МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 


 


 


 


 

Loading

 

 

 

 

Майя > История и культура >

Государства майя в системе международных отношений Мезоамерики классического периода

Беляев Д.Д.

(Опубликовано в сборнике материалов Вторых Кнорозовских чтений «Древние цивилизации Старого и Нового Света: культурное своеобразие и диалог интерпретаций». М., 2003)

 

Изучение истории Мезоамерики классического периода долгое время было ориентировано на отдельные регионы, которые рассматривались отдельно друг от друга. В еще большей степени это касается области майя. Исследователи 1-й половины ХХ в. (Сильванус Морли, сэр Джон Эрик Томпсон) полагали, что до Х в. в этот регион не проникали никакие внешние влияния, а майя были включены в орбиту мезоамериканской цивилизации лишь после тольтекского вторжения [1]. Открытия археологов в Каминальхуйу в горной Гватемале, а также в Тикале и Альтун-Ха продемонстрировали обширные связи майя с Центральной Мексикой [2]. С этого времени вопрос о роли майя в Мезоамерике стал предметом обширных дискуссий.

Во II-VII вв. крупнейшим городом Мезоамерики был Теотиуакан с населением в 125000-150000 человек и являлся столицей могущественного государства [3]. По мнению Рене Мийона, в III-V вв. оно занимало минимум 25000 кв. км с общим населением до 500000 человек. В его состав входили долина Мехико, долина Тулы в штате Идальго, районы южного Идальго к северу от Тулы, юго-восточный Идальго и север Тлашкалы, долина реки Амацинак в Морелосе, долина Толука [4]. Теотиуаканская метрополия - долина Мехико - представляла собой интегрированную систему, состоявшую из четырех зон и предназначенную для обеспечения гигантской столицы ресурсами. Территории за пределами долины Мехико также были включены в единую экономическую структуру [5].

Теотиуаканская власть в провинциях отражалась в распространении единого стиля, включавшего единую планировку поселений, массовое строительство жилых компаундов, использование элемента талуд-таблеро в монументальной архитектуре, специфический стиль в изобразительном искусстве (изображения мозаичных змеев и бога дождя «Тлалока») и керамические изделия (триподы, фигурные курильницы, культовые статуэтки), импортировавшиеся из столицы или изготавливавшиеся на месте. Но теотиуаканский стиль был распространен и за пределами Центральной Мексики, хотя точнее было бы называть его теотиуаканоидным. Это архитектура с талуд-таблеро, керамика и статуэтки, а также иконография.

В области майя теотиуаканоидные мотивы широко распространяются с конца IV в., прежде всего в Петене. В считанные годы они становятся составной частью иконографии верховной власти, что отражено в монументальной скульптуре (стелы из Тикаля, Вашактуна и Йашха). Воины в характерных теотиуканских шлемах с прямоугольными щитами и копьеметалками изображены на сторонах стелы 31 из Тикаля. Они словно бы присутствуют при коронации царя, запечатленной на лицевой стороне [6]. Подражания теотиуаканским сосудам встречаются по всей области майя. Другим примером являются здания с архитектурным элементом талуд-и-таблеро, обнаруженные в Тикале, Йашхе и Копане. На одном из сосудов из погребения в Копане имеется изображение «ожившей» пирамиды с талуд-и-таблеро и с чертами центральномексиканского бога дождя [7].

Было предложено несколько сценариев появления теотиуаканоидного стиля в низменностях майя. Уильям Ко, руководивший Тикальским проектом, предложил три возможных объяснения: заимствование знатью майя идей из Центральной Мексики, наличие представителей Теотиуакана в Петене и обучение там групп ремесленников. Уильям Сандерс писал о наличии торгово-дипломатической колонии Теотиуакана в Тикале [8]. Также возникла гипотеза, связывающая появление теотиуканоидных черт в искусстве и идеологии с «прибытием чужеземцев». Впервые она была высказана Татьяной Проскуряковой [9] и развита Клеменси Коггинс. Коггинс предположила, что основатель новой мутальской династии Йаш-Ну'ун-Айиин I (которого она называла «Загнутое Рыло») был чужеземцем из Каминальхуйу [10]. Идея о связи центрально-мексиканских влияний с Каминальхуйу была поддержана многими учеными [11]. Линда Шиле полагала, что Тикаль объединил Петен, используя новую идеологию, а также заимствованное у теотиуаканских союзников новое оружие - копьеметалки. По их мнению, это была первая завоевательная война в истории классического периода, которая изменила традиционный облик майяского милитаризма [12].

Эпиграфические исследования последних десятилетий позволили существенно прояснить историческую канву событий [13].

В 370-е гг. царь Муталя - крупнейшего царства Петена - Чак-Ток-Ич'аак II оказался втянутым в вооруженный конфликт с царем города под названием Хонохвиц («Пять Больших Холмов») Хац'о'м-Кухом, носившим также титул каломте. На стеле 39, датирующейся 376 г., Чак-Ток-Ич'аак II изображен попирающим связанного пленника, изображенного в виде «иноплеменника» - с бородой, носовой проколкой в виде кости (черта, появляющаяся в тикальской иконографии позже) и с раскрашенным черной краской лицом. В январе 378 г. в Петен вторглось войско под командованием каломте Сийах-К'ак'а. Чак-Ток-Ич'аак II потерпел поражение, и, очевидно, погиб в битве. В сентябре 379 г. на трон Муталя был возведен малолетний сын Хац'о'м-Куха Йаш-Ну'ун-Айиин I (379-404) [14]. Победители разрушили древние монументы с надписями, а некоторые были перенесены в городки, окружавшие столицу: Эль-Энканто, Волантун, Коросаль, Эль-Темблор. Возможно, это передвижение сопровождалось также перемещением старой элиты, выселенной из центра города [15]. Сийах-К'ак' стал верховным правителем с титулом кало'мте, который с этого времени вплоть до позднеклассического времени становится обозначением гегемонов всех низменностей майя.

Где располагался Хонохвиц? Это название больше никогда не упоминается в иероглифических текстах. Ясно лишь, что это было мощное государство, имевшее тесные контакты с Мутальским царством и расположенное за пределами Петена и, видимо, за пределами области майя. Об этом говорит тот факт, что Сийах-К'ак' отправился в поход 24 августа 377 г. [16] , а решающая битва произошла 13 января 378 г., то есть ему понадобилось 142 дня, чтобы добраться до Муталя. Йаш-Ну'ун-Айиин тоже путешествовал долго, так как отправился 26 декабря 378 г., а был официально провозглашен царем 13 сентября 379 г. Кроме того, титул «западный кало'мте», ассоциирующийся с новыми правителями, указывает на их происхождение с запада. Центральномексиканская идеология и искусство, новые боги, которых принесли с собой победители, подчеркивают их чужеземность. На немайяское происхождение Хац'ом-Куха и его наследников указывает и то, что в надписях титул стоит до имени: «кало'мте Хац'ом-Кух», «кало'мте Сийах-К'ак'», в то время как в иероглифическом майя титулы идут после имен [17].

Американский эпиграфист Дэвид Стюарт на новом уровне обосновал гипотезу Проскуряковой о «вторжении чужеземцев». Он предположил, что Хац'о'м-Кух был в реальности царем Теотиуакана, подчинившим своей власти Петен. Его именной иероглиф, записанный логограммой в виде совы с щитом и копьеметалкой, часто встречается в Теотиуакане, где он связан с персонажами высокого ранга, осуществляющими военные функции [18]. По мнению Стюарта, «Сова, метающая копья» - титул царей Теотиуакана. Бог-покровитель новой династии, на майя называвшийся Вашаклаху'н-Убаах-Чан («Восемнадцатиликий Змей»), опознается как теотиуаканский «Мозаичный Змей», которому был посвящен «Храм Кецалькоатля». Несмотря на высказывавшуюся критику, гипотеза Стюарта была принята наиболее крупными мировыми эпиграфистами [19].

Теотиуаканская армия под руководством Сийах-К'ак'а должна была двигаться по побережью Мексиканского залива, затем прошла через низовья Усумасинты и, поднявшись по реке Сан-Педро-Мартир, оказалась в Петене. Стюарт указывает, что в надписи из Эль-Перу, столицы царства Вака, прибытие Сийах-К'ак'а датировано 4 января 378 г. [20] Сийах-К'ак' затратил на поход 142 дня, что при расстоянии между Муталем и Теотиуаканом 1013 км дает среднюю скорость передвижения около 7 км в день, что вполне реально для пешего войска, несущего с собой все запасы.

На наш взгляд вряд ли можно говорить о полномасштабном «вторжении чужеземцев»; конфликт явно носил не этнический, а династический характер. Хац'о'м-Кух был женат на мутальской царевне Иш-Уне-Балам, тезке царицы, правившей Муталем в начале IV в. [21] Неслучайно то внимание, которое уделил этой малоизвестной правительнице, внук Хац'о'м-Куха Сийах-Чан-К'авииль II. В интерпретации надписи на стеле 31 мутальская история в IV в. выглядит следующим образом: Иш-Уне-Балам - Чак-Ток-Ич'аак II - Йаш-Ну'ун-Айиин I. По-видимому, прецедент перехода власти по женской линии был использован победителями для легитимизации своей власти, и Йаш-Ну'ун-Айиин рассматривался как законный претендент на трон.

В низменностях майя свидетельства контактов с Теотиуаканом прослеживаются значительно ранее 378 г. Архитектурный элемент талуд-и-таблеро отмечен в Тикале уже с начала IV в. н. э. в группе 6С-ХVI и в пирамидальных храмах комплекса «Затерянный Мир» [22]. Массовое распространение нового художественного стиля и идеологии начинается позже, только с последней четверти IV в. Если рассмотреть все известные нам примеры, то видно, что теотиуаканоидные черты прослеживаются в следующих областях: а) царская идеология (иконография); б) монументальная архитектура (талуд-и-таблеро); в) религиозные культы высшей знати; г) военная сфера (восприятие элементов вооружения - копьеметалок, прямоугольных щитов, защитного вооружения).

Существование активных торговых контактов между майя и Центральной Мексикой подтверждается данными из «Квартала торговцев» - района на востоке Теотиуакана, населенном выходцами с побережья Мексиканского залива и майя [23]. «Квартал торговцев» был основан между 300 и 450 гг. просуществовал до VII в. Археологические данные показывают, что, хотя его обитатели и восприняли местную материальную культуру, они достаточно долго сохраняли свою идентичность. Например, в квартале практически отсутствуют комали [24] , что говорит о сохранении собственной кулинарной традиции. Ритуальная практика сочетала в себе как местные, так и иноземные черты: жители квартала использовали теотиуаканские курильницы, но часто клали в захоронения импортную парадную керамику [25]. Теотиуакан получал от майя жад и какао, а в обмен экспортировал керамику и обсидиан из месторождений Центральной Мексики (Пачука, Отумба и др.), составлявший в Петене до 30% [26]. Помимо купцов, обитавших в «Торговом квартале», в Теотиуакане, видимо, имелись и официальные посольства майяских царств. Об этом говорят настенные росписи в майском стиле и иероглифические надписи в Тетитле - одном из высоскостатусных компаундов [27].

Аналогом Тетитлы в Йашмутале можно считать группу 6С-ХVI, расположенную к югу от эпицентра Тикаля. Судя по архитектуре, с момента своего возникновения (около 300 г.) это была резиденция знатного рода, происходившего из Теотиуакана. Весь комплекс представляет собой теотиуаканский компаунд, хотя и нетипичный. Позднее, на рубеже IV-V вв., его обитатели быстро майянизировались, заимствовав погребальный обряд и практику жертв-тайников, при этом сохраняя и подчеркивая свою идентичность, используя импортированную из Центральной Мексики тонкостенную оранжевую керамику и серый обсидиан [28]. В 414 г. вассал кало'мте Сийах-К'ак'а Ч'амак воздвиг в группе каменный монумент с надписью, по-видимому, изображавший боевое знамя Хац'о'м-Куха. Анклава, аналогичного «Кварталу торговцев» в Петене пока не найдено.

Область майяских низменностей не была единственным регионом, активно взаимодействовавшим с Теотиуаканом. Схожая картина переплетения торговых и политических связей наблюдается и в других регионах Мезоамерики - в горной Гватемале и в Оахаке.

В Каминальхуйу в горной Гватемале было обнаружено большое количество теотиуаканоидной керамики, статуэток и зеленого обсидиана. В монументальной архитектуре встречается много заимствованных из Мексики элементов (талуд-и-таблеро, лестницы с балюстрадами и т.д.). Существует точка зрения, что долина Гватемалы подверглась прямому завоеванию теотиуаканцев, создавших здесь форпост своей торговой экспансии [29].

Теотиуаканские торговцы проникли в долину Гватемалы в начале V в. с тихоокеанского побережья. Сначала фактория существовала под контролем Каминальхуйу и находилась вдали от столицы, на городище Солано, а торговля с чужеземцами была, монополизирована царями. К концу V в. пришельцы перебрались в Каминальхуйу и инкорпорировались в состав элиты (вероятно, путем браков со знатными родами), принеся с собой новые религиозные и идеологические концепции и искусство. Тем не менее, теотиуаканский квартал был ограничен определенным районом на периферии города [30]. В 550-600 гг. произошли важные изменения. Прежние резиденции правителей были оставлены, а центр переместился в Акрополь, где были воздвигнуты массивные сооружения с талуд-и-таблеро и лестницами с балюстрадами [31]. В это время государство Каминальхуйу достигло наивысшего расцвета, контролируя районы за пределами долины Гватемалы. Монументальная скульптура демонстрирует сильное теотиуаканоидные черты. Однако, параллельно торговля с Центральной Мексикой пришла в упадок и постепенно совсем угасла. Редкость импортных товаров привела к их концентрации в руках высшей знати. Вскоре после этого, в VII в. единая полития в долине Гватемалы распадается на две, поделившие долину пополам [32].

Нет никаких свидетельств завоевания Каминальхуйу теотиуаканцами - следов пожаров, милитаристской иконографии и т.д. На протяжении всего среднеклассического времени (V--VI вв.) теотиуаканоидные влияния прослеживаются только в сфере «элитной» культуры. Жилая архитектура, бытовая посуда и домашние ритуалы не были затронуты ими ни в малейшей степени [33]. Знать сознательно использовала чужеземную религию, идеологию и искусство, чтобы подчеркнуть свой статус по сравнению с другими социальными слоями, но не порывала с традиционными верованиями, создавая новую синтетическую идеологию, по-прежнему направленную на интеграцию общества.

В долине Оахаки (штата Оахака, Мексика) государство сложилось одновременно с Теотиуаканом [34]. Свидетельства об активных контактах между Монте-Альбаном и Теотиуаканом относятся к III-V вв. В III в. на периферии Теотиуакана был основан оахакский квартал Тлаилотлакан. На протяжении всего классического периода здесь существовало компактный (1-2 га) комплекс с населением в 600-1000 человек. Его обитатели жили в стандартных теотиуаканских компаундах, но сохранили собственный погребальный обряд, основные виды домашней керамики и ритуалы [35]. Здесь были найдены погребальные урны и небольшая палетка с сапотекскими календарными знаками. Функция квартала до сих пор неясна, хотя наиболее вероятно, что это была торговая фактория.

Аналогичного поселения в Монте-Альбане не обнаружено, хотя на Северной платформе были найдены керамика из долины Мехико, а также одна статуэтка. Никаких реальных свидетельств влияния Теотиуакана в Монте-Альбане нет: количество привозных материалов и предметов не идет ни в какое сравнение с Каминальхуйу. Два государства поддерживали между собой постоянные дипломатические отношения, о чем свидетельствуют изображения теотиуаканских послов на монументах IV-VI вв. [36] Оценивая уровень контактов между Монте-Альбаном и Теотиуаканом в целом, можно сделать вывод, что теотиуаканская религия, идеология и искусство, видимо, не рассматривались в Оахаке как «иные» или престижные.

Сийах-К'ак' остался в землях майя и управлял Петеном с титулом кало'мте или «западный кало'мте». Этот загадочный титул в ранне- и среднеклассическое время обозначал наивысший ранг в политической иерархии. Одновременно мог существовать только один кало'мте, за исключением случая, когда его параллельно носили Хац'о'м-Кух и Сийах-К'ак'. Это объясняется тем, что, скорее всего, последний был родственником повелителя Хонохвица и управлял завоеванными землями на правах соправителя. Расположение столицы Сийах-К'ак'а неизвестно. Второй уровень властной иерархии занимали местные цари. Все они, включая мутальского Йаш-Ну'н-Айиина I, считались вассалами (y-ahaw) и воцарялись по его «повелению».

После смерти Сийах-К'ак'а в начале V в. в Петене не возникло отдельной династии, и единственным кало'мте остался Хац'о'м-Кух. Его власть распространилась далеко на юг в 427 г., когда К'инич-Йаш-К'ук'-Мо, также называвший себя «западный кало'мте», основал на крайнем юго-востоке низменностей Мотагуа новое царство - Шукууп (Копан). К'ук'-Мо (без почетного эпитета К'инич) упоминался в Мутале еще в 406 г. вместе с Сийах-К'ак'ом [37]. Его претензии на титул «западный кало'мте» указывают на родственные связи с династией Хонохвица. Наиболее вероятно, что он был близким родичем Сийах-К'ак'а и, возможно, претендовал на его наследство. Возможно, между Йаш-К'ук'-Мо и мутальской ветвью потомков кало'мте возникли трения, и он был отправлен на юг, где основал новое царство. Такой сценарий хорошо объясняет последующие тесные связи шукуупских правителей с Петеном и их высокий статус в политической иерархии.

Смерть Сийах-К'ак'а ознаменовала тот момент, когда гегемония стала переходить в руки мутальской династии. Внук Хац'о'м-Куха Сийах-Чан-К'авииль II, правивший в Мутале в 411-456 гг., часто апеллировал в надписях к своему деду, однако действовал как вполне независимый властитель. В его правление происходит своеобразное «майяское возрождение» и теотиуаканский стиль в иконографии верховной власти сменяется синкретическим майя-теотиуаканским с преобладанием первого компонента. В изображении на стелах мастера возвращаются к древнему канону: правитель со «змеиной полосой» в руках. Царские регалии указывают на женских предков, связывая царя с древней династией [38].

Самым значительным памятником царствования Сийах-Чан-К'авииля II является стела 31 [39]. На ней представлен царь в момент коронации. На боковых сторонах изображен Йаш-Ну'ун-Айиин I в боевом теотиуаканском облачении. Надпись на обороте - главный источник по раннеклассической истории Муталя с начала IV до середины V в. В ней содержится перечисление некоторых царей I династии (с упором на Иш-Уне-Балам), рассказывается об установлении II династии и вкратце - о правлении самого Сийах-Чан-К'авииля II. В тексте также говорится о смерти Хац'о'м-Куха в июне 439 г. В целом стела 31 представляет собой материализованную идеологическую программу Сийах-Чан-К'авииля II, призванную объединить старые и новые традиции в обществе. Такая политика вела к превращению Мутальского царства в фактического гегемона в майяском мире.

Из иероглифических надписей майя нам известно несколько имен «западных кало'мте» V-VI вв. Преемником Хац'ом-Куха был, видимо, Кучан, упомянутый на кельте из Хуната в 450 г. Позже него, очевидно, правил Акан-Чан-Наах, упомянутый на стеле 32 из Копана, а в начале VI в. - Тахо'м-Ук'аб-Туун.

Муталь поддерживал дружественные отношения с Каминальхуйу, что отражается в бесперебойном поступлении обсидиана из месторождения в Эль-Чайяле, находившегося под контролем Каминальхуйу [40]. Однако о прямых дипломатических контактах с властителями горной Гватемалы известно лишь для царства Шукууп. От третьего царя Шукуупа, чье правление относят ко времени около 450 г. [41] сохранились стела 49 и резная ступень из храма 11-Sub [42] , в которых говорится, что эти монументы были дарами некоего правителя Тахаль-Балама. Его титул записан логограммой, изображающей голову мифической птицы. Примечательным является то, что она же встречается на вазах, найденных в Каминальхуйу [43]. На вазах майя обычно указывались имя и титулы владельца, следовательно данный иероглиф представляет собой титул царей Каминальхуйу [44]. На стеле 49 Тахаль-Балам назван «южным», что также связывает его с горной Гватемалой.

Если Сийах-Чан-К'авииль II еще называл себя «вассал западного кало'мте», но при его наследнике К'ан-Читаме (456 - около 486) цари Теотиуакана упоминаются все реже и реже. Окончательный разрыв произошел при Чак-Ток-Ич'ааке III (ок. 486-508). Архитектурные проекты нового правителя, сравнимые по масштабу со строительством его деда, свидетельствуют о его могуществе. Видимо, в конце своего правления он покончил с зависимостью от Теотиуакана и выступил претендентом на «мировое» господство. Его дочь Иш-Йок'ин (511-537) и сын Вак-Чан-К'авииль (537-562) официально стали именовать себя кало'мте.

Через две недели после смерти Чак-Ток-Ич'аака III летом 508 г. Ах-Балам, «человек из его рода» ('u-yahawte'), был захвачен в плен где-то на Усумасинте царем Сийахчана-Йашчилана [45] Хой-Баламом I. Со второй четверти V в. в Западном регионе области майя развернулась ожесточенная борьба между Сийахчаном (Йашчилан) с одной стороны и Йокибом (Пьедрас-Неграс) и Ак'е с другой. Хой-Баламу I (499-526?) удалось в 499 г. разгромить Ак'е, между 500 и 508 гг. - Йокиб, а в 508 г. -Ах-Балама. Поскольку Муталь воевал на стороне Йокиба, то царь последнего был в числе вассалов Чак-Ток-Ич'аака III.

Титул 'u-yahawte' обычно применяется к людям, официально принадлежащим к «дому» того или иного владыки и, вероятно, относится к представителям различных боковых линиджей. Ах-Балам назван mayul o'lis k'uh («одаривающий? Сердце-Бога») - судя по этому, он был не вассальным или областным правителем, а выполнял религиозные функции и занимал высокое положение при мутальском дворе. Такой высокий сановник мог попасть в плен к сийахчанскому царьку лишь в случае, если была задействована вся мутальская армия. Возможно даже, что в походе принял участие сам Чак-Ток-Ич'аак III. О его смерти упоминается в надписи из Тонины (столица царства Попо) среди упоминаний о смертях местных правителей.

Через шесть лет положение изменилось. В июне 514 г. уже царь Йокиба одержал победу над Хой-Баламом I и захватил его в плен вместе с еще двумя династами. В триумфальной надписи победитель называет себя вассалом «западного кало'мте» [46]. Позднейшая надпись PNG: Lnt. 2 сообщает, что перед этой победой в ноябре 510 г. йокибский правитель «принял ко'хав … пред ликом Тахо'м-Ук'аб-Тууна, западного кало'мте» [47]. Под ко'хавом имелся в виду военный мозаичный шлем, копирующий центральномексиканские мозаичные головные уборы. Принятие ко'хава из рук теотиуаканского повелителя знаменовало переход Йокиба из вассалов Муталя в лагерь его противников. Ицам-К'ан-А'к III (639-686) в своей надписи упомянул события 510 г. в связи с собственным «принятием ко'хава», на этот от царя Каналя, в октябре 658 г., когда Ну'ун-Холь-Чаак пытался переправиться через Усумасинту. Два ритуала четко связываются между собой, что говорит о том, что в 510 г. Йокиб и «западный кало'мте» также были врагами Муталя [48].

Таким образом, в начале VI в. между Мутальским царством и Теотиуаканом разгорелась война. Поход на Усумасинту летом 508 г. был, скорее всего, направлен против Тахо'м-Ук'аб-Тууна или его вассалов. Принятие мутальскими царями титула кало'мте совпало по времени с общим ослаблением Теотиуаканского государства в начале фазы Шолалпан [49]. Археологические данные показывают, что к началу VI в. оно теряет контроль за северными долинами (Тула и Мескиталь в Идальго), куда начинают проникать мелкие группы варваров [50]. Это свидетельствует о хорошей осведомленности майя о ситуации в Центральной Мексике.

 


Комментарии

[1] Morley S.G. The Ancient Maya. Stanford, 1947; Morley S.G., Brainerd G.W. The Ancient Maya. 3rd ed. Stanford, 1956; Thompson J.E. The Rise and Fall of Maya Civilization. Norman, 1954.

[2] Kidder A.V., Jennings J.D., Shook E.M. Excavations at Kaminaljuyu, Guatemala. Washington, 1946; Borhegyi S. Una fecha de C-14 para la influencia teotihuacana en Guatemala // Estudios de cultura maya. México, 1967. Vol. 6; Coe W.R. A summary of excavations and research at Tikal, Guatemala: 1956-61 // American Antiquity. 1962. Vol. 27, № 3. P.479-507; Pendergast D.M. Evidence of early Teotihuacan-lowland Maya contact at Altun Ha // American Antiquity. 1971. Vol. 36, № 3. P.455-460.

[3] Millon R. The study of urbanizm at Teotihuacan // Mesoamerican Archaeology: New Approaches. Austin, 1974. P.335-362; Он же. Teotihuacan: City, State, and Civilization // Supplement to the Handbook of Middle American Indians. Vol. 1. Austin, 1981. P.198-243; Он же. The Last Years of Teotihuacan's Dominance // The Collapse of Ancient States and Civilizations / Ed. by N. Yoffee and G. Cowgill. Tucson, 1988. P.102-164.

[4] Millon R. The Last Years... P. 113.

[5] Diehl R. A Shadow of Its Former Self: Teotihuacan during the Coyotlatelco Period // Mesoamerica After the Decline of Teotihuacan. Washington, 1989. P.15; Mastache A.G., Cobean R.H. The Coyotlatelco Culture and the Origins of the Toltec State // Mesoamerica After the Decline of Teotihuacan. Washington, 1989. P.49-51; Hirth K., Angulo J. Early State Expansion in Central Mexico: Teotihuacan in Morelos // J. of Field Arch. Boston, 1981. Vol. 8. P.135-150; García A., Merino L. Situación cultural en Tlaxcala durante el apogeo de Teotihuacán // Arqueología Mesoamericana. Homenaje a William T. Sanders. México, 1996. Vol. 1. P.281-316.

[6] Proskouriakoff T. Historia Maya. México, 1994. P.28­-33, 34-37.

[7] Martin S., Grube N. Chronicle of Maya Kings and Queens. London, 2000. P.195.

[8] Coe W.R. Op. cit. P.499-500; Sanders W.T., Price B. Mesoamerica: The Evolution of a Civilization. New York, 1968.

[9] См. посмертно опубликованные материалы Проскуряковой в: Proskuriakoff T. Op. cit. P.28-33.

[10] Coggins C.C. Painting and Drawing Styles at Tikal: An Historical and Iconographical Reconstruction. Ph.D. diss., Harvard University. 1975. P.142; Она же. Teotihuacan at Tikal in the Early Classic // Actes de XLII Congres International des Americanistes. Paris, 1979. T.8. P.251-269.

[11] Culbert T.P. Maya political history and elite interaction: a Summary View // Classic Maya political history: hieroglyphic and archaeological evidence. Cambridge, 1991. P.315-316; Он же. Political history and the decipherment of Maya glyphs // Antiquity. 1988b. Vol. 62. P.133.

[12] Schele L., Freidel D. A Forest of Kings: Untold Story of the Ancient Maya. New York, 1991. P.130-164.

[13] См.: Stuart D. A Study of Maya Inscriptions. Unpublished Ph.D. Dissertation. Vanderbuilt University, Nashville, Tennessee. 1995. P.315-320; Он же. The "arrival of strangers": Teotihuacan and Tollan in Classic Maya history // Mesoamerica's Classic Heritage: From Teotihuacan to the Great Aztec Temple / Ed. by D. Carrasco, L. Jones and S. Sessions. Niwot, 2000. P.465-513; Martin S., Grube N. Op. cit. P.29-35.

[14] В надписи TIK: St. 31 (F19-E20) Йаш-Ну'ун-Айиин I под 396 г. назван «однодвадцатилетним царем», то есть он родился не ранее октября 376 г. В Петен он отправился в декабре 378 г. (TIK: MT. 35) и стал царем в сентябре 379 г. (TIK: St. 4; TIK: St. 31, F8-F11).

[15] Martin S. At the Periphery: The Movement, Modification and Re-Use of Early Monuments in the Environs of Tikal // The Sacred and the Profane: Architecture and Identity in the Southern Maya Lowlands. 3rd European Maya Conference, University of Hamburg, November 1998. Markt Schwaben, 2000. P.51-59; Stuart D. A Study of Maya Inscriptions... P.471, 507.

[16] Об этом говорит надпись TIK: MT. 33 (см.: Jones C. The life and times of Ah Cacau, ruler of Tikal // Primer Simposio Mundial sobre Epigrafia Maya. Guatemala, 1987. P.117, fig. 6), относящаяся к VIII в., но описывающая раннеклассические события. Серия надписей (TIK: MT. 31 - МТ. 36) была высечена на костях, найденных в погребении Хасав-Чан-К'авииля (682-734). Хасав-Чан-К'авииль неоднократно подчеркивал свою преемственность с «западными кало'мте», поэтому неудивительно, что в его погребении сохранились тексты, посвященные событиям основания династии.

[17] Lacadena A. Nominal Syntax and the Linguistic Affiliation of Classic Maya Texts // The Sacred and the Profane: Architecture and Identity in the Southern Maya Lowlands. 3rd European Maya Conference, University of Hamburg, November 1998. Markt Schwaben, 2000. P.111-128.

[18] Stuart D. A Study of Maya Inscriptions... P.315-320; Он же. The "arrival of strangers"... P.485-487.

[19] Martin S., Grube N. Op. cit. P.29-35.

[20] См.: Stuart D. The "arrival of strangers"... P.479-480. Надпись PRU: St. 15 относится к несколько более позднему времени - около 416 г., но упоминает и более ранние события.

[21] Неясно, была ли она дочерью Чак-Ток-Ич'аака II или происходила из какой-то боковой линии.

[22] Laporte J.P. Tikal y Teotihuacan en el Clásico Temprano: alternativas en su relación // Memorias del Primer Congreso Internacional de Mayistas: Mesas redondas. Arqueologá. Epigrafía. México, 1992. P.322-323, 325-326.

[23] Rattray E. Los barrios foraneos de Teotihuacán // Teotihuacán: Nuevos datos, nuevas síntesis, nuevos problemas / Ed. por E. McClung de Tapia y E. Rattray. México, 1987. P. 243-273; Spence M. A comparative analysis of ethnic enclaves // Arqueología Mesoamericana. Homenaje a William T. Sanders. México, 1996. Vol. 1. P.333-353.

[24] Комаль - особой формы блюдо, использовавшееся в Мезоамерике для приготовления кукурузных лепешек тортильяс.

[25] Spence M. Op. cit. P.337-338.

[26] Nelson F.W., Clarke J.E. Obsidian production and exchange in Eastern Mesoamerica // Rutas de intercambio en Mesoamérica. III Coloquio Pedro Bosch Gimpera. México, 1998. P.282, 293.

[27] Foncerada de Molina M. Pintura mural en Cacaxtla y cosmopolitismo teotihuacano // Antología de Cacaxtla / A. García Cook y L.B. Merrino Gorrión, comp. México, 1995. Vol. 1. P.317-325; Она же. Reflexiones en torno a la pintura mural de Cacaxtla // Antología de Cacaxtla / A. García Cook y L.B. Merrino Gorrión, comp. México, 1995. Vol. 1. P.217-222, fig. 10-17.

[28] Laporte J.P. Op. cit.; Spence M. Op. cit. P.346-348.

[29] Гуляев В.И. Древнейшие цивилизации Мезоамерики. М., 1972. C.142-143, 225; Coe M.D. The Maya. 5th ed. London, 1995. P.105.

[30] Murdy C.N. Prehispanic Settlement and Society in the Valley of Guatemala, 1500 B.C. - A.D. 1524 // Arqueología Mesoamericana. Homenaje a William T. Sanders. México, 1996. Vol. 2. P.104-105.

[31] Michels J.W. The Kaminaljuyu Chiefdom. University Park, 1979. P.198-199.

[32] Murdy C.N. Op. cit. P.106.

[33] Sanders W.T. Ethnographic Analogy and the Teotihuacan Horizont Style // Kaminaljuyu and Teotihuacan: A Study in Prehistoric Culture Contact / Ed. by W. Sanders, J. Michels. University Park, 1977. P.397-410.

[34] Blanton R.E., Feinman G.M., Kowalewski S.A., Nicholas L.M. Ancient Oaxaca. The Monte Alban State. Cambridge, 1999; Marcus J., Flannery K.V. Zapotec Civilization: How Urban Society Evolved in Mexico's Oaxaca Valley. London, 1996.

[35] Paddock J. The Oaxaca Barrio at Teotihuacan // The Cloud People. Divergent Evolutions of the Zapotec and Mixtec Civilizations / Ed. by K.V. Flannery, J. Marcus. New York et al., 1983. P.170-175; Rattray E. Los barrios foraneos... ; Spence M. Op. cit. P.339-340.

[36] Marcus J. Teotihuacan Visitors on Monte Alban Monuments and Murals // The Cloud People. Divergent Evolutions of the Zapotec and Mixtec Civilizations / Ed. by K.V. Flannery and J. Marcus. New York et al., 1983. P.175-181; Marcus J., Flannery K.V. Op. cit. P.219-221, 231-233.

[37] Надпись на так называемом «Человеке из Тикаля» - статуе, изображавшей Чак-Ток-Ич'аака II, на спине которой в начале V в. был нанесен иероглифический текст (Martin S. Op. cit. P.57-58).

[38] Martin S., Grube N. Op. cit. P.34.

[39] См.: Jones C., Satterthwaite L. The Monuments and Inscriptions of Tikal: The Carved Monuments. Philadelphia, 1982. Fig. 51-52.

[40] Arnauld C. El comercio clásico de obsidiana: rutas entre tierras altas y tierras bajas en el Area Maya // Latin American Antiquity. 1990. Vol. 1, № 4. P.360; Nelson F.W., Clarke J.E. Op. cit. P.292-293.

[41] Martin S., Grube N. Chronicle of Maya Kings... P.192, 196.

[42] Schele L. The Early Classic Dynastic History of Copán. Interim Report 1989. Austin, 1990. P.28, 29.

[43] Kidder A.V., Jennings J.D., Shook E.M. Op. cit. Fig. 204c.

[44] Похожий иероглиф иногда используется для записи календарного периода в 20 лет, но в данном случае он не может читаться WINAKHAB.

[45] Царство в среднем течении Усумасинты со столицей на месте городища Йашчилан (древнее название - Танхасийахчан) носило то же название, что и древнее царство в Петене со столицей в городище Вашактун.

[46] Надпись PNG: Lnt. 12 (фото см.: Maler T. Researches in the Central Portion of the Usumasunta Valley. Cambridge, 1901; прорисовка: Montgomery J. Piedras Negras: The drawings of John Montgomery. Б.м.: б.г. P.66).

[47] Надпись PNG: Lnt. 2 (фото см.: Schele L., Miller M.E. The Blood of Kings. Dynasty and Ritual in Maya Art. New York, 1986. P.159, Plate 40; прорисовка: Ibid. P.149, Plate 40a).

[48] Это подтверждается и тем, что когда К'инич-Татбу'-Холь II (526 - ок. 550) из Сийахчана возобновил активную военную политику, его противники остались практически теми же - прежде всего Ак'е - за исключением Муталя, место которого занял Каналь.

[49] Millon R. Teotihuacan... P.222.

[50] Mastache A.G., Cobean R.H. Op. cit. P.51,55; Polgar Salcedo M. La periferia en la continuidad y el colapso. Los asentamientos del periodo Clásico en el occidente del Valle de Mezquital // Arqueología. México, 1998. № 20. P.46-47.