниях Стэнд Уэйти представал примером абсолютной верности «Делу». Это качество в нем уважали даже враги, а именами «Стэнд» и «Уоти» чероки стали называть своих детей.

Уэйти показал неувядаемую храбрость и энергию, верность идеалам, неизменный оптимизм и хорошее чувство юмора - по крайней мере, в глазах друзей и близких. Они рассказывали, что он ни разу не позволил себе сорваться, повысить голос. Конечно, он не был блестящим кавалером - его индейские солдаты часто опускались до пыток и скальпирования. Он рано стал на путь низких политических интриг. Но вместе с тем он не боялся отстаивать то, что считал правильным. Два раза путь, избранный им, привел к печальному исходу - путь «риджитов» и путь конфедератов. Да, он терпел поражения, - но никогда не сдавался. Он был настоящим «чалаги» - храбрым воином и офицером Конфедерации.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

Договор между правительством США и бригадным генералом армии КША Стэндом Уэйти (выдержки).

Статья 1. «...Упомянутые индейцы Нации Чероков, в союзе с Конфедеративными Штатами, участвовали в военных действиях против правительства Соединенных Штатов...»

/Они/ «соглашаются вернуться в свои дома, хранить мир с Соединенными Штатами и не чинить несправедливостей по отношению к белым или индейцам других племен, которые выступили в войне на стороне Соединенных Штатов».

Статья 2. «... Пока индейцы будут соблюдать вышеупомянутые условия, правительство Соединенных Штатов гарантирует им неприкосновенность личности и имущества, не только со стороны белых, но и со стороны индейцев, находящихся на службе у Соединенных Штатов».

Статья 3. «Вышеуказанные статьи соглашения будут действовать до созыва Большого Совета, намеченного на 1 сентября 1865 г. от Р.Х... и до того времени, когда решения вышеупомянутого Совета будут ратифицированы полномочными представителями Нации Чероков и Соединенных Штатов».

Подписались:
От имени правительства Соединенных Штатов -
подполковник Э.С. Мэтьюз
адъютант У.Х. Вэнс

От имени Нации Чероков -
бригадный генерал Стэнд Уэйти

23 июня 1865 г.

 

«« назад